Почему государство не может потратить триллионы рублей, но продолжает отъем денег у населения

Фото Andrey Rudakov / Bloomberg via Getty Images
Фото Andrey Rudakov / Bloomberg via Getty Images
Хотят ли этого российские власти или нет, в ближайшие годы в российской экономической политике произойдут существенные изменения, уверен экономист Сергей Гуриев

Колонка была написана за несколько недель до отставки правительства.

В России в 2020 году не будет кризиса. Впрочем, не стоит ожидать и темпов роста экономики выше 2%. Для ускорения роста необходимы институциональные реформы, которые российские власти уже перестали и обещать.

В российской экономической политике сложилась странная ситуация. С одной стороны, президент Владимир Путин, придя к власти, объявил масштабную программу национальных проектов. Правительство и министерства долго пытались посчитать, сколько на это потребуется денег. Выяснилось, что речь идет о триллионах (примерно 8 трлн рублей бюджетных денег за шесть лет текущего президентского срока). После того как источники средств для этих триллионов вроде бы нашли, выяснилось, что правительство эти триллионы потратить не может. В 2018 году бюджет не смог потратить 770 млрд рублей, в 2019 году не был потрачен 1 трлн рублей.

С чем это связано? Жесткие правила выделения бюджетных денег никуда не делись, поэтому к ним не боятся прикасаться только предприниматели со связями на самом верху. Возникает довольно странная ситуация. С одной стороны, правительство не может потратить те деньги, которые есть в бюджете, а с другой — продолжает отъем денег у населения. Проведена пенсионная реформа с заморозкой пенсионных накоплений, с 18% до 20% повышен НДС.

Неспособность потратить деньги красноречиво характеризует качество государственного управления в России. Российское государство занимает командные высоты в экономике, от него зависит, как будут тратиться деньги, но само оно тратить деньги не умеет. С другой стороны, оно знает, что ни на иностранные, ни на частные инвестиции рассчитывать больше не приходится. Масштабный отток капитала говорит о том, что российские предприниматели хорошо понимают риски инвестирования в России, а после введения санкций приток прямых иностранных инвестиций сократился практически до нуля. Поэтому какими бы неэффективными ни были государственные инвестиции, других источников роста у российского правительства не осталось.

Без инвестиций и ускорения экономического роста нельзя добиться ни роста реальных доходов населения, ни преодоления отставания от мировых лидеров. Так не может продолжаться долго. Хотят ли этого российские власти или нет, в ближайшие годы в российской экономической политике произойдут существенные изменения.

В 2020 году (как и в последующие несколько лет) в экономике и политике ключевую роль будет играть проблема транзита власти в 2024 году. Конституция не позволяет сохранить статус-кво. Необходим либо другой президент, либо другая Конституция. Это означает перераспределение ресурсов и полномочий на самом верхнем этаже государственной власти. Каким именно образом произойдет это перераспределение, останется неясным еще несколько лет, но все участники процесса понимают, что им в ближайшие годы нельзя подставляться. А самый простой способ подставиться — это прикоснуться к бюджетным деньгам.

При этом в России есть куда потратить бюджетные средства. Их можно и нужно вложить в человеческий капитал или инфраструктуру. Впрочем, бюджетные расходы дадут эффект только в условиях отсутствия коррупции, а российская власть пока не дает нам возможности предполагать масштабную борьбу с коррупцией. Пока что мы наблюдаем лишь бескомпромиссную войну как раз с теми, кто борется с коррупцией (ФБК).

Без институциональных реформ, способных вернуть предсказуемые правила игры и доверие к власти, в том числе к судебной, не стоит ожидать ускорения роста российской экономики.

Новые хозяева Белого дома: кто вошел в правительство Михаила Мишустина