Ищите женщину. Как мэр Парижа посадила всех на велосипеды, пережила пожар в Нотр-Даме и была избрана на второй срок

Фото Philippe Wojazer / Reuters
Анн Идальго Фото Philippe Wojazer / Reuters
За то время, что Анн была мэром свой первый срок, с Парижем случились карикатуры Charlie Hebdo, 43-градусная жара и два почти вселенских потопа, серия терактов в 2015-м, пожар в Нотр-Даме и протесты «желтых жилетов». «Быть мэром — это как управлять катамараном при сильном ветре», — говорит она. И так на протяжении шести лет. Forbes Woman рассказывает, как первой женщине на посту парижского градоначальника это удается

 «Париж для того, чтобы жить. Париж для того, чтобы творить. Париж для того, чтобы дышать» — так начинается Paris en Common («Наш общий Париж»), программа Анн Идальго на новый срок на посту мэра. В своей работе она стремится сделать упор на концепции 15-минутного города, экологии и солидарности, что в целом резонирует и с основными текущими проблемами французской столицы: сложностями на рынке жилья, ухудшающейся экологической и санитарной ситуацией, а также вопросами, связанными с мигрантами. 

Ярлыки в стороне

«Когда вы становитесь мэром Парижа, вы должны думать не только о себе», — уверена Идальго. Ее семья, будучи непримиримой с режимом Франко, была вынуждена уехать из Испании и попытать счастья на рабочей окраине Лиона, когда Анн была еще ребенком. В 14 лет Идальго получила французское гражданство и даже поменяла имя с испанского Ana на более привычное Anne. В прессе любят подчеркивать, что детство Идальго прошло будто в декорациях к роману Гюго, а юность совпала со временем новой волны эмансипации женщин. В 18 лет Анн перебралась в Париж, получила диплом в сфере права и социальной работы и начала карьеру муниципального служащего, став в 23 года самым молодым в истории страны инспектором по труду. Ее работа подразумевала решение трудовых конфликтов между работодателем и профсоюзами. 

В 1997 году Анн продолжила карьеру в кабинете министра труда Мартин Обри, а четыре года спустя стала заместителем мэра Парижа, социалиста Бертрана Деланоэ. Сейчас Идальго во многом продолжает начатое популярным у горожан мэром, который закрыл левый берег Сены для автомобилей в 2013 году и начал процесс снижения ограничений скорости езды по всему городу. 

Последовательно защищая права рабочих и права женщин, в 35 лет Анн вступила в социалистическую партию. И это довольно редкий случай не прагматичного выбора для продвижения по карьерной лестницы, а, можно сказать, душевного порыва в сочетании с идеологическими взглядами.  «Мне всегда наклеивали ярлыки: дочь иммигрантов, испанка… Свою жизнь я потратила на то, чтобы оставить ярлыки в стороне», — говорит Идальго. 

В первый раз она стала мэром в 54 года, обогнав в 2014 году еще одного кандидата, Натали Костюшко-Моризе от правой партии. Идальго сделала ставку на город, удобный для жизни, объявила войну выхлопным газам и климатическим изменениям. Время показало, что она не прогадала. 

«Вы выбрали Париж, который может дышать, и где никого не оставляют на обочине» — так несколько дней назад поприветствовала парижан вновь избранная «la Maire» (французам даже пришлось переиначить стандартное мужское обращение к человеку на этой должности, и теперь его можно перевести как «госпожа мэр»). Во втором туре муниципальных выборов, которые прошли во Франции 28 июня, Идальго победила, набрав почти 50% голосов — больше, чем у двух ее соперниц вместе взятых. Теперь она будет занимать свой пост еще шесть лет. 

15-минутный город на карантине

Один из важнейших столпов программы Анн Идальго — идея 15-минутного города, где все необходимое — магазины, места отдыха, школы — находится в пешеходной доступности. Первый тур выборов (кстати, мэр города здесь не избирается прямым голосованием, за него голосует городской совет) состоялся незадолго до того, как город закрылся на карантин. Второй тур был отложен, его провели только спустя 3,5 месяца. Затянувшийся период изоляции как нельзя лучше подтвердил ценность идеи города, где все под рукой.

