«В НАСА никому нет дела до твоего пола». Как астронавт Анна Фишер стала одной из первых женщин, полетевших в космос

Юлия Шампорова Forbes Contributor
Анна Фишер Анна Фишер Фото Fox Photos/Hulton Archive/Getty Images
Одна из первых американок, побывавших в космосе, и первая в мире мать, которая совершила космический полет, когда ее дочке было всего 14 месяцев, Анна Фишер в эксклюзивном интервью Forbes Womаn рассказала, почему в какой-то момент ключевые посты в управлении НАСА заняли именно женщины

За время существования национальных космических программ США послали в космос 50 женщин, а за последние несколько месяцев американские астронавты трижды осуществили выход в открытый космос исключительно женским составом. Для сравнения, за всю историю существования советских и российских космических разработок у нас было только 4 женщины-космонавта (притом что первой женщиной-космонавтом в мире стала Валентина Терешкова, а первой женщиной, вышедшей в открытый космос, — Светлана Савицкая). О том, как в США удалось выстроить такую систему, которая позволяет женщинам бороздить просторы галактики, обозреватель Forbes Woman Юлия Шампорова поговорила с астронавтом Анной Фишер.

Почему в некоторых странах женщины неформально отстранены от космических исследований? И как побороть гендерные стереотипы в космосе?

Есть несколько причин. Поскольку американцы использовали космические корабли — шаттлы — вместимостью до 7 человек, это в целом позволяло США отправлять в космос больше людей. Как вы знаете, программа космических шаттлов использовалась нами несколько десятилетий, за это время в космосе побывало много американок и американцев. Что касается русских, то они отправляли только двух человек за один раз, и один из этих двоих должен быть пилотом — чтобы управлять ракетой «Союз». Второй человек мог быть либо полетным инженером, либо вторым пилотом, либо ученым. Это могло быть весомым фактором.

Есть и культурные различия. За последние полгода я активно путешествовала с лекциями по разным странам, и меня удивило, что во многих из них к женщинам относятся иначе, чем в США. Это напоминает мне об эпохе, когда я только начинала свой путь. В 50-е и 60-е годы женщинам не разрешали заниматься многими профессиями. Мне никогда даже в голову не приходило стать пилотом, я об этом и не мечтала. Я хотела заниматься наукой и попробовать себя в медицине, и даже эти профессии в то время не были так доступны женщинам, как сейчас. Женщинам, например, было запрещено управлять боевым самолетом, женщин не принимали в летные школы.

То, как обращаются с женщинами в некоторых странах, напоминает мне Америку 20-25 лет назад. Я думаю, что сегодня — учитывая, как стремительно меняется общество, как глобализация и интернет влияют на наше восприятие мира, — женщины поймут, что они могут делать все те вещи, которые им запрещали раньше. В том числе и благодаря тем женщинам-астронавтам, с которыми работала я и которые пришли после нас. Общественные изменения не происходят за один день, требуется много времени.

Как женщины-астронавты могут этому способствовать?

Одна из причин, по которой я путешествую по разным странам с лекциями, рассказывая людям о своем опыте, — это желание вдохновить женщин. Сказать им: «Вы тоже можете это делать, и делать хорошо!»

На прошлой неделе астронавт Кристина Кох вернулась из космоса, она пробыла на МКС 328 дней, установив новый рекорд по длительности пребывания женщины в космосе. Кристина Кох и Джессика Мейр совершили три совместных выхода в открытый космос. (Астронавты осуществили первый в истории выход в открытый космос исключительно женским составом 18 октября 2019 года, а также 15 и 20 января 2020 года. — Forbes). В дни, когда я только готовилась стать астронавтом, это было бы неслыханно!

Даже в США прогресс движется медленно, но я очень надеюсь, что ситуация постепенно будет меняться. Надеюсь, мы с коллегами тоже приложили усилия к тому, чтобы продемонстрировать, на что способны женщины.

