Что такое «пауэр-дрессинг», или как женщины смогли выбраться из-под каблука

Фото Getty Images
Главный результат этих тенденций — возможность для современной деловой женщины самой выбирать, как она хочет выглядеть. Фото Getty Images
Чуть более 50 лет назад женщины начали массово выходить на офисную работу, а потом и занимать руководящие должности. В борьбе за равные права и возможности внешний вид имел вес — мы прошли долгий путь от идеально сидящего женственного костюма и шпилек до комфортного повседневного образа. Разбираемся, как это произошло

 

Промышленная революция второй половины XIX века и первой половины XX века впервые позволила женщинам работать — до этого ходовыми «профессиями» для них были гувернантка, помощница по хозяйству и компаньонка, которые превращали девушек не в работниц, а в прислугу.

Впрочем, в начале XX века до равных карьерных возможностей с мужчинами было еще далеко — женщины были задействованы в тех областях, где не требовалось квалификации, но приходилось заниматься физическим трудом: на швейных фабриках, прядильных мануфактурах, в табачной индустрии. В годы Второй мировой войны женщины взяли на себя еще больше —  именно они обеспечивали работу заводов и предприятий в тылу. После войны новыми массовыми профессиями для женщин стали секретарь, наборщица текста, телефонистка — по сути, выполняющие все ту же обслуживающую функцию.

Ситуация начала меняться только в 1960-х — не без труда женщины США и Европы стали пробиваться на руководящие или «творческие» должности. Именно этим занимается в первых сезонах сериала «Безумцы» Пегги Олсон (Элизабет Мосс), оказавшаяся сначала секретарем, а затем копирайтером в ре кламном агентстве, где мужчины расценивают женщин только как прислугу. Главные героини сериала — отличный пример того, как в то время предписывалось выглядеть успешным работающим женщинам. Сексуальная секретарша Джоан носит обтягивающие платья, подчеркивающие фигуру, предпочитает яркий макияж и аккуратные укладки. Она олицетворяет собой образ идеальной женщины — теперь от девушек требовалось не только быть отличной хозяйкой, но и не менее обворожительным украшением офиса. Ее противоположность, Пегги, носит нарочито мешковатые и неяркие вещи, будто пытаясь отвлечь окружающих от своей гендерной принадлежности. Скромная, но по-прежнему женственная одежда стала для женщин одним из немногих способов обратить внимание окружающих на свои карьерные достижения.

Деловая мода того времени — аккуратные, но не яркие костюмы-двойки (с юбкой-миди), скромные укладки (каре или убранные волосы средней длины), минимальный, но обязательный макияж с акцентом на ровный тон лица.

Протест расправляет массивные плечи

Лишь двадцать лет спустя вектор деловой моды сдвинется в сторону пауэр-дрессинга — одежды в мужском стиле, сводящей к минимуму любые проявления женственности и слабости. Широкие брюки, пиджаки с массивными плечами, смокинги прямого кроя, белые рубашки без вытачек, блузки с галстуками и свободные юбки длины миди — строгие линии и характерный для мужской моды силуэт новых деловых костюмов призван заставить окружающих воспринимать женщин-сотрудниц всерьез. Деловой макияж того времени контрастирует со сверкающими диско-образами для вечеринок и выходов в свет: это, как правило, плотный слой тонального крема, подчеркнутые тонкие брови, акцент на скулы и немного блеска на губах. Выше всего по-прежнему ценится ровный тон лица, отсутствие видимых признаков усталости и проблем с кожей, цветущий вид и идеально белые зубы.

Канун миллениума и андрогинность

В 1990-е пауэр-дрессинг трансформируется в унисекс-стиль, который проникает и в деловую сферу, в ходу свободные костюмы, все те же белые рубашки, широкие галстуки и «макияж без макияжа». В то же время многие компании вводят свободный дресс-код — сотрудники получают возможность носить темные водолазки и прочий однотонный трикотаж, сменить неудобные туфли на каблуках на балетки и ботинки мужского типа. Для 1990-х характерны свобода в выражении себя и естественность — в миллениум мы войдем со Стивом Джобсом, который носит водолазку, джинсы и неприметные кроссовки. Этот образ лишен гендерной и возрастной привязки.

