Уехавшие: как попасть в Голливуд

Forbes Agenda Forbes Contributor
«Уехавшие» — новый проект Forbes о русскоязычных предпринимателях, которые строят свой бизнес за рубежом. Месяц назад мы анонсировали этот проект и уже получили сотни заявок, услышали и увидели множество интересных историй наших соотечественников из самых разных уголков планеты. В первом выпуске мы познакомим вас с Дашей Тимбуш из Лос-Анджелеса, основателем стартапа CastingForm, который помогает начинающим актерам со всего мира исполнить мечту и построить карьеру в Голливуде

Дмитрий Озман: У вас стартап в Лос-Анджелесе. Это некая кастинг-платформа, которая аккумулирует вокруг себя звезд американского шоу-бизнеса и помогает им быстрее найти работу.

Даша Тимбуш: Ну, почти так — мы оцифровываем индустрию найма актеров. Мы помогаем им сделать такое идеальное портфолио на нашей платформе, даем им персонализированный фидбэк по поводу их карьерного продвижения, мэтчим их с агентами, которых они так мечтают заполучить, ну и, конечно, подбираем подходящую для них работу, кастинги, и максимизируем им шансы, чтобы их быстрее заметили.

Дмитрий Озман: Давайте откатимся на 2-3 года назад. Расскажите немного о себе: где вы жили в России, откуда родом и как вообще пришла эта идея в голову?

Даша Тимбуш: Вообще 2-3 года назад я уже начала работать над этим проектом, мне тогда впервые пришла эта идея в голову. В тот момент, в 2015-м – 2016-м году, я была менеджером актеров и работала с нашими российскими известными актерами, занималась тем, что подыскивала им работу в Голливуде через Интернет. И так, за год работы с Михаилом Горевым, который в тот момент снялся у Стивена Спилберга в картине «Шпионский мост», я сумела сделать с ним два проекта. При этом, без меня к нему проекты из Голливуда приходили раз в 15 лет. Мне стало понятно, что в принципе, если я могу это сделать из дома, из Москвы, сидя просто с компьютером и мобильным телефоном, то было бы неплохо, наверное, переехать в Голливуд. И моя гипотеза была в том, что все дело тогда пойдет быстрее. Ну, забегая вперед, я могу вам сказать, что я ошиблась. Скорость одинаковая, количество проектов одинаковое, неважно – сидишь ты в Москве или в Голливуде, но я в тот момент переехала в Лос-Анджелеси стала думать над тем, а как сделать так, чтобы помочь всем актерам попасть в Голливуд. Да, потому что понятно, что российские актеры хотят попасть туда, но при этом и актеры из Европы, из Египта или из Азии мечтают о том же. И я стала думать о том, вот какое такое идеальное решение придумать, чтобы покрыть тот спрос, который есть на рынке. Потому что таких людей, как я, мало, а актеров, ну, примерно раз в сто больше.

Дмитрий Озман: Мне хочется понять всю модель. Вот вы, сидя в Москве, понимаете, что у вас есть идея. Вы уверены в том, что эта идея полетит. Дальше ваши действия какие?