Мы часто собираемся с подругами, чтобы обсудить жизнь и работу, некоторые из них — юристы, адвокаты. И я помню, что однажды мы обсуждали, как к женщинам относятся в различных юридических фирмах. И я слушала о проблемах, с которыми они сталкиваются, о том, как сложно стать партнером. А мне нечего сказать по этому поводу. В НАСА никому нет дела до твоего пола, религиозных убеждений, расы — все это им не интересно. Их волнует только, насколько хорошо ты выполняешь свою работу.

В какой-то момент директором Космического центра имени Линдона Джонсона (центр НАСА по управлению и контролю за космическими полетами, разработке космических кораблей, обучению астронавтов и подготовке полетов. — Forbes) стала женщина (Кэролин Хантун), руководителем полетов космических миссий НАСА стала женщина (Мишель Брекке), командиром Международной космической станции стала женщина (Пегги Уитсон). Притом что все они были пилотами, специалистами НАСА в различных миссиях. Это невозможно было бы представить в годы моей юности.

Когда я стала астронавтом, пилоты были главными и несли основную ответственность, и поэтому ситуацию, при которой командиром Международной космической станции стал бы специалист миссии (и женщина!), невозможно было представить. За свою карьеру я наблюдала драматические изменения в НАСА, и я считаю, что это одно из лучших мест работы для женщин.

Звучит неправдоподобно хорошо.

Да! И это потому, что женщины доказали, что они высокопрофессиональны и отлично справляются со своей работой в космосе. Если вы возьмете старую фотографию руководителей полетов космических миссий НАСА, вы увидите там исключительно коротко постриженных мужчин. А сейчас на фотографии будет очень много людей разного пола и расы. Думаю, что в процентном соотношении мужчины и женщины будут 50 на 50. Все это произошло, потому что в свое время НАСА приняло осознанное решение о том, что они будут нанимать на работу женщин. Я помню, что вроде бы Нийоту Ухуру, персонажа сериала «Звездный путь», — я фанат «Звездных войн», поэтому всех персонажей «Звездного пути» не знаю — послали в американские студенческие городки, чтобы рекрутировать женщин.

«Конечно, оставить дочку в таком маленьком возрасте — самая сложная вещь, которую я когда-либо делала в своей жизни»

НАСА активно занималась этим вопросом, и когда меня и пятерых моих коллег-женщин впервые отобрали в качестве астронавтов, прилагало все силы для того, чтобы у нас все получилось. Интересно, что некоторые молодые женщины, которые сегодня работают в НАСА, рассказывают, как они давным-давно писали нам письма и просили автографы, а сейчас они — наши коллеги, они выходят в космос и делают такую сложную работу, которая нам и не снилась. В такие моменты я чувствую себя как гордая мама!

Вы были не только одной из первых женщин-американок, оказавшихся в космосе, но и первой в мире мамой-астронавтом — вашей дочери было всего 14 месяцев. А утвердили вас на полет за две недели до родов. Очевидно, что вы многим пожертвовали, пока шли к своей цели. Помните ли вы тот момент, когда увидели Землю из иллюминатора и подумали: «Вот оно»?

Таких моментов было несколько. Помню, когда я проходила собеседование с комиссией по отбору космонавтов, я сказала им (хотя по закону вы даже не можете об этом спрашивать): я хочу быть астронавтом и хочу иметь детей. Я даже не уверена, почему вообще начала об этом говорить, но таким образом они узнали о моих намерениях с самого начала.

Конечно, оставить дочку в таком маленьком возрасте — самая сложная вещь, которую я когда-либо делала в своей жизни. Но я очень хорошо помню момент, когда мы приземлились и я впервые после разлуки увидела мужа (который тоже был астронавтом, но не прошел отбор в моем потоке, его отобрали в следующем), я посмотрела ему в глаза и сказала: «Это того стоило!» Это были мои первые слова после возвращения.

