Рост инфляции, ослабление рубля и новые санкции: почему ЦБ придется притормозить снижение ключевой ставки

Фото Кирилла Зыкова / Агентство «Москва»
Эльвира Набиуллина Фото Кирилла Зыкова / Агентство «Москва»
Большинство аналитиков считают, что ЦБ в эту пятницу сделает паузу в снижении ставки — второй раз в этом году. На какие риски регулятору придется реагировать?

На ближайшем заседании совета директоров Банка России 18 сентября регулятор, скорее всего, во второй раз в году оставит ключевую ставку неизменной, на уровне 4,25%, говорят опрошенные Forbes банковские аналитики. Той же точки зрения придерживается большинство участников консенсус-прогнозов агентств Reuters и Bloomberg. До этого ставка снижалась трижды подряд, в апреле, июне и июле — на 0,5, 1 и 0,25 процентных пункта соответственно. В последний раз решение не менять ставку принималось в марте.

Регулятор до заседания посылал рынку умеренно мягкие сигналы. Например, зампред ЦБ Алексей Заботкин говорил 10 сентября, что Банк России в базовом сценарии предполагает сохранение мягкой денежно-кредитной политики в 2021 году. В то же время глава ЦБ Эльвира Набиуллина заявляла 8 сентября, что у регулятора есть пространство для смягчения денежно-кредитной политики, но он будет оценивать не только когда использовать это пространство, «но и вообще целесообразность использовать это пространство». 

Аналитики указывают, что на сентябрьском заседании ЦБ придется реагировать на усложнившие финансовые, экономические и геополитические условия. Они выделяют четыре риска, c которыми регулятору придется иметь дело. 

  • Инфляционные риски и возможное увеличение инфляционных ожиданий

ЦБ оставит ставку неизменной, сославшись на снижение краткосрочных дезинфляционных рисков, на более быстрое, чем предполагалось, восстановление экономики и на недавнее ослабление рубля, считает стратег Сбербанка по рынкам валют и процентных ставок Николай Минько. 

«Ключевая причина, по которой понижение ставки на 25 б. п. нам представляется маловероятным, заключается в том, что инфляция за август превысила ожидания, вернув на повестку инфляционный риск», — написали аналитики Альфа-банка 14 сентября. 

«Ожидаемая индексация зарплат бюджетников на 3% также, как ожидается, играет в пользу инфляционных рисков в ближайшие месяцы, и все эти факторы вместе указывают на то, что по
итогам года инфляция, вероятно, приблизится к уровню 4%», — написала главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. 

Инфляция в августе, по данным Росстата, оказалась нулевой (Минэкономразвития ожидало дефляции на 0,1-0,2%, Альфа-банк — роста цен на 0,1% по сравнению с июлем, консенсус аналитиков — снижения на 0,2%). В годовом выражении она составила 3,6%. В первую неделю сентября рост потребительских цен также был нулевым. «В пользу ускорения роста цен выступают мягкие денежно-кредитная и налогово-бюджетная политики, которые стимулируют и спрос, и инфляцию», — считает главный экономист Совкомбанка Кирилл Соколов. 

На ценах в будущем также отразится ослабление рубля, отмечает главный экономист «Ренессанс Капитала» по России и СНГ Софья Донец. По словам Соколова из Совкомбанка, возросшие риски ослабления рубля усиливают также инфляционные ожидания. В августе инфляционные ожидания населения составили 8,8% — это означает, что опрошенные рассчитывает, что именно таким будет рост цен в следующие 12 месяцев. По сравнению с мартом они увеличились на 0,9 п.п.

  • Волатильность рубля 

Фактор волатильности российской валюты как сдерживающий для снижения ставки на ближайшем заседании называет Софья Донец из «Ренессанс Капитала», Кирилл Соколов из Совкомбанка и макроаналитик Райффайзебанка Станислав Мурашов. Все они считают, что регулятор оставит ставку неизменной. 

C прошлого заседания ЦБ 24 июля рубль ослаб к доллару более чем на 4,5%. 

«Регулятор будет иметь в виду волатильность рубля — ЦБ традиционно остается достаточно чувствительным к этому фактору при принятии решения о ставке», — сказала Софья Донец. По ее словам, можно было бы предположить, что после сентябрьского заседания ЦБ закроет тему с понижением ставки и завершит цикл смягчения. «Возможность снизить ее на 0,25 п.п. может появиться после того, как в четвертом квартале ЦБ возобновит продажи валюты на рынке, что должно сказаться на курсе рубля. В первом полугодии 2021 года мы видим возможность повышения ставки выше 4%, но это будет скорее не ужесточение, а нормализация монетарной политики», — сказала она. 

  • Санкционные риски — Навальный, Беларусь, выборы в США

Еще один фактор, который будет усиливать неопределенность для ЦБ при принятии решения, — ужесточение санкционной риторики, связанной с Навальным, Беларусью и ноябрьскими выборами в США, причем какие из санкционных рисков реализуются, сказать сложно, указывает Станислав Мурашов из Райффайзенбанка.  

Основные риски санкций исходят из США, полагает Софья Донец. «Это внутренние триггеры в Америке, связанные с вмешательством в выборы и вопросами внешней безопасности. Единственный серьезный риск несут санкции на российский долг. Как уже показала практика, остальные санкции имеют краткосрочное влияние, после которых рынок довольно быстро восстанавливается», — сказала она. 

Обострение санкционных рисков может повлечь за собой дальнейший отток капитала с российского финансового рынка и ослабление рубля. При ослаблении геополитических рисков, вероятно, уже после выборов в США, Банк России может еще раз снизить ключевую ставку до уровня 4% для закрепления инфляции вблизи 4% в 2021 году, не исключил Кирилл Соколов из Совкомбанка.

  • Возможное снижение привлекательности активов и депозитов 

Если регулятор пойдет на новое снижение ключевой ставки, то это уменьшит привлекательность рублевых активов в глазах иностранных инвесторов, а также снизит привлекательность депозитов для граждан и компаний, считает Соколов. Это может привести к «некоторому оттоку средств из банковской системы в пользу более доходных, но менее надежных инструментов», не исключает он. 

Ставки по депозитам в 10 крупнейших банках в первой декаде сентября находятся на уровне 4,4060%. Это новый исторический минимум. 

Дополнительные материалы

Самые надежные российские банки по версии Forbes