Война полов. Почему мы до сих пор сравниваем женщин с мужчинами

Фото Simon Dawson / Bloomberg via Getty Images
Сложно представить, что у мужчины-физика в интервью будут спрашивать о том, как он успевает проводить время с детьми и хороший ли он отец, хотя для женщин это реальность

Сегодня, в ХХI веке, порой кажется нелепым, что мы до сих пор всерьез обсуждаем, должна ли женщина в своей жизни выходить за пределы концепции трех «К» (киндер, кюхе, кирхе — с нем. «дети, кухня, церковь»). Еще каких-то 150 лет назад профессор Гарвардского университета Эдвард Кларк рассуждал о вреде посещения колледжа для девушек, так как интеллектуальная деятельность вызывает бесплодие, а немецкий невропатолог и психотерапевт Пауль Юлиус Мебиус, исследуя размеры мозга мужчин и женщин, предположил слабоумие последних. Совсем недавно женщины были вынуждены скрываться под мужскими именами, чтобы запатентовать какое-то изобретение или добиться успехов в профессии. Один из самых скандальных случаев произошел во второй половине ХIХ века, когда только после смерти известного военного доктора Джеймса Барри, который работал в тропических колониях, выстроил успешную систему соблюдения гигиены и, по некоторым данным, совершил первую успешную операцию «кесарево сечение», выяснилось, что на самом деле это была женщина, Маргарет Энн Балкли. Не будучи мужчиной, она не имела права на медицинское образование, и после обнаружения этого факта информация о враче была засекречена и обнародована только в середине ХХ века. Женщины изобрели предметы, которые до сих пор почему-то традиционно ассоциируются с мужчинами, среди них: автомобильные дворники (Мэри Андерсон), рефрижераторы для хранения еды (Мэри Инжел Пенингтон), циркулярная пила (Табита Бэббитт), гидразиновый двигатель космических кораблей (Ивонн Брилл) и многие другие.

К счастью, сегодня не нужно притворяться мужчиной, чтобы воплотить в жизнь свои идеи, хотя многие женщины со мной поспорили бы. Прошло 100-200 лет, но до сих пор реакция общественности на женские успехи поражает. На российских форумах периодически обсуждают, нужно ли женщине садиться за штурвал самолета, часто не только мужчины, но и женщины заявляют, что в такой самолет попросту не зайдут. В конце концов в России до сих пор существует законодательный запрет на многие профессии для женщин. Забавно, но сегодня под статьями со списком женщин-изобретателей можно прочитать довольно жесткие комментарии с аргументами о несерьезности их открытий. И если заслуги Склодовской-Кюри не подвергаются сомнению, то, к примеру, многие программисты категорически отказываются признавать первой программисткой Аду Лавлейс или считают несерьезным изобретение Хеди Ламмар, которое легло в основу современного wi-fi, в том числе потому, что женщина снималась в откровенном кино. Хотя, казалось бы, какую угрозу несут женщины, которые жили 100 лет назад?

Женщины сегодня часто сталкиваются с выбором: материнство или карьера. Иногда этот выбор настолько жесткий и обусловлен серьезными факторами, что даже самая талантливая женщина может полностью уйти в быт и семью. Исследования показывают, что 50% женщин, которые занимаются наукой, не рожают детей и зачастую это их сознательный выбор, чтобы построить успешную научную карьеру. Данная проблема масштабна, и здесь, конечно, требуется помощь государства, чтобы женщины имели возможность не останавливаться в профессиональном развитии, чтобы как можно больше мужчин также уходили в декретный отпуск, чтобы компании предоставляли детские сады для детей сотрудников. И в этом смысле полезно изучить опыт скандинавских стран, где государство поддерживает гендерное равенство, показывает, что со временем та или иная сфера регулируется без его участия: к примеру, временные гендерные квоты на увеличение женщин во власти приводят к тому, что через определенный промежуток времени численность женщин-депутатов сохраняется и увеличивается уже без квот. И если говорить об отношении мужчин к карьерным достижениям женщин, то с помощью государства мужчины в Швеции вполне успешно «перевоспитались».

Однако проблема эта зарождается еще и на несколько ином уровне, психологическом и эмоциональном. Женщины подвержены так называемой «угрозе подтверждения стереотипа». Этот термин был предложен психологами Стэнфордского университета Клодом Стилом и Джошуа Аронсоном в 1995 году, когда они отметили, что у чернокожих студентов успеваемость была ниже среднего уровня и они часто бросали учебу. Подобный эффект наблюдается и среди женщин: мы с детства настолько подвержены стереотипу, что мужчины лучше и умнее нас, что все силы тратим не на решение конкретных задач, а на то, чтобы доказать, что мы не хуже. Это подтверждают различные эксперименты: девочки, которые писали тест по математике в классе только среди девочек, показали результаты лучше, чем те, которые писали его в окружении мальчиков, ведь стереотип, что девочки хуже разбираются в точных науках, все еще активно транслируется в школах, университетах и семьях.

