«Дети всегда были маргинальными членами семьи». Марина Мелия о проблемах воспитания

Фото Facebook
Сегодня, 1 июня, во всем мире отмечается день защиты детей. Мы поговорили с профессором НИУ ВШЭ, психологом Мариной Мелия о том, почему проблема воспитания в современном обществе сильно раздута, а наши завышенные ожидания от себя и ребенка мешают всем жить и быть успешными

Значимость детей в жизни женщины приобрела невиданные масштабы. Как соблюсти баланс между своими интересами и в то же время воспитать здорового, творческого, социально адаптированного человека? Об этом Forbes Woman поговорил с психологом, председателем попечительского совета благотворительного фонда «Дом с маяком», автором книг «Главный секрет первого года жизни» и «Наши бедные богатые дети», профессором НИУ ВШЭ, основателем консалтинговой компании «ММ-класс» Мариной Мелия.

Не кажется ли вам, что вся тема воспитания современных детей сильно раздута, ведь проблема отцов и детей была всегда?

Вы абсолютно правы, значимость детей в жизни женщины приобрела какие-то невиданные масштабы. Раньше люди собирались компанией и разговаривали о театре, книгах, работе. Сейчас все скатывается к обсуждению того, в какую школу кого отдали и что ребенок умеет делать. Дети всегда существовали на периферии и были маргинальными членами семьи, где во главе стояли родители. Сейчас же все централизировалось вокруг детей. Родители соревнуются друг с другом: «Мой Петя играет на фортепьяно, он лучший на боксе и в шахматной секции». Родители соревнуются со своими мамами и папами: «Вот мы-то не такие, как они, мы-то их ошибок не совершим».

Эта тенденция опасна для детей, родителей и в первую очередь для женщин, потому что они начинают все свои силы, эмоции и таланты тратить на детей.

А потом завышенные ожидания давят на ребенка?

На детей перекладывают слишком много ответственности, и на их плечах лежит огромный груз. В результате интересная женщина превращается в загнанную, вечно спешащую, следящую за жестким графиком походов в кружки и на дополнительные занятия. Для ребенка родители всегда — авторитетные фигуры. Какую модель перед собой увидит ваш ребенок? Увидит ли он успешную, счастливую, деятельную и целеустремленную маму или занудную, издерганную и постоянно предъявляющую претензии?

А так ли авторитетны сейчас родители? Для подростков авторитетами становятся YouTube-блогеры, которые сами совсем недавно были детьми.

Изначально родители являются авторитетом для ребенка, и их задача — со временем этот авторитет не растерять. Для этого необязательно знать всех современных рэперов или же какие-то новомодные словечки — нужно быть успешным, целеустремленным, делающим какое-то дело, приносящее пользу и выходящее за пределы семьи.

Сейчас весь мир на ладони — в смартфоне. Стоит ли ограничивать пользование ребенка цифровыми технологиями?

Родителям порой кажется, что чем раньше ребенок начнет осваивать новые технологии, тем лучше. Американская академия педиатрии вообще категорически запрещает показывать телевизор детям до двух лет, а потом рекомендует ограничить просмотр. Я считаю, что ограничивать ребенка стоит и дольше. Дело в том, что до трех лет формируется 80% нейронных связей, но какую информацию получает ребенок? Мама включает телевизор или что-то на компьютере в фоновом режиме, ребенок видит какие-то яркие пятна, блики — все это буквально бомбардирует ребенка. Но чтобы развить нейронные связи, нужны эмоции, которые, глядя на экран, считать трудно.

Ребенок получает огромное количество информации, и мозг будто зарастает сорняками, с определенного момента должна начаться «прополка», нужно буквально «прочистить ему мозги». Огромное значение тут имеет прямой контакт взрослого и ребенка, глаза в глаза. Но мама с малышом смотрят в экран, мама не уделяет ребенку внимания, коммуникации никакой нет.

