К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Наш канал в Telegram
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях
Подписаться

Новости

 

Новые российские регионы оказались дотационными почти на 90%

Бердянск, Запорожская область (Фото Anadolu Agency via Getty Images)
Бердянск, Запорожская область (Фото Anadolu Agency via Getty Images)
Присоединенные Донецкая и Луганская народные республики, Запорожская и Херсонская области получили почти 185 млрд рублей из федерального бюджета, или треть всех безвозмездных трансферов из центра высокодотационным регионам. Новые регионы живут преимущественно на нецелевые дотации, что позволяет их властям самим решать, на что тратить деньги

В доходах четырех регионов, присоединенных к России осенью прошлого года, 88%, или 184,8 млрд рублей из 210 млрд рублей, приходятся на безвозмездные поступления из федерального бюджета, рассчитал для Forbes на основе данных системы «Электронный бюджет» на 27 мая эксперт группы суверенных и региональных рейтингов агентства АКРА Илья Цыпкин. Запорожская область оказалась самой дотационной в стране — 28,3 млрд рублей безвозмездных поступлений (преимущественно дотаций из федерального бюджета) обеспечили 94,8% ее доходов на конец мая. Уровень дотационности Херсонской области — 92,5% (16,9 млрд рублей). Таким образом, Запорожье и Херсонщина обошли по уровню дотационности традиционных лидеров — Ингушетию (90,9%) и Чечню (87,8%). Безвозмездные поступления в ЛНР, 59,1 млрд рублей, обеспечили 86,8% ее доходов, в ДНР (80,5 млрд рублей) — 85,7%. 

Всего в России 22 региона, чья самоокупаемость ниже 50%. Общий объем предоставленных им средств на 27 мая — 578 млрд рублей. Четырем новым регионам досталось почти 185 млрд рублей, или около 32%. Доходы новых субъектов формируются преимущественно за счет дотаций, «поскольку этот вид межбюджетных трансфертов является нецелевым, и власти региона вправе сами решать, на какие расходы направлять средства», объясняет Цыпкин.

Особый порядок

В новых регионах из-за военного положения не действует целый ряд законов, включая бюджетные правила и процедуры. Бюджеты присоединенных регионов утверждены на один год, а не на три, как в других субъектах федерации: планировать их на три года бессмысленно, говорит директор Центра региональной политики РАНХиГС Владимир Климанов. Запорожская область планировала бюджет на 2023 год с 5% собственных доходов. Власти Херсонской области вовсе назвали бюджет «расходным». ДНР рассчитывала на 13% собственных доходов, но в апреле попросила еще 30 млрд рублей дотаций на выплаты пенсий и пособий на погребение. ЛНР планировала самоокупаемость 15%.  

 

По сравнению с другими регионами России присоединенные области больше тратят на национальную безопасность и силовиков (7,5% расходов против 1,3% по России), социальную политику (57,6% против 23%), а меньше — на национальную экономику (4,5% против 19,2%), ЖКХ (2,2% против 8,8%)
и образование (12,8% против 23,8%), отмечает Институт Гайдара. 

Дотации и субсидии — лишь часть трат на новые регионы. Многочисленные объекты инфраструктуры строят напрямую федеральные подрядчики, оказывается шефская помощь другими субъектами федерации за счет их региональных бюджетов, отметил Климанов. Администрация президента привлекла другие регионы к «шефской» помощи по аналогии с моделью, которая применялась после присоединения Крыма в 2014 году. Субъекты в основном не дают деньги напрямую, а доставляют гуманитарную помощь, передают транспорт и строительную технику, ремонтируют и строят дороги, школы, детские сады. В частности, за счет Санкт-Петербурга было восстановлено трамвайное движение в Мариуполе. Регионы «вкладывают большие деньги в стройку, там, по сути, триллионы», говорил Виталий Хоценко, который на тот момент занимал пост премьера ДНР.

Доля собственных доходов новых регионов — в пределах погрешности. Сборы НДФЛ принесли лишь 3,8% в бюджеты новых регионов в январе-марте 2023 года, посчитал Институт Гайдара. Еще 1,4% составили доходы от оказания платных услуг и компенсации затрат государства. В других регионах это обычно плата за услуги казенных учреждений, пояснил Владимир Климанов: например, услуги управления вневедомственной охраны местным предприятиям или геодезические работы, которые выполняют структуры Росреестра.

Еще до присоединения ДНР и ЛНР Россия была основным донором для выплат пенсий, пособий и зарплат бюджетникам, отмечал, в частности, экс-глава Совбеза ДНР Александр Ходаковский, командующий сейчас батальоном «Восток» ДНР. «Вытянуть территорию даже при максимально эффективной работе налогообложения, вытянуть Донецк и Луганск без посторонней помощи нельзя. Цифра помощи со стороны России превосходит те объемы, которые мы собираем на территории», — признавал он в интервью Reuters.

 

Выход на самоокупаемость 

Правительство ДНР ожидает, что регион перестанет быть дотационным через 10 лет. В республике работают шахты, металлургические и машиностроительные предприятия, а их продукция поставляется в российские регионы, Белоруссию, Турцию и некоторые другие государства, сообщал премьер ДНР Виталий Хоценко в январе. До начала «спецоперации»* «Донметэкспо» экспортировал чугун в Турцию, а Донецкий завод высоковольтных опор поставлял их, кроме России, в «страны Европы, Азии, Африки, Южной Америки», сообщал Минпромторг ДНР в 2021 году. Продукция металлургии Донбасса продавалась с дисконтом, писали «Ведомости».