Даша Тимбуш: Дальше ваши действия следующие. Вам нужно эту гипотезу проверить на рынке. Когда я придумала проект, я жила в гараже. В Лос-Анджелесе я снимала гараж, который был перестроен в такую квартиру-студию. Я выходила из дома – у меня был знак «Голливуд» напротив, и утром я проснулась и думаю: «Так вот же, можно просто всех актеров, которые хотят со мной работать, засунуть на один сайт, и его там показывать кастинг-директорам, которые ко мне обращаются». И первое, что я сделала – я обратилась к кастинг-директорам, которых я уже знала, и сказала им: «А вот смотрите, что бы вы сделали, если бы у вас был под рукой такой ресурс, в котором есть все актеры мира, которые говорят на английском языке? Вы стали бы им пользоваться или нет?». И для того, чтобы валидировать эту гипотезу, я понимала, что мне нужно пойти к кому-то ну очень авторитетному. И я попросила кастинг-директоров, – по-моему, фильм Syberiaтогда снимался с Киану Ривзом, – и я тогда поехала к кастинг-директору этого проекта в Нью-Йорк, и рассказывала ей историю. Она говорит: «Слушай, давай я тебя познакомлю с президентом ассоциации кастинг-директоров», – там CSAбыл на тот момент Мэтью Лессалл, и говорит: «Ну, поговори с ним». И я пришла тогда к Мэтью и сказала о том, что есть такая идея, такого проекта. Он засмеялся и сказал: «Слушай, у тебя классная фантазия как бы, но это невозможно. Чтобы все актеры англоговорящие были в одном месте – это unreal». Я говорю: «Подожди, Мэтью. Ну, ты представь. Вот у тебя есть такой tool, ты понимаешь, что это не какие-то wonabies, я не знаю, девчонки из соседнего подъезда. Это реально актеры, которые говорят на английском. Ты бы стал пользоваться?». Он говорит: «Ну, конечно, я бы стал им пользоваться. Ты озолотишься, станешь миллиардером, потому что нам всем это нужно». Я говорю: «Отличный ответ». Поэтому, когда такая идея приходит в голову, ее нужно валидировать с авторитетами, с авторитетными людьми на этом рынке с одной стороны, и, с другой стороны, с пользователями. И я тогда сделала лэндинг и просто стала собирать актеров, получать фидбэк и с той, и с другой стороны, подтверждения своей гипотезы, и уже стала работать над продуктом.

Дмитрий Озман: Сколько своих денег вы вложили в этот проект?

Даша Тимбуш: Для того чтобы проверять свои гипотезы и сделать три разных MVP, мне пришлось продать свою квартиру в Москве.

Дмитрий Озман: Ну, то есть, это какая цифра? До 10 миллионов? Больше?

Даша Тимбуш: Нет, ну это, скажем так… А, мы в рублях говорим?

Дмитрий Озман: В рублях.

Даша Тимбуш: Я про доллары подумала.

Дмитрий Озман: Да нет.

Даша Тимбуш: Ну, примерно, примерно.

Дмитрий Озман: В районе 10 миллионов?

Даша Тимбуш: Ну, вы можете вложить как бы три года жизни за рубежом, вращение в Голливуде, посещение всех мировых кинофестивалей – Канны и так далее, выгуливание всех продюсеров, режиссеров, кастинг-директоров, несколько версий разработки, работа команды… Ну, да. Примерно так.

Дмитрий Озман: Если говорить про саму платформу. Вот конкретно, сколько денег вы потратили на разработку этой платформы?

Даша Тимбуш: Ну, не больше 30 тысяч долларов.

Дмитрий Озман: 30 тысяч всего?

Даша Тимбуш: Всего, да. Но у меня технология не является на данный момент никаким ноу-хау — у нас такой tinderlike-интерфейс, это похоже на такой socialnetwork, она, ну, не какая-то супер-уникальная. Там сложная архитектура внутри, взаимосвязи между агентами, фильммейкерами и актерами происходят, то есть, бэкенд и вот эта вся ситуация – она там гораздо сложнее, чем выглядит визуально. Мы сейчас с партнерами думаем о внедрении там новых фич, например, очистка голоса от акцента. И это уже требует обучения нейронной сети, это уже как бы другие истории, на разработку которых там требуется 2-3 миллиона долларов. Но это все планы. То есть, на данный момент, чтобы создать мобильное приложение, которое у нас только онбордитклиентов, никакие супер-инвестиции не нужны.

Дмитрий Озман: Я знаю, что в социальных сетях, в «Фейсбуке», «Вконтакте», да и в других тоже, есть подобные группы, где актеры ищут себе работу. Чем отличается ваше предложение от обычной группы в соцсетях?