Тем не менее дети, которые еще ходить-то не научились, уже тянутся к смартфонам.

Деятельность ребенка на каждом этапе роста жестко регламентирована строгими законами нейробиологии, не надо идти против природы. Сейчас все пытаются скорее научить ребенка иностранному языку, читать. Маленький ребенок может скачать приложение, позвонить, родители очень этому радуются. Но ведь мы забываем про фундамент и в результате строим здание, которое может рухнуть в любой момент. В первую очередь необходимо развивать эмоциональность ребенка, потому что потом будет поздно. У ребенка не развивается социальный интеллект, мы буквально обкрадываем его. А потом возникают вопросы: откуда эпидемия аутизма, дефицит внимания, гиперактивность?

Как ограничить ребенка, если техника повсюду?

Необходимо выставлять четкие границы, ребенок должен знать слово «нельзя». Он должен понимать, что это вещи не его, а взрослых. Дети прекрасно следуют порядкам и правилам, если они четко установлены. Так что никаких истерик, что им чего-то не дали, не будет.

Многие родители, чтобы любимое чадо не проводило время за планшетом, нагружают его всякими активностями, записывают в кружки, правильная ли это стратегия?

Для развития креативности ребенка намного полезнее приехать на луг, валяться в траве и разглядывать облака. У ребенка должно быть время скучать, слоняться, о чем-то мечтать. Сегодня ребенок лишен свободной игры. Он не может взять палку и представить себя дирижером, потом Гарри Поттером, потом всадником на лошади, воином — то, что в свободной игре он может сделать за пять минут.

Парадокс заключается в том, что все хотят вырастить творческого человека, лидера, умеющего достигать поставленной цели и стоять на своем. Но в результате подобного воспитания получаются хорошие исполнители, которые не имеют своего мнения, а лишь послушно делают то, что скажут, будь то рисование, музыка или хоккей. Ведь у ребенка даже нет времени подумать, что ему действительно нравится. Родители с самого маленького возраста сажают свое чадо на короткий поводок.

Вероятно, родители хотят как лучше, как это принято говорить, «занимаются» своим ребенком.

Отдавая ребенка на 10 кружков одновременно, родители, по сути, им не занимаются, делегируя это педагогам. Родители должны вырастить самостоятельного человека, который в конечном счете обойдется без них, адаптируется в обществе и выполнит свою жизненную миссию. Дети пришли в этот мир для того, чтобы жить своей жизнью, а не чтобы воплощать мечты родителей. Я за осознанное родительство. Не надо заниматься микроменеджментом. Надо давать ребенку возможность самому решать свои проблемы. Если он забыл форму на физкультуру или учебник, ничего страшного, значит, в следующий раз возьмет все необходимое. Не надо по вечерам проверять его рюкзак, но в то же время важно быть рядом, когда мы действительно нужны, когда у ребенка проблемы, которые ему не по плечу.

Недавно было проведено исследование Сбербанка о молодежи, в ходе которого выяснилось, что одна из основных претензий детей к родителям — что те не говорят, как жить, не дают установок. Раньше опыт передавался от поколения к поколению, а теперь люди не знают, как изменится мир завтра. Есть ли действительно такая проблема, на ваш взгляд?

В семье обязательно должна быть система ценностей. Это не высокопарные слова. Своим детям я всегда говорила: «Представьте, что у нас в доме пожар, мы выскочили на улицу— и что у нас осталось? Это наше здоровье, знания, умения, навыки, друзья, родственники, это то, что у нас есть, и этого не отнять». Именно эти вещи ценны, и в них надо вкладываться.

А как же работа?

Работа тоже очень важна, потому что благодаря ей мы учимся и развиваемся. У меня трое взрослых детей, которые очень много работают, во многом потому, что у них была работающая мама.

Женщины, которые много работают, начинают чувствовать вину перед своей семьей. Как избавиться от синдрома плохой матери?

