Удивительные люди. Как одно знакомство может перевернуть жизнь

Фото Ирины Белоносовой / cyclowiki
Ольга Флер Фото Ирины Белоносовой / cyclowiki
Какая встреча изменила вашу судьбу? Основатель проекта Meet for charity Ольга Флер задала этот вопрос актерам, бизнесменам и другим известным личностям, их ответы она собрала в своей книге «Каждая встреча имеет значение»

Ольга Флер, основательница благотворительного проекта Meet for Charity, идея которого заключается в продаже встреч с известными людьми, написала книгу о судьбоносных встречах, которые случаются в жизни каждого человека. В книге собрано 30 личных историй о любви, дружбе, бизнес-партнерстве и вдохновении. Книга выходит 14 сентября в издательстве «Эксмо», Forbes Woman публикует рассказ соавтора всемирно известного проекта о путешествиях #FollowMeTo Натальи Османн о ее судьбоносных встречах на Урале, в Индии и Санкт-Петербурге.

За годы путешествий я накопила множество историй о разных людях. Эти истории вдохновляют, помогают измениться. Мы писали о них, у нас есть книги. Сложно выбратьодного человека... Все люди, о которых я бы хотела рассказать, стали мне учителями, желали они того или нет.

Есть великие люди — такие как Татьяна Черниговская. Она известный ученый-нейролингвист, посвятила свою жизнь изучению работы головного мозга. Я с ней познакомилась лично и ездила к ней в Петербург на кафедру. Я брала у нее интервью для своей книги. Когда я сначала писала ей письмо и рассказывала про наш проект, и что нам важно там сказать и сделать, она мне ответила: «Я отказываю в 99% случаев, но вам почему-то хочу сказать «да». Я сначала даже не поверила, что мне выпал шанс с ней пообщаться.

У меня был ровно один день. Она сказала мне приехать к ней на кафедру 23 мая. 22 мая я вернулась из Грузии — там мы делали выезд с #FollowMeTo, а 24 мая я должна была лететь в Тибет. То есть у меня был один день на распаковку чемоданов, и слава богу, что она мне назначила именно этот день.

Я прыгнула в утренний «Сапсан» и приехала на встречу на час раньше назначенного времени. Татьяна Владимировна об этом как-то узнала, у нее оказалось свободное время, и мы общались на час дольше. Это была большая удача, потому что у нее день расписан по минутам: она ведет научную работу, у нее выступления, она общается с первыми лицами. И тут она услышала, что человек рядом, и сказала: «Впустите».

Когда слушаешь ее лекции или читаешь книги, понимаешь, что это колоссальный человек, но когда общаешься с ней вживую, видишь, что она общается с тобой так же, как если бы общалась с аудиторией в тысячу человек. У нее было столько энергии и эмоций в ходе нашего разговора, что у меня возникло ощущение, что она вкачивает в меня эту энергию.

Я ей об этом сказала, и она ответила, что на любой встрече и в любом разговоре она ведет себя так. В этом ее величина тоже.

Когда общаешься с людьми старой гвардии, старой закалки, они поражают своей манерой общения, эрудицией, отношением к вещам, к которым нынешнее поколение относится халатно, например к чужому времени. В этом отличие больших людей — они очень уважительны, очень внимательны и очень просты. Я думаю, это внутренняя закалка и уважением к себе, потому что, когда человек не уважает себя, он не будет уважать и окружающих. Татьяна Владимировна обладает крайней закалкой и дисциплиной внутренней, и поэтому она отдает всю себя — она не может себе позволить вести себя по-другому. Это гениально.

В прошлом году у меня был судьбоносный выезд с #FollowMeTo в Индию, в ашрам к Садхгуру. Он ездит к президентским семьям, читает лекции в Америке, России, Греф его как-то привозил. Это очень большой учитель, за которым идут тысячи людей, в слова которого верят. Я как раз приехала из Тибета и сказала своим ребятам, что в августе нужно везти группу в Индию, попросила их закинуть удочки и узнать, с кем мы можем это сделать. И нам ответили из команды Садхгуру.

Они сказали, что знают нас и готовы дать нам уникальный доступ, который никогда не давали русскоговорящим людям. Они сказали, что мы можем привезти очень закрытую группу, которую сам Садхгуру будет вести четыре дня. Это было невероятно! У него обычно выступления на пять тысяч человек, а нам дали возможность работать с ним лично.

Знакомство с Садхгуру и вообще все, что происходило там, поразило меня. Во-первых, я увидела гигантскую систему. Я поняла, что это не просто человек-гуру — это более тысячи волонтеров, которые у него работают и в супертехнологиях записывают каждое его слово, помогают развивать его центр. Есть и другие учителя, которые тоже там находятся. Я много лет изучала, что говорит Садхгуру, но я не знала, что, например, у него по всей стране есть благотворительные программы по обучению детей. То есть он не просто мудрец, который что-то говорит, — можно реально увидеть кучу реализованных слов и потрогать подтверждения. Это и озеленение половины страны, и обучающие программы, и его книга «Внутренняя инженерия», которая стала бестселлером во всем мире.