В борьбе со стереотипами могут помочь различные эксперименты в школах и детских садах. Рассказывая детям о таких профессиях, как пожарный, программист, физик, химик, спасатель или водитель, исследователи замечают, что в основном дети ассоциируют их с мужским полом, даже в странах, где борьба с гендерным неравенством ведется на государственном уровне. Я сразу вспоминаю пример еще с 90-х годов, наверняка знакомый родителям, у которых дети занимались по учебникам математики Людмилы Петерсон. О том, что это женщина, а не мужчина, многие не догадываются до сих пор, продолжая склонять фамилию как мужскую. При этом я встречала людей, которые негативно отзывались об учебнике, а когда узнавали, что автор женщина, использовали этот факт как аргумент. Или, например, недавно Первый канал отказался брать комментарий у гендиректора BlaBlaCar, потому что она женщина, ведь журналист ожидал услышать на том конце провода мужчину, который, как оказалось, ранее покинул пост. В целом научные эксперименты, результаты которых публикуются в СМИ, могут помочь многим людям осознать, что они руководствуются стереотипами при принятии решений. К примеру, известный эксперимент ученых из Йельского университета продемонстрировал дискриминацию женщин в науке. Было составлено идеальное академическое резюме, но в одном случае оно было подписано условным Джоном, в другом — Дженнифер. Когда резюме подписывали мужским именем, претендента чаще приглашали на собеседование, чем когда подписывали его женским именем. Более того, заработную плату Дженнифер предлагали на 12% меньше, чем Джону. Подобные эксперименты проводились в других сферах, и в тех профессиях, которые традиционно считаются женскими, с подобным сталкивались мужчины. Угроза стереотипа — это условная «уловка 22», где женщины ходят по кругу: они боятся реализовывать свой потенциал, потому что считают себя хуже, а считают себя хуже, потому что боятся реализовывать свой потенциал. Поэтому, чтобы, к примеру, увеличить количество женщин в науке — нужно просто увеличить количество женщин в науке.

Сегодня написано сотни статей о роли женщин в науке, искусстве, программировании и других сферах. Истории успеха нужно рассказывать как детям, так и взрослым — кого-то они могут мотивировать. Однако СМИ, на мой взгляд, зачастую могут вредить этому процессу, как бы «причиняя добро». К примеру, зачастую о профессиональных успехах женщины написано вскользь, в интервью ей задают вопросы не о ее работе, а о муже, детях, кулинарных рецептах. Сложно представить, что у мужчины-физика в интервью будут спрашивать о том, как он успевает проводить время с детьми и хороший ли он отец, хотя для женщин это реальность. Мне запомнился один из последних случаев, когда СМИ написали, что первую фотографию черной дыры сделали благодаря алгоритму, который вместе со своими коллегами разработала 29-летняя ученая Кэтрин Боуман. Сначала русскоязычные издания упомянули только лишь о группе ученых, но затем в СМИ появилась информация о том, что куратором проекта была Кэтрин. Некоторые эксперты обвинили издания в отработке феминистической повестки, однако немногие заметили, что в интернете тут же стали распространять грязные шутки и мемы про девушку. Иногда факта, что то или иное открытие сделала женщина, которая не укладывается в стереотипные представления о ее роли, уже достаточно, чтобы в интернете появилась не совсем адекватная реакция.

Поэтому в первую очередь мы должны следить за тем, как говорим о женщинах, проверять, не являемся ли сами носителями этих стереотипов. Мы можем проверить не только себя, но и книги, статьи, которые читаем. Многие знают про тест Бехдель, который придумала писательница и мультипликатор Элисон Бехдель для измерения уровня дискриминации по половому признаку в фильмах, и достаточно всего трех условий, которые практически никогда не выполняются: в сюжете есть две женщины, которые говорят друг с другом и говорят они не о мужчинах. Подобный тест для статей о женщинах в науке, который может применяться и в других сферах, ввела журналистка Энн Финкбайнер. Условий не так много: в материале не нужно специально упоминать, что героиня — женщина, не нужно рассказывать, чем занимается ее супруг, как она успевает воспитывать детей и вести быт, почему ее ролевая модель так хороша для других женщин и как именно она стала «первой женщиной, которая». Попробуйте найти статьи, соответствующие данным критериям. Результаты вас удивят.

Новости партнеров