Отдельные карантинные меры начали вводиться в Париже еще в конце февраля, когда в городе подтвердились первые случаи заражения новой коронавирусной инфекцией. Эти меры были связаны с отменой отдельных массовых мероприятий, например парижского полумарафона. В основном эти решения принимались правительством. Более строгие ограничения начались в марте. 12 марта президент Франции Эммануэль Макрон объявил о временном закрытии детских садов и всех учебных заведений по всей стране, днем позже был наложен запрет на собрания более 100 человек в одном месте. Еще несколько дней спустя был анонсирован полный локдаун. Мэрия Парижа тут же ввела в городе чрезвычайное санитарное положение, выход на улицу без уважительной причины наказывался штрафом. Для выхода из дома нужно было заполнять специальный формуляр с  указанием основание для необходимости покинуть квартиру. Впрочем, среди оснований для выхода можно было указывать разрешенные часовые прогулки и пробежки. Одновременно в Париже отменили плату за парковки и закрыли уличные рынки, парки и места для прогулок (такие как детские площадки и скверы).

В выборе карантинных мер городские власти должны были подчиняться федеральным. Франция — унитарное государство, и правительства регионов не имеют права на принятие собственных нормативов, поэтому, в отличие от России, карантинные меры тут были централизованы и едины по всей стране. В середине мая Анн Идальго публично обратилась к французскому правительству с просьбой открыть парижские парки и сады для прогулок, но ей ответили отказом.

Позже мэр заявила, что для обеспечения соблюдения санитарных норм после окончания пандемии Парижу нужно будет выделять ежегодно €1 млрд. В городе предусмотрели серию тактических изменений, которые вполне могут стать постоянными. В программе — создание 30 пешеходных улиц, расширение тротуаров для поощрения хождения пешком и социального дистанцирования, дублирование линий метро велополосами. Первые 50 дополнительных километров велосипедных полос мэрия ввела одновременно со снятием ограничительных мер.

Концепция 15-минутного города основана на новом отношении людей со временем и новом понимании городской мобильности. Режим самоизоляции наглядно продемонстрировал, что тратить час на дорогу до работы вовсе не обязательно, а значит, города могут меняться, чтобы людям было удобно. «Эра вездесущих автомобилей подходит к концу», — говорит Карлос Морено, доцент Университета Париж 1 Пантеон-Сорбонна, который консультирует мэрию города по вопросам гуманистического урбанизма. Париж все еще является городом с одним центром и множеством моно-районов, считает Морено, а идея 15-минутного города требует кардинального изменения пространства, в первую очередь, уход от традиционных улиц с автомобильным движением.

Велосипедная революция и борьба с автомобилями

Борьба за уменьшение использования автомобилей в городе и сокращение выбросов выхлопных газов стоит у действующей мэрии во главе угла. И именно на этой теме Идальго нажила немало врагов. По ее инициативе городской совет Парижа одобрил запрет дизельных автомобилей с 2024 года и бензиновых — с 2030-го. И судя по всему, это не последнее наступление на автотранспорт. 

В качестве альтернативы парижанам предлагают пересесть на велосипеды. Объявленный еще в 2014 году «План Вело» удался хоть и не полностью, но совершил кардинальный сдвиг в подходе к развитию города. Первоначально Идальго обещала удвоить количество велодорожек с 700 до 1400 км к 2020 году. На сегодня построено чуть меньше 40% из задуманного, но при этом за год показатель использования велосипедов увеличивается на 54%, по данным исследования мэрии. 

Впрочем, до автомобиля альтернативным способам передвижения пока еще далеко. Сейчас в Париже и его пригородах на велосипедах совершается всего 840 тысяч поездок в день, а на автомобилях — 14,6 млн, по данным исследования французской организации IDFM. Но все же, по сравнению с 2010 годом, количество поездок на автомобиле упало на 5%, тогда как перемещение пешком в сочетании с общественным транспортом возросло на 14%. Поездок на велосипеде стало и вовсе на 30% больше, чем десять лет назад. При этом велосипед действительно становится частью повседневной жизни, а не просто развлечением: около 40% поездок в будние дни совершается для работы. За это время Париж стал восьмым в списке самых велосипедных городов мира после Копенгагена, Амстердама и Страсбурга. 

