закрыть

Есть ли у ЦБ шанс вернуть 290 млрд рублей с экс-владельцев банка «Открытие»?

Елена Пешкова Forbes Contributor
Фото Andrey Rudakov / Bloomberg via Getty Images
Рассмотрение аналогичного иска Промсвязьбанка к его бывшим собственникам братьям Алексею и Дмитрию Ананьевым показывает, что и в деле банка «Открытие» будет выбрана стратегия «нельзя выиграть — затяни»

Банк «Открытие» (в лице Банка России) подал иск о взыскании убытков с акционера АО «Открытие Холдинг», совладельца банка Вадима Беляева и его топ-менеджеров Рубена Аганбегяна, Евгения Данкевича, Елены Будник и Геннадия Жужлева на рекордную сумму 289,5 млрд рублей. Есть ли у ЦБ шанс вернуть более четверти триллиона денежных средств?

Учитывая, что кейсов, подобных этому, практически нет, попробуем на примере развития аналогичного разбирательства с участием Промсвязьбанка предположить, как будет развиваться дело по иску банка «Открытие».

Промсвязьбанк обратился с иском в Арбитражный суд города Москвы 21 декабря прошлого года, к делу было привлечено 12 граждан (в том числе бывшие совладельцы банка братья Алексей и Дмитрий Ананьевы и его бывшие топ-менеджеры) и компания «Промсвязь Капитал Б.В.» (Нидерланды). Сумма убытков, предъявленная к бывшим владельцам и топ-менеджерам банка, отличается от претензии «Открытия» незначительно — 282 млрд рублей. Дело рассматривает судья Иван Худобко, имеющий хороший опыт разрешения споров о взыскании убытков с топ-менеджмента.

За истекшие полгода по делу было проведено четыре предварительных судебных заседания, суд рассмотрел целый ряд ходатайств, заявленных истцом и ответчиками, в т. ч. о привлечении к участию в деле новых лиц, об истребовании доказательств, об оставлении иска без рассмотрения и прочих. По состоянию на начало июня ответчики, за исключением одного, так и не представили отзывы на иск банка, что делает невозможным определить итоговую совокупность обстоятельств, подлежащих доказыванию (на это указывает суд).

В целом создается впечатление, что ответчики пытаются максимально затянуть рассмотрение дела, заявляя ходатайства, которые подлежат дальнейшему обжалованию в апелляции. Этот прием хорошо известен судебным юристам и часто используется в ситуации, когда выбрана стратегия «нельзя выиграть — затяни».

С другой стороны, в конце мая суд наложил арест на денежные счета, недвижимое имущество и автомобили ответчиков. Это частично лишает смысла затягивать дело: произвести отчуждение своего имущества они теперь не могут. Но нельзя забывать и про репутационные риски: бывшие топ-менеджеры работают сейчас на других должностях, и пока дело рассматривается и ничего не доказано, работать можно более или менее спокойно.

С высокой долей вероятности можно предположить, что тактика защиты в деле банка «Открытия» принципиально не будет отличаться от описанной выше схемы. Что касается оснований для взыскания с бывших директоров и владельцев «Открытия» такой внушительной суммы, о них можно только догадываться. Обычно взысканию убытков предшествует оспаривание сделок. Однако по «Открытию» не было оспорено такое большое число сделок, как по Промсвязьбанку. Косвенно это указывает на отсутствие явного вывода активов из финансового учреждения накануне санации.

«Открытие» оспорило только покупку облигаций у ООО «О1 Груп Финанс» на 34 млрд рублей и последующее погашение за счет этих средств кредитов компаний группы О1 перед банком. В итоге задолженность по кредитам, частично обеспеченная залогами, была восстановлена. Поэтому нет оснований предъявлять убытки на 34 млрд рублей исключительно в связи с совершением этих сделок, т. к. средства, потраченные на покупку облигаций, в итоге вернулись к «Открытию», а задолженность группы О1 была восстановлена. Решение по этому делу вступило в законную силу только 10 июня, и определить вероятность взыскания восстановленной задолженности в банке едва ли успели, поэтому о наличии убытков на данный момент неизвестно.

Также «Открытие» оспорило ряд премий, выплаченных топ-менеджменту банка за три недели до введения временной администрации. Но сумма выплат, которая в совокупности составила менее 1 млрд рублей (отметим, что в ряде исков банку было отказано), тоже не могла настолько повлиять на сумму убытков.

Центробанк заявил, что убытки — это упущенная выгода, которая рассчитана как разница между ключевой ставкой и той, по которой была предоставлена финансовая помощь банку «Открытие». С применением этой статьи связано множество вопросов. Часть из них касается обоснования начисления ставки на весь объем финансирования согласно Плану участия (нередко он выходит за рамки восстановления платежеспособности банка и содержит решения по реорганизации, передаче неликвидных активов другим санируемым банкам и т. д.). Другой момент — наличие оснований для взыскания упущенной выгоды с руководства. Убытки подлежат взысканию за конкретные виновные действия. Необходимо установить, какие именно действия топ-менеджмента привели к необходимости санировать банк за счет средств Фонда консолидации банковского сектора (ФКБС). А это является очень непростой задачей. Отметим, что согласно одной из норм «Закона о банкротстве» доказать вину контролирующих лиц в ухудшении финансовых показателей банка должен истец.

Вопрос разделения недобросовестного и неразумного поведения и обычного делового риска — один из самых сложных при разрешении подобных споров о взыскании убытков с органов управления. Очевидно, что эта проблема полностью проявит себя и в упомянутых спорах. С уверенностью можно сказать одно — закрыть дело по банку «Открытие» получится очень не скоро.

Новости партнеров