«Не хотели давать жесткую картинку»: как прошла акция в поддержку женщин-политзаключенных

ТАСС
ТАСС
14 февраля в Москве и Петербурге прошла акция «Цепь солидарности и любви» в поддержку женщин-активисток, политзаключенных и всех, «кто проводит свои дни в судах, полицейских автобусах и спецприемниках». Forbes Woman узнал у участниц, как это было и зачем они вышли на улицы

Акцию «Цепь солидарности и любви» анонсировала фем-активистка Дарья Серенко. По ее словам, цепь солидарности — формат мирного протеста, придуманные женщинами во время белорусских протестов: «Женщины протестуют против государственного и полицейского насилия и узурпации власти, выходят с цветами в руках, выстраиваясь в километровые цепи вдоль дорог, набережных и улиц». 

14 февраля в 14:00 участницы акции в Москве выстроились в цепь вдоль улицы Старый Арбат (в качестве ориентира в анонсе акции был указан памятник Пушкину и Гончаровой). Одновременно акция проходила в Санкт-Петербурге — там активисты собрались у памятника жертвам политических репрессий на Воскресенской набережной Невы.

После того, как Дарья Серенко анонсировала акцию, в телеграм-канале лидера «Мужского государства» (движение и одноименная закрытая группа во «ВКонтакте», пропагандирующие национализм и женоненавистничество — Forbes Woman) Владислава Позднякова были опубликованы ее личные данные и адрес проживания ее родственников, а также призывы к провокациям с обещанием «уладить все процессуальные моменты». На акции действительно были замечены провокаторы, но, по данным «Медиазоны», это были участники движения SERB (от South East Radical Block — националистическая политическая группа, известная провокациями на акциях оппозиции — Forbes Woman). Кроме того, как сообщил телеграм-канал «Подъем», члены «Волонтерской роты Боевого братства» (создана «с целью популяризации патриотического мировоззрения и проведения волонтерских мероприятий» — Forbes Woman) в начале акции дарили участницам цветы.

По данным «Белого счетчика», цепь в Москве на 15:00 (через час после начала) насчитывала 235 участниц. В Петербурге, по подсчетам издания «Бумага», приняли участие более 70 человек. Как рассказали Forbes Woman участники акций, в Москве в цепи стояли до 500 участниц, в Петербурге – до 90. Кроме того, на акции в Москве помимо женщин, стоявших непосредственно в цепи, находились люди из группы поддержки.

Forbes Woman спросил участников обеих акций о том, как они прошли.

Ольга Карчевская, журналистка

Мы вышли в знак солидарности с Юлией Навальной, Юлей Цветковой (художница, феминистка и ЛГБТ-активистка из Комсомольска-на-Амуре, обвиняется в распространении порнографии за публикацию во «Вконтакте»  бодипозитивных рисунков, находится под домашним арестом. — Forbes Woman), Анастасией Шевченко (политическая активистка, обвиняется в участии участии в деятельности организации, признанной на территории России нежелательной, находится под домашним арестом. — Forbes Woman) и другими женщинами в протесте, а также в знак солидарности со всеми политзаключенными, которых мы требуем освободить.

Все прошло на удивление хорошо. Я немного опоздала и когда подходила, думала, что всех уже погрузили в автозаки, но ничего такого не было. Полиция вообще никак не реагировала. Нас разве что пытались разогнать снегоуборочной техникой, но ничего у них не вышло. 

В цепи стояло около пятисот женщин, я еще видела пару парней. Очень многие девушки пришли одни, без компании. Была очень доброжелательная атмосфера, все друг друга поддерживали. Молодые люди раздавали пледы, горячий чай, шоколадки, дарили цветы. Правда, было два очень неприятных провокатора в шлемах с надписью «НАТО», с надувными автоматами и купюрами типа «Банка приколов» номиналом $200, которые делали вид, что платят участницам акции. Им все кричали «Позор». В конце концов я не выдержала, дала пинка одному из них и лопнула его автомат. Потом они куда-то делись — может быть, их полиция куда-то увела.

Александр Левинский / Forbes
Александр Левинский / Forbes / Александр Левинский / Forbes

Первые полтора часа все просто молча стояли, потом начали скандировать «Россия будет свободной», «Свободу политзаключенным!», «Любовь сильнее страха». Все стоящие в цепи держали в руках белую ленту, все желающие могли присоединиться, отмотав себе кусочек. 