Тяжелая работа, которую я проделала, все мои жертвы — все это того стоило. И я говорю не только про сам полет — это и труд в команде, и удовлетворение от работы, ведь наш полет был очень сложным: мы должны были вернуть спутники на нужную орбиту. До нас этого еще никто не делал. Спутники сошли с курса в феврале, а мы прилетели в ноябре — это очень короткий промежуток времени для того, чтобы разработать технические средства, процедуры, тренинги для выполняемой нами миссии. Вдобавок ко всему я только недавно стала матерью! Интенсивность этих месяцев и понимание того, чем я рискую, — делали этот период очень тяжелым. Но все это того стоило, и я ни о чем не жалею!

Недавно я разговаривала со своей дочерью, она журналист и много путешествует по стране (Кристина Фишер работает журналистом и ведущей новостей в Fox News. — Forbes). Поскольку ее компания постоянно отправляет ее в различные командировки, связанные с освещением президентских выборов в Америке, а у нее маленький ребенок, она спросила меня, как я к этому отношусь. И я ей ответила: «Дорогая, ты помнишь себя в том возрасте, когда я улетела в космос? Вот и с твоей дочкой все будет в порядке — я тебе помогу, твой муж и твой папа тоже помогут. Будет тяжело тебе, а с Клер будет все в порядке».

Тем не менее, когда у вас родилась вторая дочь, вы взяли паузу на семь лет. Не было ли это продиктовано чувством вины по отношению к старшей?

Нет, не думаю. Просто двое детей — это намного больше работы, чем с одним ребенком. С одним можно распределить время и на работу, и на семью. Когда у меня появилась вторая дочь, Кристине было 5 с половиной, девочка пошла в частную школу в Хьюстоне, куда нужно было добираться 45 минут, к тому же у нее было много разнообразных внеклассных занятий. При этом я должна была ухаживать за младшей дочкой. Ситуация просто стала намного сложнее. Я могла бы остаться на работе, но я решила, что у нас много астронавтов, которые ждут своего шанса на полет, но у моих девочек есть только одна мама, и я не хотела в зрелые годы жалеть о том, что не проводила с ними достаточно времени.

Мне очень повезло: мой босс сам воспитывал пятерых детей, и я думаю, он намного лучше понимал сложности совмещения серьезной, требующей большой отдачи карьеры и воспитания детей. Я думаю, что если бы на его месте был другой человек, я могла бы взять год отпуска, может быть, два, но я не думаю, что меня бы отпустили так надолго.

Каково вам было возвращаться в работу?

Возвращаться после семи лет отсутствия было вторым самым сложным шагом в моей жизни (первым — оставить Крис в 14 месяцев и улететь в космос). Мне казалось, что я вернулась в совершенно другой мир. Сегодня, с интернетом, вы всегда можете оставаться в курсе того, что происходит у вас на работе, даже если вы не находитесь в офисе, но когда я уходила, интернета не было.

Я была в отпуске без какой-либо связи с офисом или понимания того, что там происходит. Когда я вернулась, я столкнулась с новой реальностью: компьютеры, интернет, электронная почта, новые люди, ведь большинство людей с моего потока, ушли на другие должности, кто-то вернулся в университет или в авиационно-космическую отрасль.

Было такое чувство, что я начинаю все с нуля. Но в то же время я была единственным человеком, который помнил, как все было устроено в самом начале программы космических шаттлов. Получилось так, что я осталась единственной в офисе, кто мог сказать начальнику о том, что некоторые требования, предъявляемые астронавтами к работе, не могут быть реализованы на этом этапе. К тому же мы работаем не только над чем-то абсолютно новым, мы еще и делаем это совместно с русскими коллегами, и у них есть свое понимание, что верно. Я чувствовала, что оказалась в правильном месте в правильное время — с подходящим опытом и багажом знаний.

Какие основные качества необходимы женщине, чтобы успешно справляться с работой астронавта, не только находиться в космосе, но и работать в команде, переносить эмоциональные и физические перегрузки?