Даша Тимбуш: У нас актеры не ищут работу, у нас работа находит актеров сама. Это так же примерно, как происходит на Airbnb, где вы выставляете свою квартиру и потенциально хотите ее кому-то сдать, то есть, актер представляет свой талант, свою карточку, свое портфолио, и ожидает, когда туда придет запрос. То есть, мы кардинально отличаемся от любых кастинг-платформ тем, что у нас кастинги не публикуются, и никогда публиковаться не будут открыто. Потому что мы приняли такое решение, что сценарий, да, и информация о тексте ролей, должна храниться в тайне. Потому что это интеллектуальная собственность, студии соревнуются друг с другом. Поэтому у нас актер, который получает кастинг, он может быть уверен, что этот кастинг пришел конкретно к нему. Это не какая-то рассылка – ищут всех. То есть, это обращение к нему, точечное, и когда он акцептует и принимает решение в этих пробах поучаствовать, он, таким образом, принимает на себя обязательство, что он информацию об этих пробах разглашать не будет. Поэтому у нас вся эта информация о кастинге – она конкретно находится с этим актером. То есть, для актера мы полезны тем, что мы помогаем ему свое вот это идеальное портфолио сформировать. Приблизить его к этой роли и максимизировать его шансы на букинг. Мы не платформа с кастингами. Мы, скорее, такой virtualmanagementtool. То есть, это просто другой сервис.

Дмитрий Озман: На данный момент с какими продюсерами вы работаете уже?

Даша Тимбуш: У нас были букинги на HBO, у нас были проекты Netflix, мы делали проекты, которые показывал Amazon, я упомянула уже студию 20-й век Fox– с NationalGeographicони делали проект. Мы в давних хороших партнерских отношениях со студией MillenniumFilms. Они в основном делают такие клевые и такие adventure-проекты, например Extendables, и такие большие экшн-фильмы. Мы в процессе, мы двигаемся. На данный момент мы занимаемся тем, чтобы закончить функционал для каждой категории наших клиентов – и для актеров, и для фильммейкеров, и для агентов.

Дмитрий Озман: А из российских продюсеров кто-то с вами работает?

Даша Тимбуш: Мы делали проекты, которые разрабатывала студия Тимура Бекмамбетова BAZELEVS, мы работали с режиссером Василисой Кузьминой, которая делала проект «Алиса» для Яндекса. Собственно, кастинг для проекта «Алиса» она делала через нашу платформу. Ну, по стечению счастливому обстоятельств, я также являюсь ее менеджером как актрисы. Поэтому, конечно, Василиса узнала о нашем проекте давно. Сейчас несколько проектов у нас в разработке. Я не буду, наверное, лукавить, если скажу, что Россия не является для нас ключевым рынком. На данный момент у нас порядка двух тысяч с половиной актеров из 15 стран мира. Безусловно, русскоговорящие актеры из России и Украины – их порядка, наверное, 40 процентов, а оставшаяся часть – преимущественно это актеры из Америки и из Великобритании, где основной рынок кастинга, и там все остальные. У нас есть актеры, я не знаю, из Нигерии, из Бразилии, из Аргентины, из Азии, из Японии, из Австралии. То есть, наша целевая аудитория – это internationalactors. Кто это такие – это Englishspeakingactors, это актеры, которые говорят и работают на английском языке, для которых английский язык не родной. Поэтому на данный момент у нас нет локализации под Россию, и российские кастинг-директоры, которые не владеют английским языком, они не могут, к сожалению, пользоваться сервисом. Сервис у нас нативный, можно примерно по поиску посмотреть актеров из России, то есть, желающие смогут это сделать, но сейчас мы занимаемся именно наполнением базы актеров, для того чтобы проект сразу был международным. У нас нет задачи заполнить проект актерами только из России. Для них нет такого количества ролей на международном рынке, чтоб мы на них ориентировались.

Дмитрий Озман: Самая волнующая меня часть – это экономический вопрос. На чем строится монетизация проекта?

