Неожиданный лидер: банк из третьей сотни заработал больше всех в России на переводах компаний

Фото YAY / TASS
Небольшой банк ВРБ, созданный 13 лет назад с подачи Михаила Фрадкова, неожиданно стал лидером по доходам от переводов средств юрлиц без открытия счета. В акционерах у банка — выходец из ЦБ

В арбатских переулках на задворках элитного жилого комплекса стоит трехэтажный кирпичный особняк. Ограда, самодельные скворечники в тихом дворике. На входе две таблички гласят: «Коммерческий банк ВРБ», операционный офис «Московский». Банк занимает три этажа здания. На втором этаже висит портрет Платона Слепцова-Ойунского, основоположника якутской советской литературы и жертвы сталинских репрессий.

ВРБ по размеру активов находится почти в самом конце третьей сотни российских банков – 3,4 млрд рублей на 1 августа, 272 место. Но в этом году ему удалось обогнать все российские банки и стать лидером по объему заработанных комиссионных доходов от переводов юрлиц.

За первое полугодие 2019 года он заработал рекордную сумму комиссионных на переводах без открытия счета между юрлицами — 2,87 млрд рублей, свидетельствует отчетность банка на сайте ЦБ. По этому показателю банк стал лидером среди всех российских финансовых организаций по итогам первого полугодия, обогнав таких крупных игроков, как НКО «Монета», которая за шесть месяцев по той же статье заработала 727,5 млн рублей, и Киви Банк, собравшего 313 млн рублей комиссионных. Этот факт первым обнаружил начальник аналитического управления банка БКФ Максим Осадчий.

Как малоизвестному банку из третьей сотни это удалось?

От ВТБ к «футбольной команде»

Вьетнамско-Российский совместный банк (ВРБ) был создан в 2006 году во Вьетнаме. Идея родилась после визита в страну Михаила Фрадкова, занимавшего на тот момент пост премьера. За совместный проект взялись ВТБ и Банк Инвестиций и Развития Вьетнама. Предполагалось, что банк будет работать на благо двусторонних отношений. В 2009 году у ВРБ появилась и российская «дочка» с офисом в Москве.

Но российско-вьетнамская дружба на ниве банковского бизнеса продлилась недолго. В 2013 году из капитала банка вышли вьетнамские собственники, а в 2015 году – и структуры ВТБ, передав банк в частные руки. По состоянию на сентябрь 2019 года банк находится под контролем 12 владельцев-физлиц и одного юрлица — ООО «Центр Исследований Платежных Систем и Расчетов» (ООО «ЦИПСИР»).

Каждому акционеру принадлежит меньше 10% акций компании — такой состав собственников на жаргоне финансистов называют «футбольной командой». Самые большие доли по 9,9% принадлежат генеральному директору и совладелице платежной системы «БЭСТ» Заре Срапян и гражданину Австрии Якобу Митбрайту. Среди акционеров есть и Вадим Александрович Кузнецов. Ранее он руководил управлением развития розничных платежей Банка России. Два его знакомых сказали Forbes, что Кузнецов ушел из ЦБ примерно пять лет назад, а затем стал работать на платежном рынке.

Один из собеседников сказал, что Кузнецов после ухода из ЦБ работал советником по развитию законодательства в банке «Открытие». Кроме того, человек с такими же именем и фамилией числится и в качестве сотрудника Управления по работе с органами государственной власти и общественными организациями ПАО «Банк ВТБ». В пресс-службе «Открытия» Forbes сообщили, что в настоящее время Кузнецов в банке не работает. Пресс-служба ВТБ на запрос Forbes не ответила. В пресс-службе ВРБ Forbes сказали, что Кузнецов не занимается операционной деятельностью и «входил в банк в качестве пассивного инвестора, рассматривая свое участие как инвестицию в финтех-стартап».

Сам Кузнецов передал через общего знакомого, что не хочет общаться с Forbes.

