Одна вокруг света на карантине: восьмое чудо света и разрыв шаблонов

Ирина Сидоренко Forbes Contributor
Фото DR
72-я серия о кругосветном путешествии москвички Ирины Сидоренко и ее собаки Греты. На карантине в Вашингтоне путешественница вспоминает северный Пакистан — Исламабад и судьбоносное путешествие по высокогорному Каракорумскому шоссе

Бывшая сотрудница московского агентства элитной недвижимости после нескольких тренировочных автопутешествий решилась на кругосветку в автомобиле и в компании с собакой. О ее передвижениях в режиме реального времени можно следить в блоге Вокругсвета. В предыдущей серии Ирина пережидала непогоду в столице пакистанской провинции Белуджистан, стала свидетелем перестрелки в Кветте и свадьбы в Лахоре.

У каждого человека хотя бы один раз в жизни есть свое восхождение. Мы вправе выбирать: подниматься на в свою вершину, пусть она кажется крутой и непокоримой, или следовать на другую, может быть менее высокую, но чужую. Путешествие по Каракорумскому шоссе стало для меня своеобразным восхождением на мою личную вершину, перевернуло сознание и дало новый вектор моему путешествию.

Путь на север Пакистана начался в Исламабаде, там я познакомилась с Инной Мамченко и ее мужем Джахангиром. Вместе они — туристическая компания «See you in Pakistan». Вольные путешественики и кругосветчики для них особенные гости, многие находят в их доме приют и отличных собеседников. Они показали мне столицу Пакистана и ее окрестности.

Мечеть Фейсал — современное сооружение в Исламабаде и считается одной из самых больших в мире. Она действительно огромных размеров и одновременно может вместить около 300 тысяч человек. Вокруг мечети гигансткий парк, где можно встретить... праздно шатающихся диких кабанчиков. Любопытное зрелище для мусульманской страны!

Мечеть Фейсал в Исламабаде

Катас Радж — индуистский храмовый комплекс в пакистанской провинции Пенджаб. Согласно легенде, его основал бог Шива более тысячи лет назад. На территории храма не видно следов раскопок, хотя ведутся реставрационные работы. Полагаю, что здесь есть что исследовать и археологам, и историкам, это место еще мало изучено. В центре комплекса — лазурное озеро с чистейшей водой. Пока мы бродили среди древних камней, сюда приехали автобусы со студентами, а рядом шли съемки телесериала. Стены храмов, только что хранившие тишину, наполнились шумом, звоном голосов и задорным смехом. Так было и так будет всегда и везде, где есть жизнь.

Индуистский храмовый комплекс Катас Радж в провинции Пенджаб

Впереди знаменитое Каракорумское шоссе! Я отправляюсь по нему вместе с Инной. Она альпинист, и приехала в Пакистан из Минска несколько лет назад, чтобы быть ближе к Каракоруму. Увидеть эти края глазами человека, влюбленного в горы и посвятившему им свою жизнь многого стоит. В дороге мы вместе восторгались пейзажами, избегали назойливых полицейских, устраивали пикники где придется и спали в горной деревне под шум водопада. Северный Пакистан — это магическая красота. Весна в горах только просыпается, еще не расцвела своими нежными красками и не вдохнула в горный воздух цветочные ароматы.

Горные деревни

Отличная современная трасса начинается только где-то перед Гилгитом и тянется до самой китайской границы. А до этого почти 500 км — местами хорошая, местами не очень, местами совсем не очень, потому что идет стройка или ремонт дороги. Огромные валуны падают вместе с тающим снегом, разбивают асфальт в хлам, оставляя на нем следы и напоминая водителям разномастного транспорта, что в горах надо соблюдать осторожность. Путь по этой части Каракорумского шоссе мне дался трудно. Я устала от многочасовых переездов со средней скоростью 10-30 км/ч и мгновенно засыпала, как только голова касалась подушки. Но как же радовалась утром третьего дня, увидев вершину восьмитысячника Ракапоши, сверкающую своей ледяной гладью на восходящем солнце. За этим восторгом и стоит отправляться сюда, чтобы увидеть своими глазами одну из самых высоких горных систем мира.

Завтрак у подножия Ракапоши

Трасса считается восьмым чудом света, пересекает Каракорум и проходит по древнему маршруту Великого шелкового пути. Вереницы тяжело груженых траков тянутся по высокогорной дороге, соединяющей Пакистан и Китай. Строили ее в течение 20 лет, и официально открыли в 1986 году. Но и сейчас не прекращается переустройство важной транспортной магистрали — отдельные участки укрепляются, расширяются, строятся новые. Трафик большой, иногда с трудом приходится разьезжаться на узких участках, а то и плестись за еле перебирающим колесами тихоходом. Я проехала около 700 км Каракорумского шоссе из 800, пролегающих по Пакистану, заезжая в горные деревни, города Гилгит и Каримабад.

Каракорумское шоссе

С каждым километром виды меняются, как и погода — от дождя к ясному солнцу, от штиля до сильного ветра. Вершины гор то прячутся за густыми облаками, то показываются и манят, играя бликами на солнце. Каракорум — это то, что нужно видеть своими глазами, дышать этим воздухом и вникать, что говорят горы слышащему, ощущать свободу горца и пить чистейшую воду горных рек. Такого лазурного цвета воды, как в реках Инд и Хунза, я не видела никогда. На их бурлящие воды можно смотреть без отрыва часами. Они ведут путника вдоль русла как верный навигатор и усыпляют во время сна как лучшая колыбельная песня.

