Санация без боли: как помочь банкам умирать с достоинством

Фото Артема Геодакяна / ТАСС
Фото Артема Геодакяна / ТАСС
Пандемия COVID-19, падение цен на нефть и принимаемые государством меры поддержки бизнеса станут испытанием для российской банковской системы и неизбежно приведут к очередной зачистке банков и консолидации сектора. Кто и как управляет банковскими активами после отзыва лицензий регулятором?

Активный интерес к финансовому состоянию и деятельности банков регулятор начал проявлять с 2013 года. Пик зачистки пришелся на посткризисные 2015-2016 годы. Тогда масштабный отзыв лицензий привел к концентрации рынка и увеличению доли крупных банков. В эти годы в среднем за месяц до восьми банков лишались права продолжать деятельность. С 2014 года количество банков сократилось более чем в два раза, а первые пять крупных банков сконцентрировали 60,2 % активов всего российского банковского сектора (для сравнения:  показатель концентрации в 2013 году — 50,3 %).

Черным лебедем для российского банковского сектора в 2020 году может стать непредсказуемый экономический кризис, вызванный вкупе пандемией и шоковым падением цен на нефть.

Непростое время

О том, что вторая волна текущего кризиса с большей вероятностью затронет именно банковскую сферу и через три-шесть месяцев банки придется спасать, заявил председатель Счетной палаты РФ Алексей Кудрин. Аналогичной позиции придерживаются и некоторые представители банковского сектора. Так, главный управляющий директор Альфа-банка Владимир Верхошинский убежден, что после кризиса нас могут ждать отзыв лицензий и ликвидация банков. «Мелкие банки, банки-монолайнеры, те региональные банки, которые ведут свою деятельность на грани, — их всех ждет непростое время», — считает глава Альфа-банка.

Одновременно с этим Эльвира Набиуллина продолжает заявлять, что текущий кризис не повод для отзыва лицензий у банков. Однако сложно расценивать эти слова главы Центробанка как гарантию стабильности банковской системы в текущей ситуации. Причина довольно прагматична: другое заявление главы ЦБ РФ могло бы привести к оттоку капитала, в том числе массовому снятию наличных вкладчиками, спровоцировать дополнительную суету и панические настроения среди бизнеса и граждан.

Стоит сказать, что глава Банка России при этом не исключила ухода игроков с рынка по иным, не связанным с пандемией, причинам.

Наряду с этим еще на конец 2019-го года, до текущего кризиса, рейтинговое агентство «Эксперт РА» отмечало, что дефолт в течение ближайших 12 месяцев грозит 9,5% действующих банков.

Следует ожидать череды банкротств и ликвидаций банков и по причине беспрецедентной нагрузки на банковскую сферу со стороны государства — кредитные каникулы, беспроцентные займы бизнесу, длительность вынужденного периода самоизоляции. Агентством Fitch Ratings уже отмечено негативное влияние кризиса на кредитоспособность российских банков.

Причиной дефицита ликвидности может стать и обесценивание портфеля ценных бумаг на фоне пандемии, и отсутствие возвратов по кредитам, а также возможное изъятие размещенных средств корпоративными и розничными клиентами. Всплески снятия наличных в банках уже зафиксированы ЦБ РФ.

Серьезные опасения можно услышать и со стороны участников рынка. Так, аудиторы Банка «Восточный» недавно указали на сомнения в способности банка продолжать свою деятельность в обозримом будущем в связи с существенной неопределенностью из-за влияния пандемии. 

По мнению экспертов рейтингового агентства НКР, нельзя также исключать проблем с выполнением нормативов отдельными банками, обладающими невысоким запасом капитала на сегодняшний день.

Действительно, сложно представить, что банковский сектор сможет избежать потерь на фоне пандемии и шокового падения цен на нефть. Кризис в банковской сфере и как его проявление — зачистка банков путем отзыва лицензий, неизбежны. Вопрос лишь в том, когда именно ждать от Центробанка активных действий.

Стоит отметить, что хотя отзыв лицензий и банкротство банков — это в целом распространенная мировая практика, такое массовое «оздоровление системы» путем отзыва лицензий, прозванное зачисткой и даже геноцидом банков, — особенность именно российской банковской системы, явление с национальным колоритом.

Кто и как управляет банковскими активами после отзыва лицензий

Конечно, речь не идет об отзыве регулятором лицензий у крупных игроков рынка. Кризисом может быть спровоцирована зачистка именно мелких банков.

