«Будущее — за поколением Греты». Правила жизни Светланы Алексиевич

Фото Axel Schmidt / Getty Images
Фото Axel Schmidt / Getty Images
31 мая писательнице Светлане Алексиевич исполняется 72 года. Мы собрали важные и яркие высказывания лауреата Нобелевской премии о страдании, пандемии коронавируса и женской силе

Сегодня, 31 мая, белорусской писательнице Светлане Алексиевич исполняется 72 года. В 2015 году она получила Нобелевскую премию по литературе «за ее многоголосное творчество — памятник страданию и мужеству в наше время». Наибольшую известность ей принесла книга «У войны не женское лицо», в которой собраны рассказы женщин, участвовавших в Великой Отечественной войне. Вспоминаем самые яркие высказывания писательницы.

О деньгах

Ну, деньги. Ну, миллиарды, квартиры, дворцы... Но это же не делает нас счастливее и радостнее!

Недавно я еду в московском метро, рядом две бабушки, знаете, есть такие бабушки, которые знают, как солью запасаться, спичками, у них такой опыт выживания огромный, и говорят: как эти богатые будут жить? Абрамович треть состояния потерял! Я не знаю, как выживет Абрамович, но то, что они выживут, — это сто процентов, потому что они умеют.

О страдании

Наш человек — заложник своего времени, заложник культуры насилия, ему очень сложно вырваться. Только страдания выносят человека за эти берега.

В культуре насилия кто-то должен ответить, это обязательно. Мы не ходим в церковь и не отмаливаем свои грехи и грехи врага своего. Все ищут виноватого, того, кому можно отомстить. О собственной вине у нас думать не принято. 

Только счастье может сделать человека лучше. Страдание дает человеку лишь способность быть жестоким.

Новая великодержавная политика сразу захлопнула все те двери в прошлое и в будущее, которые открылись в 90-е годы. Людям дали в руки только одну идею: мы — Великая Россия, нас унижают, мы в осажденной крепости…

О женщинах

Я выросла в деревне, где почти не было мужчин, они всегда куда-то уезжали. Мое детство прошло среди женщин. Я слушала истории их страданий, и голоса этих женщин навсегда остались в моей памяти. 

Феминизм сейчас необходим. Феминистское мышление гибко и в полной мере связано с настоящим, с тем, что нас окружает.

Женщины вообще по природе жестоки. Если вы почитаете книги писательницы Лидии Сейфуллиной, которая писала о Гражданской войне, то обнаружите, что самые страшные страницы там — о женщинах.

Мы видим, что природа не очень нами довольна, и это уже планетарная проблема. Не случайно шведский активист-подросток Грета Тунберг была выбрана «Человеком года» журналом Time.

Поколение, выросшее, читая «Гарри Поттера», иначе понимает вопросы добра и зла. Будущее — за поколением Греты, за их идеями, страхами, привязанностями.

О своих принципах

Мне можно рассказать что угодно. Испугать меня сложно, цензуры у меня нет.

Война — страшное дело. Складывается пасьянс, и ты оказываешься в точке, где у тебя нет выбора.

Я бы не хотела знать, как поведу себя в экстремальной ситуации. Я общалась с женщинами и мужчинами, пережившими Сталинградскую битву и окружение города. С хорошими людьми, которые в такой ситуации шли на бесчеловечные поступки. 

О пандемии

Люди спасаются, ищут разрядки в юморе, иронии. Прочитала шутку: «В Москве закрыт Мавзолей — Ленин самоизолировался». А что нам осталось?

Я полагаю, что эта пандемия — космическая явление. Говорится сейчас, что это наказание нам за наши грехи, за то, что мы не молились и не стояли каждый день на коленях. Я не думаю. Мы такая небольшая частица на этой планете, что природа мало с нами считается. И мы с ней, но и она с нами. Природа живет по своим законам.

Так много лет после войны границы открывали, устанавливали демократические принципы — и вдруг все рушится. Понятно, что человечество уже не выйдет прежним из этого испытания. Получается: чтобы выжить, мы должны усваивать навыки самоизоляции, отстаивать только национальные интересы. Такая перспектива пугает. 

При подготовке статьи были использованы материалы: Медуза, Deutsche Welle, Российская газета, labirint.ru, Иносми.ру, Радио Свобода, ipg-journal.io