Даша Тимбуш: У нас фримиум-модель, то есть, у нас позитивная юнит-экономика, и мы выходим в ноль на том, что актеры, оплачивающие подписку за сервис, поддерживают работу сервиса. Чистая прибыль у нас начинается с комиссии за каждый положительный букинг. Поэтому мы здесь совмещаем и подписочную модель, и комиссионную модель. Потому что работа сервиса не может зависеть от получения или неполучения ролей актерами просто потому, что на 4 миллиона актеров в мире порядка 400 тысяч ролей говорящих. То есть, даже если мы гипотетически захотим, больше 400 тысяч ролей мы сделать не сможем.

Дмитрий Озман: Сколько на данный момент денег вы заработали?

Даша Тимбуш: У нас сейчас трекшн измеряется пользователями. У нас порядка, я уже сказала, двух с половиной тысяч пользователей, мы тестируем разные модели оплат на данный момент, и интегрируем модели оплат. Могу сказать, что в прошлом году, когда мы делали презентацию сервиса в Каннах, на Каннском кинофестивале, мы сделали пресэйл, когда у нас еще даже не было мобильного приложения. За один день мы заработали 15 тысяч долларов и это при том, что продукта пока еще не было. Поэтому наше ожидание подтверждено цифрами, финансами – мы работаем на продукт.

Дмитрий Озман: Потраченную квартиру удалось уже как-то отбить? Или возврат инвестиций ещё далёк?

Даша Тимбуш: Нет. Нет-нет. Они не далеки абсолютно. Просто, я не могу брать деньги, когда я не понимаю, как я буду их отдавать или что я конкретно буду обещать инвесторам. Поэтому это был мой абсолютно осознанный риск. Я верю в свой проект, это мои инвестиции, хотя все мне говорили: «Никогда не вкладывай свои деньги, бери у инвесторов». Зато теперь я понимаю, как конкретно я буду рэйзить раунд, кто конкретно станет моим инвестором. У меня нет никакой жажды денег – только бы мне кто-то дал. То есть, я понимаю, что мои инвесторы должны быть стратегические. Я могу сказать, что со всеми моими ключевыми инвесторами, к которым я приду поднимать раунд, я уже знакома, и они знают о проекте, следят за мной, прекрасно отзываются. Это такой затяжной конфетно-букетный период, который в какой-то момент перерастает в женитьбу. И все-таки мой проект – это не однодневная какая-то лавочка — это длительный проект, мы понимаем, какой у нас будет экзит и куда дальше это все будет развиваться, поэтому нужно все сделать правильно.

Дмитрий Озман: Когда вы планируете узаконить свои отношения с потенциальными инвесторами?

Даша Тимбуш: Я думаю, что где-то через 3-4 месяца это произойдет. В сентябре будет год с момента запуска приложения, мы планируем анонсировать результат – что получилось сделать за этот год, показать уже открыто все цифры. Ну и перейти к стадии подписания.

Дмитрий Озман: Ну, по вашим ощущениям, сколько необходимо денег инвестировать, чтоб проект масштабировался так, как вы хотите?

Даша Тимбуш: Я думаю, что мы в ближайший раунд будем рэйзить не более, наверное, 300 тысяч долларов. При этом, если мы к этому моменту уже успеем с нашими партнерами поработать над синтезированным голосом, который будет очищать голос актера от акцента, – возможно, будем рэйзить 2-3 миллиона долларов, для того чтобы уже заниматься конкретно этой технологией. Я не могу на данный момент спрогнозировать, может быть, мы начнем со 150 тысяч, будем смотреть, как быстро сейчас у нас будут приходить цифры. Я думаю, что в течение месяца с проектом уже произойдут большие изменения, и я думаю, что следующие 3 месяца станут ключевыми для того, чтобы показать уже все цифры.

Дмитрий Озман: В вашем понимании, идеальная картина – это какая? Вот проект работает, деньги есть, можете обрисовать эту картину? Что это? То есть, какое количество актеров находят себе роли? Какое количество подписчиков у вас есть?