Из грязи в князи

До апреля 2018 года доходы банка были весьма скромными и ограничивались в основном доходами от операций с валютой, следует из его отчетности. Но весной прошлого года ситуация резко изменилась. Банк с нуля стал наращивать объем комиссионных доходов за переводы средств юрлицами, начав специализироваться исключительно на расчетно-кассовом обслуживании. Для сравнения, за первое полугодие 2019 года банк заработал всего 107,9 млн рублей процентных доходов, что в 26 раз меньше доходов от комиссии за переводы.

Откуда у банка из третьей сотни могут быть такие комиссионные доходы?

В банке доходы объясняют сотрудничеством с крупными клиентами. ВРБ является расчетным банком для многих компаний, что и объясняет большие комиссионные доходы, рассказала Forbes генеральный директор банка Татьяна Федорцова. ВРБ работает как расчетный банк для проектов в области электронной коммерции и предоставляет свою инфраструктуру для финтех-компаний. Также среди клиентов банка есть микрофинансовые организации, компании MAXIMA TAXI и «Рули.ру», управляющие компании ЖКХ и ломбарды, рассказала Федорцова. Еще ВРБ является оператором электронных денежных средств для Ubank, CKassa, добавила она.

«Комиссионный доход складывается в том числе из комиссии банков-партнеров», — сказала Федорцова. По ее словам, среди партнеров банка есть и крупные банки — Альфа-банк, «Зенит», «Уралсиб», «ФК Открытие». В «Зените» и «Уралсибе» подтвердили факт сотрудничества, Forbes ожидает ответов от «Альфа-банка» и «Открытия».

Однако большое число клиентов не объясняет, почему доходы банка стали расти резко с апреля 2018 года.

Преемник «Воронежа»

Такой быстрый рост комиссионных мог появиться из-за перехода в банк клиентов другой организации, например той, у которой примерно в это время отобрали лицензию, предполагает собеседник Forbes на платежном рынке.

Два других источника Forbes называют ВРБ преемником банка «Воронеж», у которого ЦБ летом 2018 года отозвал лицензию за вывод активов. Банк «Воронеж», как и сейчас ВРБ, с 2017 года работал с мобильными операторами Тele2 и «Билайн», предоставляя им инфраструктуру для переводов средств по номеру телефона. В ВРБ не скрывают, что там работают с обоими операторами, называя их в числе финтех-стартапов, которым банк предоставляет инфраструктуру для переводов.

В Тele2 Forbes подтвердили, что банк является ключевым партнером компании, указав, что на «него приходится значительная доля выручки Tele2 в сегменте мобильной коммерции». Точную долю в пресс-службе назвать отказались.

В пресс-службе «ВымпелКом» Forbes сообщили, что банк ВРБ – один из партнеров оператора по приему абонентских платежей. Оператор и банк работают с сентября 2018 года, процент платежей раскрыть отказались.

На этом сходства не заканчиваются. «Воронеж» и БК ВРБ объединяет и работа с платежной системой «БЭСТ».

Банк «Воронеж» был расчетным центром для системы «БЭСТ» до отзыва лицензии летом 2018 года. ВРБ стал им в апреле 2018 года, за пару месяцев до того, как у «Воронежа» отозвали лицензию. И именно с этого месяца у ВРБ и начали расти комиссионные доходы. На его мощности могли переходить клиенты «Воронежа». На апрель 2018 года комиссионные доходы банка «Воронеж» от переводов юрлиц без открытия счета составляли 1,8 млрд рублей.

Структура собственников «БЭСТ» и ВРБ связаны. Совладелицей и генеральным директором платежной системы «БЭСТ» является Зара Срапян – один из акционеров банка ВРБ и бывший сотрудник платежной системы «Юнистрим». Доля в «БЭСТ» также есть у Владимира Пухова. Он же единственный владелец ООО ЦИПСИР — акционера банка ВРБ, свидетельствуют данные СПАРК.

Самые надежные российские банки по версии Forbes

Новости партнеров