Между тем такие банки могут обладать внушительным портфелем активов, состоящем в том числе из активов, переданных бизнесом банку в залог при оформлении кредитов, — иногда это целые предприятия, недвижимость, акции/доли компаний, иное имущество. Так, в 2016 году, по оценкам экспертов Института экономической политики им.00 Е. Т. Гайдара, суммарный размер активов банков, у которых была отозвана лицензия, составил 1,7 трлн рублей.

Что происходит после отзыва лицензий? Банкротство и ликвидация банков. В обоих случаях управление в банках переходит к Агентству по страхованию вкладов (АСВ). Как и в любом другом банкротстве, задача АСВ как управляющего — сформировать конкурсную массу: выявить активы, а затем реализовать их.

При этом активы банков реализуются по банкротным правилам, на торгах. Торги могут проходить на выбранных АСВ площадках, но чаще АСВ самостоятельно выступает в качестве организатора торгов. Это обусловлено стремлением к сокращению расходов на осуществление процедур банкротства. Стремление это понятно: АСВ находится под пристальным вниманием всех участников процесса.

По информации с сайта АСВ, на текущий момент в процессе управляемой Агентством ликвидации находятся 365 банков. При этом у АСВ не всегда есть необходимые «мощности» для управления активами, тем более в таком объеме. 

В таких условиях реализация имущества, как представляется, может не отвечать целям эффективности и экономической целесообразности. Перед продажей сложные, комплексные активы не проходят процедуру оздоровления, при реализации же не учитывается профиль покупателя. Все это с неизбежностью приводит к уменьшению покупной цены.

При этом нужно понимать, что на фоне текущей нестабильной ситуации бизнесу будет сложно поддерживать бездефолтное состояние по полученным кредитам, поэтому в состав активов, управляемых АСВ, попадут и активы, заложенные бизнесом в обеспечение кредитов в случае их невыплаты. А это, повторим, могут быть целые предприятия. Бизнес невольно станет заложником ситуации — платить кредит нечем, заложенным имуществом управляет даже не банк, у которого ты брал кредит (которого выбирал по множеству критериев, с которым заключил договор и, возможно, оговорил индивидуальные условия), а сторонняя организация. 

Как уже было сказано, у АСВ довольно прагматичная и понятная цель — пополнение конкурсной массы. Достижение такой цели может осуществляться АСВ путем продажи активов любому покупателю по любой цене, поэтому целые предприятия (а вместе с ними и работники) перейдут к новым собственникам, купившим актив у АСВ.

Несложно представить, к чему описанная совокупность факторов (уязвимость банков, отсутствие, как представляется, у АСВ цели управлять активами и развивать их) может привести: целые предприятия могут перейти в руки приобретателей, не заинтересованных в их развитии или не обладающих должной компетенцией, что в конечном итоге приведет к ухудшению их состояния или полному прекращению деятельности.

Разумная альтернатива — переход к инвестиционной модели

Для того чтобы не допустить ухудшение состояния активов, принадлежащих санируемому банку, необходимо соблюсти два ключевых условия:

  • осуществлять профессиональное антикризисное управление активом до его продажи;
  • продавать актив профессиональным инвесторам, заинтересованным в его развитии.

Представляется, что в одиночку АСВ не решит поставленных задач: распоряжение имуществом банков по «банкротным» правилам не предполагает профессионального управления активами, а открытые торги не ограничивают участие в них любых лиц. Кроме того, заинтересованные лица часто лишены возможности участвовать в процедуре, поскольку информация о проведении торгов публикуется в специальных источниках и не таргетируется.

Наиболее эффективным способом решения указанной проблемы видится введение специального института антикризисного управления активами санируемых банков. Антикризисные управляющие обладают принципиально иными, более продвинутыми компетенциями в сфере деятельности предприятия, что позволит осуществить глубокое погружение в управление, провести аудит и реструктуризацию и повысить инвестиционную привлекательность актива.

Кроме того, антикризисная команда будет осведомлена о добросовестных инвесторах, которые могут быть заинтересованы в стратегическом приобретении такого актива, в связи с чем после прохождения стадии антикризисного управления имущество будет реализовано профильному приобретателю. В случае наличия нескольких претендентов уже между такими игроками можно проводить конкурентные процедуры, что в любом случае исключает доступ к приобретению актива со стороны недобросовестных и непрофессиональных субъектов.

К приобретению по инвестиционной модели могут быть привлечены и банки, которые смогут профинансировать его приобретение в полном объеме или в существенной части, например под залог актива. Это возможно только в случае, если банк убедится в хорошем состоянии актива, на что направлена стадия антикризисного управления.

Все это в еще большей степени поспособствует достижению целей, стоящих перед АСВ: ведь реализация имущества по значительно более высокой стоимости будет означать более эффективное пополнение конкурсной массы.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции