Одна вокруг света в карантин. Отель трехуровневой защиты и вооруженный конвой в Пакистане

Фото Ирины Сидоренко
Ждать приходится не более десяти минут, пока твои данные заносят в книги учёта и передают на следующий блок-пост Фото Ирины Сидоренко
70-я серия о кругосветном путешествии москвички Ирины Сидоренко и ее собаки Греты, в которой она проехала через провинцию Белуджистан, где уже много лет идет военный конфликт. Кроме блок-постов и сопровождающих с автоматами путешественница рассказывает про пестрые пакистанские траки, песчаные бури и приветливых водителей

Бывшая сотрудница московского агентства элитной недвижимости после нескольких тренировочных автопутешествий решилась на кругосветку в автомобиле и в компании с собакой. О ее передвижениях в режиме реального времени можно следить в блоге Вокругсвета. В предыдущей серии Ирина проехала по самой жаркой пустыне в мире Деште-Лут, познакомилась с бытом иранской семьи, встретилась с кругосветчиками из Сибири и получила долгожданную визу в Пакистан. Эту часть поездки Ирина вспоминает, находясь в самоизоляции в США, где ее застала пандемия. 

В моем личном рейтинге Пакистан занимает первое место по лояльному отношению к туристам. Начиная с того, что мне выдали визу в ситуации, когда я не могла ее получить теоретически, заканчивая отличной организацией сопровождения по потенциально опасным регионам страны. Пакистан не закрывает двери, не лукавит, не показывает только внешний фасад. Но делает все, чтобы путешественникам было максимально комфортно и они чувствовали себя в безопасности.

Не успела я еще оформить все документы на таможне, как ко мне приставили человека с автоматом и сказали: это твой конвой. До самой Кветты, столицы провинции Белуджистан, я ни на минуту не оставалась одна — рядом всегда была вооруженная охрана. Все это время не покидало ощущение, что меня несут как эстафетную палочку до цели, и эта палочка настолько дорога, что ее нельзя уронить, а можно только передавать из руки в руки бережно, и в то же время уверенно и весело. 

И вот я еду по дорогам Пакистана, хотя еще несколько дней назад я и не надеялась попасть в эту страну. Конвой меняется каждые 20—30 км: от одного блок-поста до другого. На каждом проверка паспорта и фотография на фоне машины с номерами. Все быстро, четко, отлажено. Ждать приходится не более пяти-десяти минут, пока твои данные заносят в книги учета и передают на следующий блок-пост. Там уже встречают и смотрят соответствие переданной информации оригиналу, чтобы не было подмены. Кто-то из вооруженного сопровождения садился ко мне в машину, и тогда я могла ехать с комфортной для себя скоростью. В большинстве случаев мой экипаж уже встречал автомобильный эскорт, а я следовала за ним до следующего пункта. Однажды военный категорически отказался находиться в одной машине с моей собакой. Пришлось ждать, когда он привезет свой байк, а потом медленно-медленно плестись за его тихоходной техникой по пыльным дорогам.

Белуджистан называют «Курдистаном» Среднего Востока. Белуджи, населяющие этот регион, разделенный между Ираном и Пакистаном, уже много лет безрезультатно пытаются добиться политической независимости. Стреляют здесь часто, нередки и теракты. Через Пакистан идет единственная сухопутная дорога из Ирана, и это единственный способ добраться до Индии по земле. Поэтому государство тратит немалые ресурсы, чтобы обеспечить безопасность путешественников и сохранность грузов.

Из Ирана идет большое количество грузового транспорта. Отличительный признак пакистанских траков — декорирование кабин, бортов и салонов. Водители соревнуются друг с другом в украшательстве, превращая свои грузовики в музейные экспонаты. Яркие национальные узоры, изображение политиков и знаменитых актеров, рисунки животных, расписные наличники и ставни на окнах кабины — обязательная часть таких художеств. Но самое главное, это «корона» над кабиной. Все эти приспособления значительно снижают обзорность и увеличивают расход топлива, но владелец грузовика, украшенного по всем правилам, обычно получает самые выгодные заказы на перевозку. 

Отличительный признак пакистанских траков — декорирование кабин, бортов и салонов
Отличительный признак пакистанских траков — декорирование кабин, бортов и салонов

На полпути к Кветте, столице Белуджистана, Грета перестала обращать внимание на людей в форме с оружием и спокойно относилась к тому, что они постоянно меняются. Впрочем, как и я отвечать на одни и те же вопросы. «Да, я из России. Еду на машине из Ирана. Да, я одна, с собакой. Да, потом направляюсь в Индию». На одном из блок-постов на переднее кресло моей Элантры посадили двух человек. Они боязливо озираются на Грету, теснясь, а я чувствую себя африканским таксистом, когда в машину битком набиваются люди и груз. И все же когда с тобой рядом человек с автоматом, как-то спокойнее ехать по опасным местам. На одном из участков, например, сломалась машина конвоя, и около 20 км я проехала одна. Страшно. 

Грета уже перестала обращать внимание на людей с оружием и спокойно относилась к тому, что они постоянно меняются
Грета уже перестала обращать внимание на людей с оружием и спокойно относилась к тому, что они постоянно меняются

В Далбандине первая остановка на ночь — в отеле с трехуровневой системой защиты. Я экономлю бюджет и объявляю своим охранникам, что буду спать в машине. Да и снять с карты местные деньги можно только в Кветте, там находится ближайший банкомат. Конвоир не отходит от меня ни на секунду. Я иду в санузел — он стоит под дверью, я готовлю ужин — он завис с любопытным взглядом над моей кастрюлей с бульоном. Собрались вокруг и другие постояльцы отеля, интересуются, что за еда у этой странной россиянки? Я демонстративно достала остатки сала, его привезли ребята кругосветной экспедиции «Мир наш» и передали мне еще в Тегеране. Смотрящих как рукой снесло, находиться рядом с запрещенной едой мусульманину непозволительно. А я наконец-то спокойно поужинала уже без лишних глаз. 

Пакистан. Улица в Далбандине
Пакистан. Улица в Далбандине

Ранний подъем и вновь дорога по горному Пакистану. В этих местах она малоинтересна: бесконечная серая пустыня, голые скалы, песчаные бури, соляные озера, многочисленные блок-посты и военные. «Здесь каждый день дует такой сильный ветер?», — спрашиваю у сопровождающего. Он утвердительно покачал головой и ответил: «Белуждистан — некрасивое место, тебе надо ехать на север». 

Пакистан. Бесконечная пустыня и голые скалы
Пакистан. Бесконечная пустыня и голые скалы

Один из охранников сказал мне: «Ты хороший водитель», когда я маневрировала между песчаными барханами и ямами на разбитом асфальте. Если бы он знал, сколько раз и сколько километров я прошла между такими буераками по африканским дорогам, и сколько времени я провела, объезжая такие ямы и косогоры! 

За 140 км от Кветты стал подходить к концу бензин: полного бака, заправленного еще в Иране не хватило. На очередном блок-посту прошу сопроводить меня до банкомата, чтобы снять деньги и заправить машину. «Жди», — сказал старший, исчез ненадолго и вернулся с пакистанскими рупиями. Очень щедрый жест. Я залила в бак 20 литров бензина, этого достаточно, чтобы доехать до столицы региона. 

Очередной блок-пост по дороге в Кветту
Очередной блок-пост по дороге в Кветту

Чем ближе к Кветте, тем больше встречается по пути военных. Колонны с техникой тянутся в сторону города. Возможно, от усталости и напряжения, а может быть от избытка воображения, в моей голове появляются картинки из кинофильмов, где крутые парни в форме спасают блондинок от террористов. 

Яркие расписные траки следуют друг за другом, это красивое зрелище возвращает в реальность. С вереницей пакистанских грузовиков мы идем параллельно от самой границы. То они меня обгонят, пока я отмечаюсь на блок-постах, то я опережаю их, следуя за конвойной машиной. Водители уже стали узнавать меня, подмигивают фарами и машут вслед. Родными стали за два дня пути.