При этом в чести гламур — феномен, основанный на принципах гедонизма, внешнего лоска и роскоши. Женщины по всему миру вновь обращаются к идеальному образу, который подразумевает интенсивный загар, сложное окрашивание волос, отбеленные зубы и идеальное лицо. Теперь в ход идут инъекции для увеличения объема губ, наращивание ресниц, волос и ногтей — чрезмерность в почете. Индустрия красоты развивается, а вместе с ней растут возможности женщин во всем мире менять свою внешность. Для одних это становится способом оставаться в рамках конвенциональной красоты, для других — инструментом для экспериментов.

«За последние 30 лет произошли колоссальные изменения в подходе к уходу за собой. Мы осознали, что не идентичны, что на нас влияют генетика, факторы внешней среды и образ жизни. Учитывая эти обстоятельства, варьируется и уход, как косметический, так и медицинский. Возможности персонализированной медицины продолжают расти. Сегодня все манипуляции по уходу за внешностью и здоровьем мы адаптируем под пациентов, исходя из исследований организма — от генетических тестов до аппаратных диагностик. «Не навреди» — старейший принцип медицинской этики», — рассказывает медицинский директор Clinique La Prairie Хосе Лопес.

Getty Images
Getty Images

Свобода, равенство, разнообразие

Последние десять лет стали эрой diversity — разнообразия во всех сферах жизни, от частной до общественной и политической. С одной стороны, за сотню лет женщины так и не добились равноправия: неравная оплата труда, несправедливое гендерное распределение на руководящих должностях, сексизм в компаниях — все это по-прежнему не редкость. С другой — отстояли право оставаться собой: с неидеальной кожей и не всегда уложенными волосами, в удобной одежде и без макияжа вовсе. Конечно, некоторые корпорации предписывают строгий дресс-код (цвет колготок, длина юбки, оттенок блузки), но и эта тенденция постепенно отмирает. Мы все чаще работаем из дома или в коворкингах, ходим на деловые встречи после пробежки и назначаем совещания по скайпу. Скорость нашей жизни стремительно меняется, и образ идеальной работающей женщины отмирает как рудимент.

«Сегодня деловые женщины в уходе за кожей лица предпочитают многофункциональные средства, желая от одного или двух препаратов получить максимум эффектов. Например, деликатное очищение кожи век и лица одновременно», — комментирует Мизинова Ирина, ведущий сертифицированный тренер-косметолог марки Cellcosmet & Cellmen. С гардеробом похожая ситуация: по мнению активных девушек, совмещающих работу и насыщенную жизнь за ее пределами, образ на день уже не выглядит как простой костюм со светлой рубашкой. Креативный директор Balmain Оливье Рустен представляет деловую моду как переработанную версию классических жакетов и юбок — теперь с перьями, цветными вставками и кружевом. Глава Balenciaga Демна Гвасалия выводит на подиум моделей в нарочито массивных костюмах и спортивных брюках, которые дизайнер тоже причисляет к образу «работающей женщины».

«У женщин появилось больше возможностей оптимизировать свой рабочий график и успешно совмещать работу с семьей, детьми и личной жизнью. При этом появилось много сервисов, помогающих женщине хорошо выглядеть и меньше уставать, при этом не жертвуя ни работой, ни семьей. Ушли в прошлое формализованные, жестко регламентированные дресс-коды для офисного гардероба. Появился фокус на индивидуальность, и образ женщины — ее выбор одежды, макияж — является отражением ее индивидуальности, что сейчас также ценится работодателем.

Кроме того, поколение Z уже не признает жестких рамок и стандартов, молодые девушки стараются привносить в свой образ максимум индивидуальности на грани разрушения границ и выхода за рамки. Это способ личностного и профессионального самовыражения», — соглашается директор по маркетингу Clarins Ольга Бабанакова.

