03.06.2007 00:00

Аромат памяти

В отличие от модной парфюмерии классические ароматы пробуждают воспоминания и эмоции

Весь XX век парфюмерия неуклонно утрачивала свою исключительность, основанную на использовании дорогостоящих натуральных ингредиентов. Большинство природных компонентов заменили на синтетические. Это удешевило парфюмы и сделало их общедоступными.

Но сегодня завоевывает популярность идея «экологичного образа жизни». Ее последователи едят органическую пищу, носят одежду из натуральных тканей, пользуются мебелью из природных материалов. На этой волне вернулся спрос на «натуральную» парфюмерию.

Как правило, такие композиции сложны и рассчитаны на знатоков. В них предлагается не «образ сезона», а квинтэссенция воспоминаний и эмоций. Ведь известно, что восприятие запахов напрямую связано с работой памяти и воображения.

Сами по себе запахи не бывают приятными или неприятными — эти критерии зависят от культурных традиций. Немцы любят запахи свечей, чистого постельного белья, леса и трав. Японцы — цветов и чистого тела. Иногда опытные парфюмеры добавляют в композиции немного «неприятных» запахов — для пикантности. В духах XIX века эту роль играла серая амбра, которую добывали из выделений кашалота. Как и другое вещество животного происхождения, мускус, она считалась афродизиаком. Резкий землисто-древесный запах пачулей стал популярным в колониальные времена, когда европейские дамы стали кутаться в индийские шали: на Востоке кашемир перекладывали пачулями, чтобы уберечь от моли, и этот запах стал символом модной экзотики. Но когда ориентальная мода прошла, пачули стали считаться признаком дурного вкуса. Их реабилитировала в 1937 году модельер Эльза Скьяпарелли, а в 1960-е ими увлеклись хиппи. Сейчас Восток снова в фаворе, а вместе с ним и пачули.

С другой стороны, парфюмерия долго (почти до середины прошлого века) не делилась на мужскую и женскую. Просто постепенно мужчины перестали пользоваться цветочными ароматами, оставив на свою долю «лесные» запахи — сосны, кедра, дубового мха, кожи. Подходящими также считались ароматы сигар и выдержанного виски. Одним словом, мужчина примерял на себя образ благородного охотника. Сейчас, с полным смешением мужского и женского, ароматы-унисекс находятся на пике спроса.

И вот во время моды на «экологичность» и унисекс вернулась популярность некогда легендарных парфюмерных домов. История английской марки Floris насчитывает 250 лет, Penhalligon’s — на сто лет меньше. Смешивая в Лондоне масла и эссенции, прибывший с Менорки Хуан Флорис воскрешал в памяти ароматы родного Средиземноморья. Первый же запах Вильяма Пенхалигона был навеян турецкими банями и назывался Hammam Bouquet. Его Blenheim Bouquet, созданный для герцога Мальборо, покорил аристократа цитрусовым звучанием, которое удачно контрастировало с господствовавшими в то время цветочными композициями. Пенхалигон получил звание парфюмера Ее Величества, Флорис такой чести не удостоился, но легендарный Джеймс Бонд всегда «носил» только Floris №89.

Однако главное значение сегодня имеет не столько история дома, сколько личность парфюмера. Например, марка The Different Company создана Жан-Клодом Эллена в 2000 году, но пользуется огромным авторитетом у ценителей. Ароматов всего пять, каждый назван по главному компоненту — Osmanthus, Bois d’Iris, Rose Poivree, Bergamote, Jasmin de Nuit. Каждый выраженно перечный, с огромной долей натуральных масел. Например, на создание 250 мл Bois d`Iris уходит 200 кг корней ириса. Ирис должен расти три года, его корни нельзя повреждать при прополке, растение собирают вручную и сушат в течение месяца, а затем целых 5 лет идет процесс дегидратации. Из получившегося сырья готовится пудра, из пудры эссенция, и лишь через восемь лет после посадки появляется Bois d`Iris.

Жан-Клоду Эллена принадлежит также авторство шести унисекс-ароматов серии Hermessence дома Hermes. В Rose Ikebana запах розы, пиона и магнолии оттенен зелеными нотами ревеня и грейпфрута. В Vetiver Tonka слышны ноты лесного ореха, бергамота и ванили. Аромат перца в Poivre Samarcande смягчается древесными нотами дуба и кедра. Ambre Narguile — чувственный запах с нотами меда, карамели и восточных специй. Osmanthe Yunnan — экзотический аромат цветка китайского османтуса. В Paprika Brasil жар острого перца охлаждается сочными зелеными нотами. В бутиках Hermes ароматы помогают подобрать так, как подбирают одежду из кожи, шелка или кашемира.

Одна из заслуженных марок — французская L’Artisan Parfumeur. Она была создана в 1976 году, но вдохновлялась «давними традициями французского парфюмерного искусства», и ее строгие восьмигранные флаконы выглядят вполне как ретро. Первый же аромат, Mure et Musc («Ежевика и мускус»), воспроизводил ощущение летнего сада, нагретых на солнце ягод и листьев. Dzing! — сухой и резковатый запах цирковой арены и кулис, кожа, имбирь и мускус. Passage D’Enfer («Дорога в ад») — запах 1999 года, когда все рассуждали о конце света: ладан как знак небесного и божественного и мускус как знак телесного и дьявольского. L’Artisan Parfumeur впервые создал аромат на основе инжира — Premier Figuier. Сегодня компания выпустила яркий «порочный» мужской Fou d’Absinthe — «Без ума от абсента». В процессе раскрытия этого аромата эффект «холодного спиртового пламени» сменяется горячим коктейлем четырех специй — перца, гвоздики, мускатного ореха, имбиря и усиливается ароматом пачулей. Два года назад компания запустила серию Grand Cru, решив применить к парфюмерии принципы виноделия: ценность букета определяется годом урожая. Первый из них — Fleur d’Оrange 2005. Тунисского флердоранжа хватило на 2990 флаконов, каждый из которых пронумерован. В 2006 году подоспел «миллезимный» урожай нарциссов.

Непререкаемый современный авторитет «высокой парфюмерии» Серж Лютанс, основавший марку Serge Lutens, тоже использует только натуральные компоненты. В числе своих фаворитов он называет Sa Majeste de la Rose, Clair de Musc и самый дерзкий — Ambre Sultan. «Около 30 лет назад я отыскал кусочек янтаря в старом Марракеше и с того самого дня мечтал создать янтарный аромат. Он получился подчеркнуто ориентальным, с сильным влиянием восточных пряностей», — говорит Лютанс. В феврале этого года вышла последняя новинка от Лютанса — аромат Rousse, чье название означает рыжевато-коричневый цвет, отсылая к цвету корицы. Он, свежий и пряный одновременно, построен на контрастах: ноты корицы и мандарина соединяются с мускатным орехом, кедром и амброй.

Серж Лютанс считает, что разделять парфюмерию на мужскую и женскую — ошибка: «Парфюмерия существует просто для мужчин и женщин, которые ее любят. В XIX веке, если мужчине нравилось душиться розой или лавандой, он пользовался розой или лавандой. И это было очень изысканно, если он сам был изыскан. Если же он не был элегантен, то использование розовой воды не могло сделать его более элегантным. То же верно и в отношении женщины. Парфюмерия — это отражение того, что вы собой представляете».

Новости партнеров