Как раз программу «Внутренняя инженерия» Садхгуру и вел у нас. И я могу сказать, что это, конечно, экстраординарный человек, который войдет в историю. Я никогда не встречала таких людей. Не хочу, чтобы это звучало как мистика, но, когда он находится рядом, в его поле ты физически чувствуешь, как твои клетки выходят на другую вибрационную волну. Звук — это ведь волна. И все, что ты воспринимаешь, идет на каком-то тебе не понятном сверхзвуковом вибрационном поле. И ты не просто головой понимаешь какие-то вещи типа «очень важно брать ответственность за свою жизнь», а ты это пропускаешь через сердце. В его поле это как-то загружается в ДНК на клеточном уровне. Сложно объяснить, не пережив этого, но я пережила и теперь знаю, что есть такие люди, и они — не коммерческий проект.

Возвращаясь к Татьяне Владимировне Черниговской, она говорила, что ездила встречаться с далай ламой. Он тогда созвал ученых, чтобы обсудить, как людям перейти на новое восприятие сознания. Она говорит, что была самой скептически настроенной из всех и даже не готовилась к встрече. И первый человек, к которому он подошел поздороваться, была она. И когда он взял ее за руки, у нее по телу пошел ток. После этого она кардинально изменила свои представления о каких-то вещах. Как она сказала: «Это не человек». Она пошутила, конечно, но имела в виду то, что есть люди с совершенно другими вибрациями.

Садхгуру и его ученики несколько дней объясняли нам на разных уровнях, что важно принять ответственность за свою жизнь, что только мы в ответе за все происходящее с нами. Многие люди с детства считают, что родители им должны, или общество им должно, или потом компания им должна, или друзья, или правительство. Человек переносит ответственность за все свои решения на кого-то. И Садхгуру фундаментально менял нам это понимание и дал такой пример: «Вот, если сейчас в классе кто-то умрет, вы ответственны будете за это?» Мы говорим: «Ну, конечно, нет. Мало ли, что там у этого человека, и как он живет». Он сказал: «Неправильно». И стал говорить о том, что мы — взаимосвязанные цепочки одного целого, единый организм и часть всего, что происходит. Да, конечно, ты не в ответе, что человек рядом убивает, но ты можешь быть в ответе за то, что в твоей жизни происходят подобные ситуации. Садхгуру объяснял, насколько важно принять, что все, что у нас есть — внутри, снаружи, — это только наши решения. Многие говорят: «Я рос в плохой семье, поэтому у меня жизнь вот такая».

Но это решение человека — всю жизнь жаловаться или принять опыт и идти дальше.

Не хочу говорить только про знаменитых людей, поэтому расскажу про простого человека, который изменил жизни многих людей.

В свое время я решила попробовать себя в документалистике, потому что я очень много вижу, и мы много снимаем в поездках. Я пришла к мужу и сказала: «Мурад, я хочу снять документальный фильм про людей, которые меняют жизнь других». Я хотела начать с России и стала писать друзьям по регионам и спрашивать, не знают ли они у себя людей, которые не для галочки, не для телика, не для поста помогают другим людям. И мне стали присылать сотни историй, а нужно было выбрать одного. И я выбрала лесника из Алтайского края. Его зовут Евгений Веселовский, он всю жизнь живет на Телецком озере в обычном деревянном доме рядом с небольшим поселком. И он всю жизнь посвятил внутренней закалке детей.

Евгений стал устраивать летом лагеря, куда собирал местных ребятишек. Они уходили в тайгу, и там он их воспитывал морально. Я приехала к нему с серьезной съемочной командой, мы все жили в хибарках с удобствами на улице, пока неделю снимали и знакомились со всеми детьми. А по ночам я отсматривала его архив — это более 100 кассет — он 30 лет снимал, как обучал детей. Самое гениальное, что делал этот человек, — брал трудных подростков, от которых общество отказалось, и собирал их в отдельные лагеря. Потом из этих «хулиганов», как он называл их, вырастали очень серьезные, трудящиеся люди.

Евгений один из первых начал делать выходы детей с ограниченными возможностями здоровья. Это в больших городах можно с ними выйти, а там это и стыд, и нет ресурсов. Выехать без коляски невозможно — их же никто не понесет. Поэтому Евгений стал объединять детей-инвалидов и детей-хулиганов. Хулиганы несли детей, которые не могли ходить, на гору и начинали чувствовать себя кому-то нужными и полезными, а дети с инвалидностью получали доступ к окружающему миру. На кассетах я видела, как Евгений в интервью спрашивает у мальчика: «Ну, что у тебя нового случилось этой весной?» А ребенок впервые вышел на улицу за несколько лет! И когда камера отъезжает, видно, что он сидит в коляске. Потом он подходит к маме этого ребенка и задает тот же вопрос. Она начинает как-то общими словами отвечать, а он говорит: «Нет, лично для тебя что произошло?» И я понимаю, что за этим вопросом стоит что-то большое, потому что она не может ничего сказать и даже отвернулась от камеры. И потом после паузы говорит: «Для меня лично это тоже много значит, потому что я долго не могла признаться, что мой ребенок инвалид». Она до трех лет его носила, как маленького, потому что боялась признаться, что он не может ходить.

Евгений еще на этапе подготовки меня спрашивал: «Почему вы меня выбрали?» Я говорю: «Дядя Женя, потому что вы герой, и о вас нужно говорить». Сейчас мы его поддерживаем, присылаем детям подарки, скоро должны вместе строить площадку. Это меняет жизнь — когда видишь, что человек ни ради денег, ни ради славы, ни ради тщеславия, ни ради закрытия гештальтов, а просто так живет и трудится ради людей.