Многие мамы сейчас испытывают три основных чувства — это любовь, страх и вина. Нужно просто постараться расставить приоритеты. Первый год требует максимального временного погружения в ребенка. Важно понимать, что мы делаем. Мы не просто меняем подгузники, кормим, терпим крик, а вкладываемся в развитие ребенка, закладываем фундамент на всю его жизнь. Это как в известной притче: не кирпичи таскаем, а строим храм. До трех лет с ребенком, конечно, надо максимально много времени быть рядом. Нужно его обнимать, целовать, прижимать, разговаривать с ним. Но бывают разные жизненные обстоятельства, и не всегда мама может посвятить все свое время малышу. Тогда няня или бабушка может быть этим человеком, только важно, чтобы это был один человек. Он должен выполнить роль главного взрослого, который защищает малыша, буквально «вылизывает и ухаживает», бросается на каждый его писк.

Давайте поговорим о вашей работе в благотворительности. Вы являетесь председателем попечительского совета фонда «Дом с маяком». Расскажите, пожалуйста, с чего все начиналось и как вы туда пришли.

Мой старший сын был волонтером фонда «Подари жизнь» Российской детской клинической больницы. Там также волонтером была семнадцатилетняя девушка — Лида Мониава. Она и стала главным организатором детского хосписа. Я по мере сил всегда участвовала в этом деле. С 2013 года начала работать выездная служба паллиативной помощи. В год примерно 800 детям оказывается поддержка. Благотворительный фонд «Дом с маяком» был официально зарегистрирован в прошлом году. И я вполне органично связала с ним свою жизнь.

Какие у вас обязанности?

Моя главная задача состоит в том, чтобы избавлять людей от стереотипов о благотворительности, которые витают в российском обществе.

Например, человек скорее даст деньги на конкретного нуждающегося, чем организации. Но именно специализированные организации могут действительно помочь ребенку. Если у ребенка неизлечимая онкология, ему нужен врач, сестра, сиделка, психолог, определенные лекарства, спецоборудование. Сами родители просто не в состоянии это организовать. Я, заработав за свою жизнь определенную репутацию, теперь могу ее использовать, призывая перечислять фонду деньги, а он уже грамотно и профессионально их распределит.

Второй стереотип — в благотворительных компаниях работают буквально святые люди, только за идею и творят добро 24/7. Зачем тогда давать им деньги? Но это не так. Там работают профессионалы, у которых такой же рабочий день, рабочее место, фиксированная заработная плата. На это все нужны деньги. Чтобы люди не боялись делать пожертвования, фонд должен быть абсолютно открытым, прозрачным, честным.

Существует третий стереотип, что помогать должны только богатые люди, но ведь каждый может внести свой маленький вклад. Пусть это будет 100 рублей, но 100 рублей каждый месяц. Важно не просто помогать, а помогать систематически, соразмерно вашим возможностям. Для организации очень важна подушка безопасности, которая и складывается из регулярных пожертвований.

Сколько денег нужно фонду для его нормального функционирования?

В прошлом году было потрачено более 557 млн рублей. Сейчас под опекой фонда находится 586 детей. На 2019 год осталось собрать около 621 млн рублей.

Меняется ли как-то отношение в обществе к теме благотворительности?

Да, и очень сильно. Если бы отношение не менялось, не собрали бы денег, не было бы столько мероприятий и открыто бы это не обсуждалось. Сейчас благотворительность в моде, и это замечательно.

Существует мнение, что добрые дела надо делать тихо, мол, зачем кичиться этим и трезвонить на каждом углу. Как вы считаете, нужно ли говорить во всеуслышание о том, что ты занимаешься благотворительностью?

Несмотря на то что даже в Библии сказано «Когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая», я считаю, что рассказывать об этом обязательно нужно. Конечно, не надо бить себя в грудь и кричать на каждом углу: «Я помогаю, посмотрите, какой я хороший». Но люди, обладающие определенным авторитетом и влиянием, должны говорить о том, что они помогают.

Новости партнеров