«По идее, Донбасс как мощный индустриальный центр в прошлом не должен быть высокодотационным, — подчеркивает Климанов из РАНХиГС. — Однако, по-видимому, предприятия почти не генерируют налоговые поступления. Запорожская область без Запорожья — это аграрная территория, не обладающая тем экономическим потенциалом, который вывел бы регион на бездотационность в будущем».

В прошлом у Донбасса был очень высокий экономический потенциал — в составе Украины эти регионы были наиболее развитыми, там были сосредоточены предприятия металлургической, добывающей, химической промышленности, подчеркивает Александр Дерюгин из РАНХиГС. Валовый региональный продукт (ВРП) Донецкой области достигал 10,8% от всех ВРП украинских регионов (больше было только у Киева) до начала вооруженного конфликта. Регион обеспечивал примерно четверть экспорта Украины. ВРП Луганской области был примерно в три раза меньше — 3,6% в 2013 году. На Запорожскую область приходилось 4,2% и 25% производства энергии в 2021 году. На Херсонскую область — 20% всех посевных площадей Украины, 1,6% от всех ВРП, следует из данных Госстата Украины. Минэкономразвития ожидает, что вклад новых регионов в ВВП России составит примерно 2 трлн рублей в 2023 году — это 1,3% прогнозируемого объема ВВП. 

«Присоединенные регионы останутся высокодотационными на многие годы, — уверен Дерюгин. — Даже после завершения «спецоперации» из-за санкций там будут серьезные проблемы с инвестициями и экономическим развитием». Если геополитическая ситуация не изменится, новые регионы, так или иначе, будут жить за счет межбюджетных трансфертов и громадного потока прямых расходов федерального бюджета, считает Климанов.

 

Всплеск трат 

I квартал 2023 года ознаменовался всплеском трат регионов. Расходы всех субъектов России вместе выросли на 20% в январе-марте по сравнению с аналогичным периодом 2022 года, отмечает Институт Гайдара. Это выше инфляции (почти 12% за 2022 год) и темпов роста доходов бюджетов.

Сильнее всего в I квартале увеличил расходы Крым (на 90,3%, в основном на дороги и социальное обеспечение), Севастополь (56,8%,основные траты — ЖКХ, национальная оборона, топливно-энергетический комплекс и здравоохранение) и граничащая с Украиной Курская область (на 58,4%, траты на национальную оборону, дорожное хозяйство и здравоохранение), оценил Институт Гайдара. Толчок к росту расходов в регионах — лидерах по тратам дали дотации. За этот же период доходы Крыма выросли на 84,4%, Севастополя — на 44,9%, Белгородской области — на 48,4% за счет трансфертов из федерального бюджета. «Белгородская область раньше получала очень мало дотаций, поэтому рост с очень низкой базы», — пояснила Forbes специалист по социально-экономическому развитию российских регионов Наталья Зубаревич. «Регионам адресно дали деньги на конкретные нужды, и они их на эти нужды потратили», — добавил Дерюгин. 

Всплеск расходов пока на безопасном уровне, отмечает Дерюгин. Тем более, что большинство регионов, 72 из 89, закончили I квартал с профицитом. Быстрый рост расходов повышает риски неуправляемого дефицита, что должно вызывать озабоченность со стороны органов власти, считает Климанов. Но судить об устойчивой тенденции высоких темпов роста региональных расходов по данным за три месяца рано. Более показательны будут данные за полугодие, солидарны экономисты. «Изменились многие правила игры, в частности, произошел переход на авансирование госконтрактов. Поэтому в начале года отражаются расходы, которые раньше проходили ближе к концу прошлого года», — пояснил Климанов.

Траты регионов на общегосударственные вопросы, по расчетам Института Гайдара, выросли почти в полтора раза (+49,8%) в I квартале. Это траты на госаппарат, а финансирование бюджетных учреждений проходит по другим разделам, пояснил Дерюгин. «Отчасти скачок управленческих расходов мог быть вызван тем, что на регионы легла дополнительная административная нагрузка по мобилизации и поддержке «спецоперации», — отметил Дерюгин. В частности, указ президента от 16 марта 2022 года возложил на регионы обязанности контролировать цены на товары первой необходимости и бесперебойную работу жизненно важной инфраструктуры, отмечает Климанов. Осенью возникли расходы по помощи мобилизованным и членам их семей. Приграничные регионы столкнулись с необходимостью финансировать расходы на дополнительные меры безопасности.

 

Расходы на национальную экономику выросли на 39% в I квартале. В них учтена в том числе помощь подшефным новым регионам, отмечает Зубаревич. «И, безусловно, когда местные предприятия запрашивают помощь, многие регионы не остаются в стороне», — добавил Климанов.

* Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке материалов о специальной операции на востоке Украины все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением» либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 57 ФЗ о СМИ). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

Мы в соцсетях:

Мобильное приложение Forbes Russia на Android

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media Asia Pte. Limited. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2023
16+