Это полностью несогласованная акция. Мне кажется, в текущих политических реалиях пытаться что-то согласовать — немного наивный жест. Тем не менее, все прошло мирно. Мы очень удивились. Вероятно, власти не захотели давать иностранной прессе такую картинку: в День Святого Валентина по Арбату тащат в автозаки безоружных женщин. Мне кажется, это было бы слишком жестко.

Я простояла больше двух часов и когда уходила, многие еще оставались.

Цветы протеста: как женщины стали новой политической силой Беларуси

Лёля Нордик, фем-активистка

Мы выходили к памятнику жертвам политических репрессий, который находится на Вознесенской набережной. 

Мы были были одеты в красное, у нас были красные цветы и протестные валентинки — сделанные из бумаги и ткани красные сердца с именами женщин-политзаключенных (да и не только женщин — вообще разных людей, которые за последний месяц пострадали от политического преследования и полицейского насилия). У нас была белая лента — это отсылка к женским протестам в Беларуси, к цветам солидарности. 

Мы выстроились в цепочку и читали поэму Анны Ахматовой «Реквием». От мемориала через реку открывается вид на «Кресты», а напротив стоит памятник Анне Ахматовой, и он стоит там неслучайно. Дело в том, что Анна Ахматова в свое время провела у стен «Крестов», где находились ее муж и сын. Вместе с другими родственниками заключенных она часами ждала, чтобы передать им еду. И нам показалось, что это очень перекликается с сегодняшней ситуацией. Как мы помним, совсем недавно и в Москве в поселке Сахарово, и в Петербурге на Захарьевской улице (как раз недалеко от того места, где мы стояли) люди часами стояли на улице в мороз, чтобы передать своим близким вещи первой необходимости. Этим художественным жестом мы хотели показать, что очень многое из происходящего сегодня напоминает те времена, и это печально.

«Кажется, я чувствую себя хуже, чем когда-либо в жизни»: репортаж Forbes из очереди к спецприемнику в Сахарово

Мы читали поэму по цепочку и прочитали ее дважды, потому что пришло очень много людей — по нашим подсчетам от 70 до 90 человек. Потом мы возложили цветы к мемориалу и разошлись. Акция длилась примерно час.

Мы были уверены, что будет много полиции, задержаний. Далеко не все были готовы прийти, потому что последние несколько недель у нас в городе происходит какая-то катастрофа: патрули стоят на каждом углу, центр Петербурга третьи выходные подряд перекрывали. На днях была новость о том, что на Невском проспекте, в самом центре города зачем-то задерживают компании больше двух человек и везут в полицию (а потом отпускают). Атмосфера была довольно напряженной. 

Но когда мы пришли, увидели только две полицейские машины, стоящие на противоположной стороне улицы. За все время, пока шла акция, полицейские из нее даже не вышли. Это было удивительно, я не помню такого очень давно. Не думаю, что это потому, что в нашем государстве все вдруг стало здорово. Скорее всего, где-тто наверху было принято решение никого не трогать. Почему — можно только догадываться. Честно говоря, я когда еще собиралась прийти, подумала, что будет очень некрасиво, если полиция начнет задерживать активисток рядом с памятником жертвам политических репрессий. Может быть, это сыграло роль, но мы никогда не узнаем.

Александр Софеев, фотограф, активист, участник группы Pussy Riot

Я пошел, во-первых, потому, что мне в целом очень нравится формат — это подчеркнуто мирная феминистская акция. Во-вторых, сегодня днем поступила информация о том, что там будут провокации со стороны «Мужского государства», и мне захотелось прийти, чтобы ни на кого не напали и все прошло мирно.

Насколько я могу судить, на акции присутствовало несколько человек из «Мужского государства», но они так и не решились на какое-то насилие. Но были люди, которых мы не смогли идентифицировать — они явно не из активистской среды. Они раздавали цветы, конфеты, кофе и пледы. Дело в том, что организаторы акции организовали и подвоз кофе, а этих людей никто не знал.

В пиковый момент акции в цепи было несколько сотен человек. Когда я только приехал, люди стояли только у памятника [Пушкину и Гончаровой], но цепь очень быстро начала расти и растянулась в длинную шеренгу. 

Я ехал не с целью постоять в цепи, а, если что, помочь, посодействовать, просто поддержать. В самой цепи стояли только девушки. В этом есть определенный посыл, потому что эта акция — феминистское высказывание. 

Дополнительные материалы

Несогласованная акция протеста в Москве. Фоторепортаж