Одним из самых спорных моментов в программе Идальго по борьбе с автомобилями стало создание пешеходной набережной вдоль берега Сены. В 2016 году Парижский совет проголосовал за превращение значительной части правого берега реки в самом центре столицы в пешеходную зону, несмотря на острую критику со стороны правых и представителей пригородов. Бывшая проезжая часть превратилась в зону для прогулок с уличными кафе и музыкантами, но противники Идальго отмечают, что от деавтомобилизации одних участков города, увеличивается движение на других.

Справедливы и упреки в том, что на продолжительное время Париж стал одной большой строительной площадкой, а пробки только возросли из-за обустройства велодорожек и закрытия проезда по набережным. В мэрии с критикой не согласны, веря, что любые негативные последствия носят временный характер и доля альтернативного транспорта будет только увеличиваться. 

Стоит отметить, что не все транспортные нововведения мэра показали свою жизнеспособность. В начале своего первого срока Идальго запустила муниципальный каршеринг Autolib, который не смог соперничать с частными конкурентами и спустя шесть лет был вынужден закрыться. Придуманная ей же система муниципального велошеринга Vélib сейчас борется за выживание после прочти полугода простоя, вызванного передачей управления проектом одному из частных стартапов. Городской сервис уже обогнали конкурирующие частые операторы велошеринга и электрические самокаты, которые заполнили город. Эту ситуацию пресса регулярно называет фиаско мэра.

Однако несмотря на эти спорные моменты, результаты прошедших выборов показали, что Анн Идальго, удачно занявшая отсутствовавшую до этого во французской политике нишу «self-made woman», все еще располагает доверием горожан. «Люди понимают, что все это время у нее был план, и он заключался не только в том, чтобы помешать им нормально передвигаться», — говорят про Идальго на французском телевидении.

Борьба с Airbnb и жилье для мигрантов

У Идальго есть и не такие очевидные противники как автомобилисты. Например, сервис Airbnb, который мэр Парижа хочет ограничить, считая, что он занимается спекуляцией так необходимой городу недвижимостью. В качестве одной из норм предлагается разрешить сдавать жилье не больше, чем на месяц за год. Это объяснимо: доступное «жилье для всех» стало приоритетом первого срока Идальго. В своей предвыборной программе она обещала решить жилищный вопрос и устранить неравенство с помощью развития по всему городу социального жилья. Одной из основных проблем Парижа остается сложность со съемом жилья: спрос на аренду превышает предложение. 

В 2014 году будущий мэр пообещала создавать по 10 000 новых единиц жилья в год, чтобы достичь цели: 25% социального жилья по всему Парижу к 2025 году и 30% в 2030 году. Было также обещано превратить тысячи квадратных метров устаревших офисов в квартиры. В течение первого срока Идальго было создано 40 000 единиц социального жилья, и в целом его доля в Париже уже составляет 23%. По мнению мэрии, наличие достаточного количества социального жилья в каждом районе Парижа не дает кварталам превращаться в гетто. 

В 2019 году Идальго и еще 12 мэров французских городов, среди которых был Бордо, Гренобль, Тулуза, Страсбург, обратились с открытым письмом к государству с призывом гарантировать достойное жилье мигрантам. Государство решает проблему только в срочном порядке, сетовала Идальго на пресс-конференции. В письме мэры предлагали создать за пять лет 40 000 мест для размещения мигрантов. Весь срок Идальго сопровождался эвакуациями сотен мигрантов из незаконных лагерей в разных районах Парижа, которые то тут, то там оккупировали общественные пространства и приносили немало тревог местным жителям. В городе были созданы центры CAES, которые предоставляют временные укрытия для мигрантов, стекающихся в столицу Франции. Действия правительства, по мнению Идальго, в целом недостаточны. «Существующая система не работает, нам нужно создать новую, а не возвращаться к этим решениям в духе DIY (do it yourself)», — говорила она. Идальго боролась за появление мест для временного расселения бездомных граждан и даже предложила в качестве одного из таких приютов знаменитый Hôtel de Ville, мэрию Парижа. 

Пешеходные Елисейские и крысы

Глобальная цель всех урбанистических изменений — повлиять на изменение климата. «Города уже ответственны за 70% выбросов углекислого газа. Но города — это места, где прежде всего случается будущее. Поэтому мэры просто обязаны действовать. Они находятся на передовой, особенно когда речь заходит о самой большой угрозе, с которой сталкиваются наши города — изменение климата», — говорит Идальго. 

