С расчетом на власти и «на авось»: как и на сколько россияне планируют увеличивать свои заработки

Фото Владимира Смирнова / ТАСС
Фото Владимира Смирнова / ТАСС
Лишь около трети российских работников делают ставку на карьеру, обучение или открытие бизнеса для увеличения своего заработка, показало исследование Высшей школы экономики. Еще 12% ждут позитивных изменений от государства. Остальные готовы смириться со снижением доходов

Лишь 31% российских работников готовы прилагать активные усилия ради увеличения своего дохода: добиться повышения в должности, сменить работу или открыть свой бизнес, повысить уровень образования и квалификации. Остальные делают ставку на внешние факторы: перемены в государстве, на предприятии или в семье, либо вовсе полагаются на удачу, пришли к выводу исследователи Высшей школы экономики Владимир Карачаровский и Елена Вакуленко, проанализировав результаты опроса российских работников. Итоги исследования они описывают в журнале «Прикладная эконометрика». 

Участники называли сумму своего заработка на момент опроса, сколько планируют зарабатывать через пять лет (в 2023 году), а также — планируют ли они что-то делать для изменения своих доходов сами, или рассчитывают на какие-то внешние обстоятельства. Отдельно для каждого авторы сделали минимальный прогноз по заработку на 2023 год: то есть рассчитали, сколько человек будет зарабатывать, если его жизненные обстоятельства, помимо возраста, не изменятся, и никаких дополнительных усилий он прикладывать не будет. Затем участников разбили на группы в зависимости от выбранной «стратегии», и для каждой группы вывели усредненный заработок, ожидания по заработку и минимальный прогнозный доход. Большинство усредненных значений по текущему заработку оказались ниже среднемесячной начисленной зарплаты за 2018 год по данным Росстата (43 724 рублей).

Еще 12% опрошенных работников заявили, что при планировании будущего заработка делают ставку на государство. Они ждут смены государственной политики, роста ВВП и уровня жизни, снятия санкций. Эта группа активно поддерживает власть — например, голосует на выборах и референдумах, а в ответ ждет «бонус» в виде прироста зарплаты, либо выступает против властей с аналогичным расчетом, пояснил Карачаровский 20 апреля в ходе Апрельской конференции Высшей школы экономики: «Мы не можем сказать, что это пассивная часть общества. Для них канал мобильности — это лояльность государству, поддержка государства, ну или противостояние государству, попытка внести свой вклад в смену власти».  

«Идет жесткий хантинг»: почему в России резко выросли спрос на IT-специалистов и их зарплаты

25% респондентов надеются на благоприятные для себя изменения на своем предприятии. Например, что руководство отметит их былые заслуги. Либо же просто рассчитывают «на авось» — исполнится их мечта, произойдут какие-то не зависящие от них события, заметил Карачаровский.

Наконец, самая большая группа работников — 32% опрошенных — имеют минимальные ожидания по заработкам. Их они связывают с демографическими изменениями: ждут, когда государство начнет платить пенсию, что можно будет вернуться на работу из декрета, или, к примеру, что более выгодную работу можно будет найти благодаря удачному замужеству. 

Сколько в России стоят карьеризм и жизнь «на авось» 

Подавляющее большинство работников на момент опроса считали, что через пять лет их зарплата вырастет: лишь 11% ждали снижения, и еще 7% полагали, что их заработки не изменятся. Однако ожидания будущих заработков различались в зависимости от выбранной стратегии.

Самые большие ожидания — у «карьеристов». Группа, которая ждала повышения в должности, к 2023 году планировала в среднем зарабатывать 65 000 рублей в месяц — на 27% больше суммы, которую они получат при сохранении статус-кво. Те, кто планирует учиться или повышать квалификацию, — 34% — ожидают еще большую прибавку. 

Зарплаты в 700 000 и тотальная удаленка: как 2020 год изменил рынок труда в России

Выигрыш от смены работы или открытия бизнеса составил всего 12% к прогнозному ежемесячному заработку. Это скромнее ожиданий россиян, ждущих перемен в государстве: те рассчитывают увеличить зарплату в среднем на 18%. 

Для каждого респондента исследователи отдельно оценивали, какую часть потенциального заработка «по умолчанию» они получат не за счет личных усилий, а за счет «бонусов», связанных с их врожденными способностями, семьей и ближайшим окружением — связей, достатка семьи, места жительства. В группе тех, кто рассчитывает на повышение в должности, такие факторы играют значимую роль — в отличие от людей, желающих увеличить заработки благодаря образованию, или для тех, кто рассчитывает на государство. «Если хотите повысить заработок в России, <...> но вы не из семьи с хорошим образованием и связями, <...> вам нужно делать ставку на перемены в государстве и действовать как избиратели, либо повышать образование, квалификацию — эти два канала наиболее демократичны», — резюмировал Карачаровский. 

У оставшихся 57% работников, которые будущие заработки связывают с изменениями на предприятии или в семье, либо с выходом на пенсию, ожидания по будущей зарплате оказались скромнее их минимальных возможностей. В среднем, опрошенные работники, которые рассчитывают на изменения на предприятии или в семье, без учета работающих пенсионеров и предпенсионеров, рассчитывали в 2023 году зарабатывать около 30 000 в месяц — на 8% меньше той зарплаты, которую они получат, просто продолжая работать.  

Это означает, что если через пять лет у значительной части работников реальные доходы снизятся, эти люди не будут разочарованы, потому что это соответствует их ожиданиям, отметил Карачаровский. Более того, такие работники готовы прикладывать некоторые усилия с расчетом на свой будущий низкий заработок, подчеркнул он. Это открывает возможности для эксплуатации со стороны работодателей, предупредил экономист.

Размер выборки не позволяет назвать ее репрезентативной, однако результаты исследования говорят о том, что примерно две трети людей фактически удовлетворены тем местом работы, на котором они сейчас находятся, замечает замдиректора Центра трудовых исследований Высшей школы экономики Ростислав Капелюшников: «С моей точки зрения, это даже сверх ожиданий».