Даша Тимбуш: Я буду счастлива, если в нашем проекте будет хотя бы 10 процентов от мирового рынка актеров. То есть, у нас, если мы считаем 4 миллиона пользователей, которые зарегистрированы как актеры в IMDb, если у нас будет хотя бы 400 тысяч, я буду более чем довольна и буду понимать, что проект работает. Это будет достаточная выборка, для того чтобы показывать качественныйimage. Ну и, наверное, 10 процентов от мирового оборота ролей, то есть, если из этих 400 тысяч у нас будет хотя бы 40 тысяч букингов в год, мы будем тоже довольны.

Дмитрий Озман: Сколько должна стоить компания, по вашим ощущениям, через год-два-три, когда она будет работать полным ходом?

Даша Тимбуш: При 10 тысячах подписчиков мы сможем смело уже говорить об оценке в 10 миллионов долларов, примерно такие у нас ощущения. То есть, мы планируем рэйзить раунд сейчас по оценке где-то три с половиной миллиона, исходя из того, что мы имеем уже сейчас. Возможно, эта цифра, конечно, сейчас будет меняться. То есть, ну, где-то вот от двух до трех с половиной миллионов, в этой вилке мы будем, в зависимости от своих результатов, поднимать раунд.

Дмитрий Озман: Вы сказали, что вы эту идею придумали в гараже. Не могу не спросить – как локация помогает в достижении цели?

Даша Тимбуш: Космический образом, вы знаете, все складывается. Это был не просто гараж. И честно, вся эта история была такая… Знаете, вы переезжаете в страну, и у вас есть какое-то количество денег, которые вы скопили. У меня было, ну, я не знаю, наверное, 10-15 тысяч долларов с собой. На зиму, на 3-4 месяца. Я вот думаю: «Сейчас я поеду, что-то попытаюсь сделать». Жилье в Лос-Анджелесе не сильно дешевле жилья в Сан-Франциско. Я, снимала вот этот домик, ну, наверное, за 2 тысячи долларов в месяц. То есть, это была студия. Там, где был диван и душ – перестроено из гаража на заднем дворе хозяйки. Дом этот располагался на соседней улице, где – о чем я узнала позже – находились офисы четырех ключевых кастинг-директоров Лос-Анджелеса. Одна из них – Сара Финн, которая делает весь кастинг для Marvel, то есть, она сделала всех «Мстителей», у нее бокс-офис ее проектов – больше трех миллиардов долларов. И, конечно, когда ты выходишь из своего дома каждое утро, за кофе, за чаем или на пробежку, и прямо на выходе из дома у тебя знак «Голливуд» – у тебя ежедневное напоминание, зачем вообще ты сюда приехал. Это такая сильная визуализация, это очень мощно. Ну, понимаете, невозможно делать проекты из Голливуда, сидя в Москве. Это нереально. Ты должен понимать, для кого ты делаешь, и твои пользователи должны быть твоими друзьями, и ты должен жить их жизнью, для того чтобы делать что-то, что им действительно помогает.

Дмитрий Озман: Вы проверили гипотезу, убедились в том, что она работает, поняли, по каким шагам вам надо идти, для того чтобы развивать свой стартап, дальше что?

Даша Тимбуш: Следующая поездка случилась в США, собственно, через год. То есть, полгода я занималась разработкой, полгода проверяла, полгода потом занималась разработкой. И я приехала в США на сезон пилотов — это время где-то с ноября по март, когда все голливудские студии запускают пилоты новых телесериалов. А, соответственно, мне нужно было на местах проверить, уже в Голливуде, действительно ли этим кастинг-директорам моя платформа нужна, правильно ли наша MVP-шка работает и мы стали собирать кастинги уже в нее. То есть, следующая поездка была уже такая – мы тестировали, как работают наши технологии. По итогам этой поездки я, скажем так, подвела результаты, мы стали упаковывать уже продукт, и потом я поехала в Канны. То есть, получается, в мае прошлого года я поехала в Канны уже, скажем так, широкой общественности заявлять о своих намерениях. Это было очень страшно. Жизнь моя, честно вам скажу, разделилась на до и после.