Когда я впервые начала работать в НАСА, я занималась разработкой дистанционного телескопического манипулятора. И моей первой мыслью было: «Я врач, а не инженер, что я буду делать?» Но постепенно они ввели меня в курс дела, и я стала работать в этой области, и вдруг поняла, что я разбираюсь в том, что делаю. Я, может быть, не знаю, как сконструировать манипулятор, но я знаю, что нужно для того, чтобы управлять им: я знаю, какой тип дисплея мне нужен, какие функции необходимо предусмотреть.

«С годами, когда вы оказываетесь в сложных, дискомфортных ситуациях, вы видите, что можете достойно и уверенно из них выходить, даже если делаете ошибки»

Когда вы учитесь в таком вузе, как Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе, вы вырабатываете в себе уверенность, потому что у вас получается выполнять те задачи, которые перед вами стоят. Например, несмотря на то, что вначале меня пугала химия, я втянулась в учебный процесс и стала понимать, что мне объясняют на лекциях.

Затем я поступила в Медицинскую школу, и опять сначала всего боялась, была в ужасе от того, сколько нужно выучить. Меня пугало, что ночью за мной может прийти медсестра, потому что у какого-то пациента возникла внезапная проблема, а мне надо срочно решить ее.

Постепенно, с годами, когда вы оказываетесь в сложных, дискомфортных ситуациях, вы видите, что можете достойно и уверенно из них выходить, даже если делаете ошибки. Вы просто учитесь. Все это помогает обрести уверенность в себе.

Я наблюдала за своими коллегами — за пилотами, которые занимались тестовыми полетами — и корректировала свое поведение, следуя их моделям поведения. В какой-то момент, когда я готовилась отправиться в космос и прошла все необходимые тренировки, я поняла — на самом деле я разбираюсь в том, что я делаю. И это потрясающее чувство, но оно не появляется сразу.

Как-то меня спросили, было ли страшно отправиться в космос. Но когда вы находитесь в этом процессе, готовитесь к этому годами, все происходит медленно, и вы сами не понимаете, как меняется ваше восприятие. Вас не просто берут с улицы и отправляют в космос, это процесс, и к тому моменту, когда вас посылают в космос — вы к этому готовы. Но для этого требуется много времени, и корни той уверенности, которую я приобрела, уходят в самое начало учебы в университете и тем трудностям, которые приходилось преодолевать там, процесс получения навыков и уверенности в себе идет эволюционно.

Сегодня бизнес активно идет в направлении развития космического туризма, с какими трудностями могут столкнуться люди, которые хотят полететь в космос без специальной подготовки?

Я не думаю, что в космос можно попасть прямо с улицы — просто проходить мимо, забраться в ракету и взлететь, — такого не бывает. Для всех космических туристов должна быть определенная программа подготовки. Это, конечно, не тренинг для астронавтов, но тем не менее. Ко мне обращались люди, которые этим занимаются, и мы думаем над тем, чтобы разработать программу подготовки для космических туристов для того, чтобы это было безопасно, комфортно и в удовольствие. Нужно понимать, что полет в космос по ощущениям очень сильно отличается от полета на пассажирском самолете.

Чтобы вы порекомендовали девочкам, которые живут в России, Франции или любой другой стране и мечтают о космосе?

Прежде всего делайте то, что искренне любите! Стать астронавтом — очень и очень сложно. Во время последнего набора астронавтов в США на 12 мест было 18 000 претендентов. Именно поэтому нужно делать то, что нравится, а не заниматься этим просто потому, что вы мечтаете стать астронавтом. И если это правда то, к чему вы стремитесь, будьте настойчивы, не сдавайтесь, если закрывается дверь, попытайтесь влезть в окно. Например, сейчас есть много людей, которые состоялись как успешные бизнесмены, которые могут себе позволить отправиться в полет с Virgin Galactic Ричарда Брэнсона. Всегда есть обходные пути, просто не нужно сдаваться и терять настойчивость, и кто знает, какие сюрпризы готовит нам будущее.

Новости партнеров