В 2016 году она была избрана председателем С40, глобальной организации городов, которые принимают «смелые решения касательно изменения климата, прокладывая путь к более здоровому и устойчивому будущему». Идальго пообещала сократить выбросы парниковых газов на четверть и сократить объем дизельного топлива вдвое. Мэр хочет сделать Париж лидером в области электромобильности.

По планам, количество парковок вдоль улиц в Париже будет сокращено на 72%. На их месте должны появиться пространства для пешеходов и деревья. В планах также мини-городские леса и огороды на крышах. А еще «чайлд-френдли» улицы, на которых во время школьных будней будут действовать особые правила, чтобы дети могли безопасно добираться до места учебы. 

Кроме того, в городе тестируют беспилотный электрический шаттл на выделенной полосе между двумя железнодорожными станциями, отдают целые полосы движения трамваям, перестраивают основные перекрестки в пользу пешеходов. В конце своего мандата мэр предоставила результаты реновации семи символических парижских площадей, в том числе знаменитой площади Бастилии. 

Именно при Идальго Елисейские Поля раз в месяц начали становиться пешеходными. «Когда вы идете в толпе парижан и туристов, наслаждающихся этим знаковым пространством, у вас просто не остается сомнений, что пешеходизация принесет пользу всем и приведет к более чистому, безопасному и прекрасному Парижу», — считает она.

Но и нерешенных проблем у Идальго хоть отбавляй. «Париж недостаточно чистый», признают в мэрии, и пока полчища крыс заполоняют город, проблему пытаются решить с помощью привлечения сотен уборщиков и нового дизайна мусорных баков, в которые грызунам неудобно забираться. Проект трансформации «кольцевой дороги» Парижа, которая долпрогражна стать не разделяющей стеной, а соединяющим звеном с пригородами, за несколько лет не сдвинулся ни на йоту, а инновационный район Берси-Шарантон, задуманный как место образцовой городской жизни, все еще не может выбраться из череды обсуждений и согласований, встретив протест со стороны экологов.

Общественный бюджет и налоги

Кредит доверия парижан Идальго вероятно отчасти связан с удачной политикой в плане налогов. Рост налогового бремени в последние годы стал больной темой для французов и не раз приводил к всплеску протестов. В 2014 году Идальго пообещала не поднимать городские налоги, если ее изберут, и сдержала слово. Долг города при этом увеличился с одного миллиарда в 2001 году, в год избрания предыдущего мэра, до €5,9 млрд в конце 2019 года. Команда Идальго предпочитает говорить, что «долг на самом деле является инвестицией в развитие Парижа», но этот факт остается главным козырем оппозиции.

При этом аналитики констатируют, что различные взносы и выплаты парижан за последние несколько лет увеличились в разы: например, плата на стоянку автомобиля и регистрация недвижимости. Стоимость квадратного метра террасы кафе увеличилась на 30%, стоимость метра на кладбище — на 15%. Цены на многие сервисы предоставляемые  мэрией Парижа — школьные столовые, библиотеки, музыкальные школы — для «зажиточных» семей выросли почти втрое. Эти по сути скрытые налоги позволяют мэру частично латать дыры в бюджете, при этом заявляя, что она не повышала и не собирается повышать два главных налога: на недвижимость и на проживание.

В 2020 году мэрия Парижа собирается потратить €8 млрд (на 1,2 % больше, чем в прошлом году). Из этой суммы на уплату долга планируется направить около €223 млн. Ожидаемый доход города при этом составляет €8,6 млрд (основная часть — налоги в городской бюджет). Наиболее крупными статьями остаются оплата работы самой мэрии и другие управлеченские расходы. За ними следует социальный сектор, включая здравоохранение и работу общественных служб (социальное жилье сюда не входит), в который планируют направить €1,7 млрд. Далее по затратам идет возврат налогов и потом — с большим отрывом — транспорт (€554 млн), административные ресурсы, включая городской резервный фонд (€384 млн), окружающая среда (€346 млн), культурная и общественная жизнь (€259 млн), безопасность (€234 млн) и образование (€237 млн). На развитие городских пространств пойдет значительно меньше, €90 млн, несмотря на то, что именно эта тема стоит в центре избирательной программы Идальго, с которой она выиграла свои вторые выборы. 