Дмитрий Озман: Вы сейчас на две страны живете?

Даша Тимбуш: Вообще я живу в Америке и в Лос-Анджелесе. Скажем так, карантин внес изменения в жизни всех нас и в конце марта я приняла решение приехать в Москву, у меня пожилые родители. Так случилось, что за эти несколько месяцев моего папы не стало. То есть, видимо, моя поездка сюда – она как-то к месту была. Хотя ничего не предвещало, у него эта история никак не связана с коронавирусом, у него просто осложнения появились от сахарного диабета. Поэтому я сейчас пока здесь, жду открытия границ, возвращения. Могу сказать, что за прошлый год, наверно, в России я была в общей сложности, может быть, дней 10. Поэтому сейчас моя жизнь здесь – для меня это как… Мы заново открываем, что такое Москва, пробки, все это. Там гораздо спокойнее работается, и увереннее, и ты понимаешь, что ты идешь, куда идешь, зачем. Здесь очень много таких неопределенностей.

Дмитрий Озман: То есть, в Россию возвращаться не собираетесь?

Даша Тимбуш: Конечно, мои планы, зависят не только от моего проекта. Еще есть семейная жизнь, личная жизнь, скажем так, я пока в раздумьях, но все же я склоняюсь, наверно, больше в сторону Америки. Все-таки компания у меня американская, зарегистрирована в Америке, моя жизнь последние 8 лет неотрывно связана с Америкой, я закончила там магистратуру. И я, наверное, более открыта к бизнесу и к рынку так, как это делают американцы. То есть, то, как это происходит в России, мне, наверное, не близко уже. Потому что я привыкла уже к такой ментальности, что skyisalimit, нет ничего невозможного, бери – делай, беги вперед. А в России, как бы ты позитивно ни был настроен, всегда есть обстоятельства, которые вообще от тебя не зависят никак, какие-то сюрпризы. Особенно, когда твой бизнес стал очень много денег зарабатывать! Ну, много разных было кейсов, и даже за последний год, это и суды инвесторов с какими-то технологическим компаниям за прошлые дела… Мне сложно представить, чтоб такое могло произойти в Америке.

Дмитрий Озман: Я хотел бы поговорить про сообщество и про ментальный код. Насколько они влияют на ведение бизнеса там? И, насколько я знаю, что в Соединенных Штатах есть огромное количество клубов, которые объединяют предпринимателей по интересам, помогают друг другу решать какие-то вопросы. Можно чуть подробнее про них рассказать?

