Век живи — век учись

Forbes Agenda Forbes Contributor
Что такое конкурентоспособность сегодня, и какие инструменты и инициативы помогут ее повысить? Мнение Сергея Зверева, президента и основателя коммуникационной группы КРОС, председателя АКОС, руководителя Департамента интегрированных коммуникаций НИУ ВШЭ

В последние несколько месяцев я неоднократно ощутил дискомфорт и некоторую неловкость, когда входил в учебную аудиторию не в роли профессора, а в роли студента. При этом я обнаруживал, что я ощутимо старше всех в этой самой аудитории: и учеников, и преподавателя, и организаторов обучения. Преодолеть это чувство непросто, но не переставать учиться сегодня – актуальная необходимость. Я снова и снова сажусь за парту, чтобы оставаться конкурентоспособным – как преподаватель, как профессионал, как работодатель.

И начать разговор о конкурентоспособности, пожалуй, стоит с того, что сегодня меняется подход не к самому этому понятию (оно осталось прежним), а к основным составляющим, которые обеспечивают эту самую конкурентоспособность.

Если вчера мы считали залогом конкурентоспособности возможность и умение создавать что-то новое, то сегодня становится общепризнанным фактом, что основы конкурентоспособности лежат в том, способен ли субъект (бизнес, государство) обеспечить постоянное образование и развитие компетенций своего главного актива — людей. В этом смысле в определении конкурентоспособности выросла значимость такого понятия как социальный капитал.

Почему так произошло? Культура, ориентированная на передачу знаний, характерна традиционным, патриархальным обществам, где отношения между разными слоями очень регламентированы и ориентированы на опыт прошлых поколений. Каноническими символами этого типа общества в сфере образования стали университеты Лиги Плюща.

Ещё в начале 20 века, американская исследовательница Маргарет Мид, изучая племена Полинезии, отметила, что в этих обществах нет конфликта поколений, если племя продолжает жить в привычной неизменной среде. Если окружающая среда меняется, опыт прошлых поколений становится недостаточным, тяжесть исследования и познания мира переносится из прошлого в настоящее, и молодые люди объединяются в различные группы, которые и вступают в конфликт с прошлым, взрослым поколением. Именно эти конфликты ознаменовали 20 век, когда прорывы совершали бизнесмены, часто с позором изгнанные из традиционной системы образования.

Сейчас, в 21 веке среда, окружающая нас, меняется почти ежесекундно. В ней уже не то что опыт прошлых поколений, но и опыт, приобретаемый в настоящем, очень быстро теряет актуальность. Быть успешным в новых обстоятельствах можно, только постоянно обучаясь.

Именно поэтому возникает необходимость формирования не только возможностей для обучения людей разных возрастов в течение жизни, но и развития «вкуса» к постоянному развитию компетенций. Это означает, что менять придётся всю систему образования, и менять серьезно.

Существующая система образования, по сути своей осталась системой образования прошлого. Это образование, обращенное назад, в лучшем случае, в сегодня: мы анализируем прошлый опыт, учим запоминать факты, требуем знаний — «держания» в голове данных, тренируем на решение типовых задач известными методами.

Мы все ещё пытаемся мнимым правильным образом состыковать части старой системы — бизнес как заказчика сотрудников с определенными знаниями и навыками, образовательные учреждения, как места, где их готовят, и самих людей, живущих в парадигме «я получил высшее образование, значит востребован», а это не тот путь.

Чтобы говорить о конкурентоспособности в новых условиях нам надо для начала переосмыслить всю систему взаимоотношений всех уровней образования с бизнесом. Требуется создать новую образовательную экосистему, в которой и сами образовательные учреждения, и бизнес, и потребители образовательных услуг будут объединены взаимным интересом к соучастию в процессе образования.

Для того, чтобы новая экосистема появилась и стала жить, нужно подвергнуть переменам все три ее составляющие.

Учебные учреждения должны найти новую систему отношений с рынком. С одной стороны, они должны отвечать потребностям бизнеса в кадрах, с другой — оставаться в поле академических исследований, находиться в поисках ответов на вопросы будущего.

Бизнес в свою очередь перестаёт быть заказчиком кадров, отправляющим требования к специалистам в образовательную систему. Он становится субъектом образовательного процесса, участвуя в нем и даже конкурируя с учебными учреждениями. Уже давно практики ведут целые курсы и программы в университетах, этот тренд будет только нарастать, и компании должны быть готовы развивать собственные образовательные пространства и платформы для постоянного обучения своих сотрудников.

Нам также придётся, простите, провести ментальную революцию среди потребителей образовательных услуг. Нам предстоит научиться с первых ступеней обучения готовить тех людей, которые в последующем будут настроены на постоянное повышение квалификации. Образование — непрекращающийся процесс. Больше никогда нельзя будет произнести фразу «Я в этой сфере знаю всё». И это очень большой вызов для людей среднего возраста. Поверьте моему опыту.

Ну и наконец, крайне важно, чтобы все участники образовательного процесса были готовы понимать и принимать новые технологические решения. Это ещё один вызов, потому что все ещё принято брюзжать, что «дети перестали читать», а клиповое мышление их погубит и приведёт к деградации. Нет, не приведёт. Новые технологии получения знаний должны интегрироваться в образовательные процедуры всех уровней.

Да, описанный выше путь перемен пугающе сложен, но необходимо начать движение, иначе ни о какой конкурентоспособности мы не сможем говорить уже никогда.

Новости партнеров