Признание разнообразия красоты и идея о том, что индивидуальность — главная составляющая личности, привели к персонализации во всех сферах жизни. «Персонифицированная медицина и даже медицинский бьюти-коучинг — основная тенденция. Москва сегодня — одна из столиц международного медицинского туризма. У нас очень высокий уровень врачебной экспертизы благодаря огромной практике: высокие запросы пациентов, пациенты с разной анатомией, разных национальностей, различные типы старения. Современные женщины мегаполисов, живущие в режиме многозадачности, активные в социальных сетях, требуют совершенно других подходов к эстетическим процедурам. Главным, конечно же, остается безопасность проводимых процедур, а также сокращение периода реабилитации, — рассказывает Юлия Чеботарева, главный врач клиники «Эстелаб». — Для возрастной категории 40+ лидерами с этой точки зрения остаются аппаратные процедуры, микросфокусированный ультразвук с визуализацией Ulthera и термолифтинг Thermage. Другим немаловажным аспектом при выборе процедуры является многокомпонентный результат, по возможности дающий решение сразу нескольких задач».

«Биотехнологии предлагают использовать материал на основе стволовых клеток как основной источник самообновления. Корейским ученым из Научно-исследовательского института CHA удалось создать среду (ее называют куль туральной) с такой концентрацией пептидов и других компонентов, что в ней могут развиваться эпидермальные клетки», — говорит Денис Павленко, генеральный директор Innova Cosmetics, официальный представитель CHA Bio Group в РФ.

При этом главным остается профессиональный, врачебный подход к красоте. «Иногда доктор может направить пациентку на анализы, которые вообще не связаны с красотой, — например, на развернутое исследование крови и гормонов, — объясняет Евгений Птушкин, владелец сети клиник Seline Clinic. — Только лицензированный врач верно интерпретирует результаты этих анализов и подберет лечение, которое в итоге может кардинально отличаться от первоначального плана. Так что с точки зрения долгосрочного результата визит в клинику выгоднее для пациента и финансово, и по времени. Но и во многих салонах работают профессионалы. В медицине важна коллегиальность, возможность второго мнения. Даже с учетом сложившегося доверия между клиентом и косметологом в салоне нет альтернативного доктора либо специалистов других медицинских направлений для обсуждения комплексного либо многоступенчатого плана процедур. И не стоит лишать себя права выбора специалиста. В нашей клинике, например, работают 11 профессиональных докторов-косметологов. И пациентки могут выбирать специалиста по характеру, темпераменту, возрасту, даже по внешним данным — с кем им будет комфортнее. При составлении плана лечения или спорной ситуации в клиниках врачи созывают консилиум. К тому же серьезные инвазивные и аппаратные процедуры должны проводиться исключительно врачом, но никак не эстетистом, как в некоторых салонах».

Getty Images
Getty Images

Брекеты, долгое время остававшиеся атрибутом подростков, тоже перестали ассоциироваться с чем-то несерьезным — проблемы со здоровьем важнее идеальной внешности. «Раньше люди верили мифу, что исправление прикуса и выравнивание зубов во взрослом возрасте не эффективно, поэтому мы привыкли именно к детям с брекетами. Сейчас, когда миф рассеивается, все чаще те, кто в детстве не уделил должного внимания своей улыбке, используют средства коррекции. Отчасти этому посодействовала и мода на здоровый образ жизни. И это очень важно, потому что проблемы с прикусом могут привести к раннему старению лица, сколиозу, патологическим головным болям и другим заболеваниям!» — рассказывает врач-стоматолог Борис Бернацкий.

Главный результат этих тенденций — возможность для современной деловой женщины самой выбирать, как она хочет выглядеть. Причем каждый день: строгий деловой костюм в понедельник, кеды и пиджак во вторник, платье-футляр и шпильки ближе к пятнице для официального мероприятия. Рамки выставляют только ситуативные потребности, а не ожидания консервативного общества. 

Хороший пример перемен — политика, традиционно консервативная и неповоротливая структура. Даже ее коснулись изменения: образ железной леди в духе Маргарет Тэтчер со всегда идеальной укладкой, неброским макияжем и костюмами не актуален для «новой волны политиков» вроде премьер-министра Финляндии Санне Марин с неидеальным инстаграмом, смешными селфи и повседневным стилем в одежде.

Гораздо больше внимания женщина-политик уделяет тому, чтобы оставаться обычным человеком и по-настоящему чувствовать проблемы других, а не скрывать собственное я за идеальной укладкой и макияжем-маской.