Даша Тимбуш: Да, да, конечно. Я могу рассказать на своем примере. Когда я задумала свой проект, я стала встречаться с людьми, для того чтобы об этой истории рассказать и получить обратную связь. Моя ментальность, когда я жила в России, скорее, говорила мне, что не надо рассказывать о своих идеях никому – у тебя ее украдут. Это абсолютно абсурдная, на мой взгляд, уже сейчас, позиция. Потому что, если ты никому об этом не рассказываешь – это никогда и ни во что не выльется. Сейчас мне часто говорит, например, моя мама: «Ну, ты не будь такой открытой, всем не рассказывай, заберут идею», я говорю: «Мам, ну, пусть, пожалуйста, пойдут и сделают. Я же не против». То есть, любая идея без реализации – она абсолютно ничтожна, это вам скажет любой инвестор и предприниматель. В Америке, в связи с тем, что там большое количество мигрантов и людей, которые приезжают со всего мира, есть вот эта сила комьюнити, поддержки друг друга. Потому что все когда-то начинали с нуля и всем когда-то было тяжело. И когда, например, даже я переезжала в Америку и начинала искать проекты актерам там, я писала кастинг-директорам такие письма «Здравствуйте, я вот русский менеджер, вот я работаю с известным актером, он снимался там-то, там-то. Если вам будет интересно, с удовольствием буду предлагать. Я здесь человек новый, я ничего не знаю и не понимаю, я буду очень благодарна, если вы мне расскажете, как это у вас все работает». Я не знаю, почему, но никого из людей, с кем я общалась, это не оставило равнодушным. Потому что, видимо, есть вот эта необходимость, не знаю, giveback- что-то отдать. Есть необходимость поделиться. И люди коннектятся друг к другу вот такими общечеловеческими какими-то принципами, вот этой взаимовыручкой и так далее. Я не хочу сказать, что в Америке там все так радужно и вас там все с распростертыми объятиями ждут. Конечно, даже в том же Голливуде очень много людей, которые будут пользоваться там вами, через коленку переламывать и выбрасывать. Нужно быть очень осмотрительным человеком, внимательным, но не нужно закрываться. Нужно быть открытым и понимать, что ты можешь дать этому комьюнити, и предлагать, наверное, ничего не ожидая взамен. И чаще всего ты в обмен получаешь гораздо больше. То, что ты даже не можешь пожелать.

Дмитрий Озман: Сейчас, сидя на этом интервью, рассказывая мне про этот проект – вот стоило оно того, ввязываться в эту игру, продавать свою квартиру, переживать полетит – не полетит? Сейчас вот вы четко осознаете, правильно ли вы все сделали или могли бы что-то поменять?

Даша Тимбуш: Тысячу процентов – я сделала все правильно. Сегодня, наверное, как никогда, я вижу и чувствую, что проект живет и дышит. То есть, если даже год назад это был ребенок еще такой, знаете, рожденный наполовину, то сейчас он уже делает какие-то первые вдохи, вскрики, и ты понимаешь, что ты дал жизнь чему-то, что действительно может поменять жизни миллионов людей, миллионов актеров. Приблизить к их заветной мечте, дать им эту работу, которую они так мечтают получить. И, если сегодня бы мне предложили начать заново, я бы сделала все точно так же. Да, были ошибки, да, я много ошибалась. Денег можно было потратить гораздо меньше, но это мой опыт, который мне дался дорого, и я отступать не намерена. Я на правильном пути, у меня есть этому все подтверждения.

Дмитрий Озман: Что вы можете пожелать ребятам, которые тоже сейчас стоят перед выбором – остаться здесь в России и пытаться как-то реализовать свои амбиции, или уехать в другую страну и попытать счастья там?

Даша Тимбуш: Я рекомендую этим ребятам найти сначала то, что они действительно любят, и то, чему они готовы отдать свою жизнь. Найти дело своей жизни. И абсолютно неважно, в какой стране ты находишься. Мой проект можно делать абсолютно нормально, часть жизни проводя в России и часть жизни путешествуя или живя в Америке – дело абсолютно не в этом. Когда выбираешь проект, стартап особенно, это… Ну, это как рождение ребенка. Ты не можешь от него отказаться на половине. И когда ему будет 18 лет, тебе нужно его все равно выпустить во взрослую жизнь. Здесь важно просто понимать, что ты в этот проект готов вкладывать, как долго ты готов это делать, и если уж на это коммититься, то обратной дороги нет. Поэтому лучше это делать в таком проекте, который будет заряжать энергией, даже если все пойдет не так, как вы планируете.

Дмитрий Озман: Спасибо вам большое за интересный содержательный разговор, я желаю вам удачи. Мне кажется, что у вас действительно интересный проект, который поможет осуществить мечту не только вам, но и тем, кто пытается попасть в Голливуд.

Даша Тимбуш: Спасибо. Спасибо большое.

Если вы предприниматель, строите бизнес в другой стране и готовы делиться своим опытом — присылайте заявку на story@forbes.ru с пометкой «Уехавшие» и, возможно, именно вы появитесь в следующем выпуске.