Минута славы: три способа, как продать свою идею на телевидение

Фото DR
Фото DR
Основательницы и партнеры продюсерской студии Biser Галина Кисанд и Яна Жарчинская о правилах, которые стоит помнить в бизнесе, связанном с производством телевизионного контента

Мы основали студию Biser пять лет назад. За этот период штат вырос с семи до почти 80 человек, 7 млн рублей годового оборота превратились в 120 млн рублей, 20-метровый офис пришлось сменить на помещение в 300 кв. м. Основа бизнеса студии Biser — это проекты для телевидения, на них приходится порядка 60% нашей выручки, остальное — коммерческое видео. Программы нашей студии в разное время выходили на ТНТ, «Первом канале», «России 2» и «России 24», СТС, «ТВ Центре», мы занимались производством роликов для ЦСКА, AviaSales, Oriflame, Barilla и других частных и государственных компаний.

Не бойтесь участвовать в том, что кажется вам абсурдным и бесперспективным

Три года назад на сайте «Первого канала» появилось объявление о питчинге идей. Презентовать свои проекты могла любая продюсерская студия. Более того, для победы не требовалось ни производственной базы, ни большого опыта, ни влиятельных покровителей. Организаторы утверждали, что все, что было нужно, — иметь внятную идею. Это казалось какой-то шуткой. Между собой все продюсерские компании прямо говорили, что скорее всего дело закончится тем, что канал соберет идеи, выберет лучшие, а потом реализует их самостоятельно. «Кидалово», — рассудили многие и просто отказались от участия.

Мы решили рискнуть и отправили свои идеи на «Первый». И, как оказалось, не зря: Biser прошел все этапы конкурса, получил возможность презентовать свой проект генеральному директору канала Константину Эрнсту и стал компанией, которая заключила контракт на производство программы. Никакого «кидалова». И удивление в глазах коллег, которые до сих пор с трудом верят в то, что мы сделали это без чьей-то помощи.

Если об идее забыли, это еще не значит, что об идее забыли

Года четыре назад мы пришли на канал ТВ3 с предложением «поработать». Канал встретился с нами и сказал, что ему нужна передача, которая станет магическим «Ревизорро». Елена Летучая со своей программой тогда была на коне, и все хотели «сделать что-то подобное». ТВ3 нужна была программа, в которой на потребительскую прочность проверялись бы экстрасенсы и маги из городов России. Мы долго думали, но любая наша идея сталкивалась с двумя проблемами: во-первых, оценивать объективно героев такой передачи невозможно, во-вторых, не существует никакого формального закона, который позволял бы их в чем-то уличить. Казалось, что мы уже ничего не сделаем и можно расходиться, так и не поработав вместе, когда появилась идея дать возможность магам самим выносить друг другу оценки.

Мы сняли пилот, все были довольны, но потом что-то пошло не так, и проект оказался «замаринован» в столах продюсеров телеканала. Прошло два года, руководство ТВ3 перешло на СТС, а на их место пришли люди с ТНТ. Они достали пилот из ящика, предложили другого ведущего, попросили изменить стилистические подходы в съемке и запустили проект. Так появился «Сверхъестественный отбор».

Не бойтесь предлагать то, что уже было

Однажды один из федеральных каналов попросил нас посмотреть очень известный мировой кулинарный формат — My Mom Cooks Better Than Yours (шоу, где в кулинарном соревновании участвуют две команды, состоящие из мамы и взрослого сына или дочери, вышло уже в 11 странах). Однако после знакомства с форматом дело не пошло. Зато какое-то время спустя другой канал попросил нас изучить еще один формат, тоже кулинарный — Сutthroat Kitchen (шоу-соревнования между четырьмя поварами, уже 15 сезонов). Однако развития проект опять не получил. Но еще через какое-то время уже третий канал попросил нас подумать над кулинарным форматом. Мы вспомнили про первую программу, про вторую, а потом придумали свое шоу, которое назвали «Подставь, если сможешь» (проект выходил на канале ТНТ. — Forbes Woman). Оно нам так полюбилось, что даже после того, как его закрыли, мы собрали декорации, вывезли их на склад в Московскую область и до сих пор платим за их хранение. Потому что никогда не знаешь, в какой момент у этой идеи появится еще один шанс на перерождение, каких на телевидении очень много.