Для сравнения: в первый срок Идальго в 2014 году бюджет Парижа составлял около €2,5 млрд, но соотношение статей расхода было приблизительно таким же. Что касается расходов на программу социального жилья, то они постепенно сокращаются. Если 6 лет назад на нее было направлено €281 млн, то в этом году в такое жилье планируют вложить €230 млн (из них €72 млн — в счет городского долга). 

Весьма успешным начинанием мэра можно назвать партисипаторный бюджет, который распределяется при участии горожан. Парижане могут вносить свои предложения и определять, как именно будут тратиться муниципальные деньги. И вот, что они предлагают: общественный сад, преображение террас школ, столы для пинг-понга, посадки деревьев на бульваре, городские огороды, солнечные крыши, стрит-арт, «зеленые стены», бесплатные спортивные сооружения, камеры хранения для бездомных, пешеходные улицы и многое другое. 

Инициатива началась робко, в голосовании за первый бюджет в 2014 году участвовало всего 2% избирателей, но постепенно парижане стали активнее включаться в процесс и за последние пять лет было представлено больше 12 тысяч проектов, а в 2018 году в голосовании поучаствовало 10% населения города. С 2014 года реализовано больше 2300 предложений. Впрочем, система не лишена недостатков: один из главных заключается в том, что горожанам доверяют все еще слишком маленькую часть денег, всего 5% от инвестиционного бюджета города, или около €100 млн.

Громкие лозунги

Помимо обещаний не повышать налоги, программа Идальго пестрит и другими громкими лозунгами. Например, Париж хочет стать «убежищем для ЛГБТ+». Среди прочего Анн обещает местные референдумы (например, по поводу ограничений работы Airbnb в каждом районе), «школу второго шанса» для молодых людей, которые не могут найти работу, и программу «мой тренажерный зал — Париж», которая дает больше возможностей для физической активности на свежем воздухе. Все это формирует в глазах парижан ее имидж как прогрессивного лидера, который заботится об их ежедневных проблемах. 

Именно на этом Идальго и предпочитает делать акцент в своей работе, максимально избегая участия в обсуждении и решении острых политических вопросов. Когда горел Нотр-Дам, она была у подножия собора вместе с сотнями других парижан и позже благодарила пожарных, которые тушили здание, за то, что им удалось сохранить большую часть ценных предметов. Но вот громкие заявления по поводу протестов «Желтых жилетов», терактов и других подобных тем госпожа мэр оставляет на откуп президенту и премьер-министру, как дела общегосударственного значения. 

В случае с протестами она ограничилась несколькими короткими постами в соцсетях. «Я испытываю глубокое негодование и печаль от насилия в самом сердце Парижа, оно неприемлемо», — написала она в твиттере во время протестов «Желтых жилетов». Идальго призвала демонстрантов к ответственности и поблагодарила муниципальные службы, которые обеспечивают безопасность и разбираются с последствиями беспорядков. По ее словам, протесты стали худшим временем с мая 1968 года, когда во Франции случились массовые беспорядки и многомиллионная забастовка. 

Также коротко она прокомментировала теракт в офисе газеты Charlie Hebdo. Спустя полчаса после перестрелки Идальго вместе с президентом и министром внутренних дел была на месте теракта. «Те, кто был убит, были людьми, которые использовали одно оружие, карандаш. Мы не откажемся от свободы и силы, которые они нам дали», — говорила мэр на стихийном митинге в честь погибших на площади Республики. Больше к этой теме в своих публичных выступлениях она не возвращалась. 

Возможно, именно тот факт, что Идальго всегда находится на месте основных событий, осторожно и грамотно комментирует болезненные для большинства темы, но фактически не принимает в эти моменты никаких принципиальных решений и остается как бы в стороне от ситуации, и дает ей преимущество — вместе с программой, направленной на поддержку ежедневных нужд и интересов парижан. 

Заявления Идальго одновременно продуманные и популистские. Она обещает посадить дерево в честь рождения каждого маленького парижанина, создать во французской столице пять новых городских лесов и еще больше парков. Можно подумать, жизнь в этом городе к концу ее следующего срока будет такой: проснулся, сел на велосипед, добрался до работы за 5 минут, после искупался в Сене и проверил огород на крыше. И никакого повышения налогов. «Маркетинг — не мой способ заниматься политикой. Вместо этого я предлагаю реальные решения, которые говорят сами за себя», — говорит Идальго. Интересно посмотреть, как оно будет на практике через шесть лет.