Магическое место недалеко от Гилгита — точка, где пересекаются три горные системы — Каракорум, Гималаи и Гиндукуш. Здесь же сливаются вместе воды Инда и Гилгита. Я задерживаюсь здесь на какое-то время с одной целью — почувствовать мощную энергетику гор и загадать заветное желание.

Точка пересечения трёх великих горных систем — Каракорума, Гималаев и Гиндукуша

В деревню Акбарабад Чалт мы перебираемся по деревянному мосту, протянутому через бурлящую Хунзу. «А сейчас мы проедем по центральному проспекту», — пошутила Инна и повела меня по узким ухабам между каменных домов, построек для скота, нехитрых огородов и скромных торговых лавок. Деревня небольшая, и все ее жители между собой родственники. Выглядывают с любопытством со дворов: кто это бороздит колесами по деревенским колдобинам? Удивительно, что среди черноглазых и черноволосых мальчишек мы встретили рыже-веснушчатых, совершенно не похожих на пакистанских детей.

Среди черноглазых и черноволосых мальчишек мы встретили рыже-веснушчатых, совершенно не похожих на пакистанских детей

Каримабад, самый большой город в провинции Гилгит-Балтистан, приютился в долине реки Хунзы. Его часто так и называют, присвоив второе название — Хунза, ведь это бывшая столица одноименного княжества. Есть и еще одно название — Балтит, по имени форта, возвышающегося над городом. В Каримабаде нас встречает Сафдар — тоже альпинист и партнер Инны по восхождениям в горы. Сначала прогулка по Каримабаду и знакомство с городом. А вечером — трек по горной тропе к горе Королевы Виктории. Сафдар подружился с Гретой и вел ее на поводке, пока мы шли вдоль узких улочек. Потом поднимались по каменным ступеням, карабкались по валунам, затем пробирались по горной тропе. С передышками на отдохнуть и делать фото. «Всего-то один час подьема», — уверял Сафдар. С непривычки подъем занял больше времени, но сколько радости, когда доберешься до цели!

Каримабад

Сгустились сумерки, над Каримабадом появились огни, светящиеся в долине как Млечный путь в небе. Мы долго сидели в тишине среди камней на высоте 2800 метров со своими заветными мыслями. «Какая из этих звезд твоя?, — спросила Инна, — выбирай свою и создавай намерение на исполнение желания». Я выбрала ту, что смотрела на меня и загадала. Но мне пришло осознание, что все эти звезды — мои. Мне есть кому их дарить каждый день, каждый час, каждую минуту. И есть кому отправлять лучи их жизненного света. И таких людей в моей жизни много, как звезд на небе.

Трек к горе Королевы Виктории

А утром мы отправились на озеро Аттаабад, спрятавшееся между высоких скал. Когда-то в долине Хунзы обрушилась гора. Оползень загородил реку, словно плотиной, и засыпал Каракорумское шоссе. Вода затопила несколько деревень, образовав озеро, перекрыла единственный путь из Пакистана в Китай. Транспорт и людей переправляли на паромах, пока не построили обходную трассу с протяженными тоннелями. Через эти тоннели мы едем дальше по Каракорумскому шоссе, сворачиваем на горную гравийку и добираемся до озера Борит. Отсюда несколько километров вверх по тропе, мимо одноименной деревни. Она стоит пустая, местные жители возвращаются сюда только в летнее время.

Озеро Аттаабад

Во время подъема мне было тяжко. Сердце сжимается, дыхание перехватывает, клонит в сон, ноги сопротивляются и не хотят идти вперед. Приходится часто останавливаться на «фотосессию», чтобы отдышаться. Грета же наоборот, все время убегает вперед, возвращается и недоуменно смотрит на меня: «ну чего ты так долго?» Но на смотровой площадке, где была конечная точка нашего трека, тоже засыпала на ходу, и уже безо всякой прыти бродила между камнями. Вот еще несколько метров, несколько шагов, и дух захватывает уже не от недостатка кислорода, а от восхищения. Взору открываются виды на зазубренные вершины пика Пассу, пронизывающие небо. Своими остроконечными формами они напоминают кафедральный собор. Воображение невольно создает органную музыку, она врывается в тишину гор и гармонично вписывается в ритм сердца, выпрыгивающего от счастья из груди.

Пик Пассу в Хунзе

Прощаюсь с Инной и Сафдаром в деревне горцев в долине реки Ишкоман. Они остаются в горах, чтобы разведать новые альпинистские маршруты. А я возвращаюсь уже по знакомой дороге в Лахор. И опять бесконечные перевалы, долгое ожидание расчистки завалов, удивленные лица водителей траков при виде женщины за рулем машины с иностранными номерами — дорога сложная, и в одиночку пройти ее трудно. Полный разрыв шаблонов — это когда в стране с левосторонним движением на переднем кресле в машине с левым рулем сидит собака и улыбается всем встречным. Полагаю, что Каракорум надолго запомнит нас с Гретой, а истории про блондинку с белой собакой будут передаваться в местных деревнях из уст в уста.

Долина реки Ишкоман

рейтинги forbes