Полет ненормальный: как в фильме «Воздушный бой» соединяются хоррор, феминизм и война

Four Knights Film
Кадр из фильма «Воздушный бой» Four Knights Film
В прокат вышла картина «Воздушный бой» с Хлоей Грейс Морец в главной роли. О том, как этот фильм совмещает несовместимые вещи — в материале Forbes Woman

Неподготовленный зритель, попав на «Тень в облаках» (оригинальное название «Воздушного боя»), может выйти из зала, как минимум, удивленным или даже шокированным, причем не сценами насилия или спецэффектами, а самим фактом существования подобного фильма. Режиссер и одновременно сценаристка картины Розанна Лян (она переписала сценарий после автора «Яркости» Марка Лэндиса, которого, скорее всего, отстранили от работы после обвинений в домогательствах), до этого не отметилась ни одной крупной работой, но теперь ее запросто могут позвать снимать какой-нибудь блокбастер для Disney. У нее есть какое-то удивительное кинематографическое «шестое чувство»: в одном флаконе она смешивает военно-исторический фильм, хоррор, фантастику, фем-дискурс, аттракцион в духе «Форсажа» — и это еще не полный список компонентов. Причем получается у Лян настолько органично, что впору задуматься о том, чтобы убрать кавычки вокруг словосочетания «магия кино».

Итак, идет Вторая Мировая война. Из новозеландского Окленда на самый обыкновенный вылет собирается экипаж «воздушной крепости» — тяжелого бомбардировщика B-17. В последний момент к ним неожиданно присоединяется офицер ВВС США Мод Гарднер с посылкой под грифом «совершенно секретно», которую нужно доставить в конечную точку. Мод — девушка, да еще и весьма привлекательная, и она номинально оказывается во главе миссии по указу вышестоящего начальства, что крайне не нравится мужчинам на борту. Они выдают максимально сексистский стэндап из самых пошлых шуток и отправляют ее в кабину нижней пулеметной турели. Кажется, что там ей предстоит провести весь полет, выслушивая по радио скабрезности и «наслаждаясь» неуютным видом облаков под ногами. Но как бы не так: сперва Мод замечает японские истребители, а затем обнаруживает, что на борт попал никто иной, как гремлин, существо из фольклора британских пилотов, обожающее ломать самолеты.

Премьера «Воздушного боя» состоялась на кинофестивале «Сандэнс» в программе «Полночное безумие», где демонстрируются самые бесшабашные жанровые картины в диапазоне от черных комедий до максимально жутких фильмов ужасов. Там фильм Розанны Лян получил приз зрительских симпатий, и совершенно заслуженно — у него очевидный коммерческий потенциал. При этом картина умудряется быть настроенной на актуальную повестку настолько, что с ней не могут сравниться никакие участники «Оскара». 

По сути, весь фильм — одна огромная, лобовая, бьющая наотмашь история войны одной смелой девушки против огромного мира нехороших мужчин. В пулеметной турели, не просто так напоминающей утробу матери, мир Мод сжимается до абсолютного минимума: только она, беззащитная, как ребенок, и рация, фонтанирующая мизогинными шутками, за которые ныне в прогрессивных странах можно запросто сесть в тюрьму. Замкнутое пространство в сумме с ожиданием возможной смерти и невозможностью что-либо изменить пугает похлеще любого монстра. Ну а гремлин на борту оказывается концентрацией этой «токсичности», особенно когда выясняется, что его цель — посылка Мод.

Смотрится «Воздушный бой» временами дико, но от того и с диким интересом: фильм дарит то позабытое чувство, когда ты даже не можешь предположить, что же будет дальше. Во имя общей идеи Розанна Лян плюет как на зрительские ожидания, так и на какую-либо привычную логику, умеренность в средствах и даже на законы физики. Так, в какой-то момент героине предстоит-таки покинуть свою «западню» и перебраться в салон самолета, но сделает она это, цепляясь, как Вин Дизель в «Форсаже», прямо за обшивку летящего на всей скорости самолета. 

Если подобные сцены вас смущают, то лучше пройти мимо фильма: Мод способна и не на такое, да и испытания ей предстоят нешуточные. Временами она и вовсе походит на супергероиню, которой под силу все — наверняка режиссер сознательно сделала ее эдакой Капитан Марвел, которая разве что не стреляет лазерами из глаз. Вступая в схватку с многоголовой шовинистической гидрой, все усилия которой направлены на то, чтобы сломить дух героини, она с каждым разом становится все сильнее, наглее и бесстрашнее. Таким же получился и фильм: за оболочкой классического B-movie скрывается почти что феминистический манифест, закованный в мощную броню из жанрового кино.

В угоду посылу приносится в жертву не только реалистичность, но и образы окружающих ее мужчин: все они выглядят как ходячие клише из какой-нибудь ветки комментариев на Facebook со страницы популярной фем-активистки. Проще говоря, характеров среди них нет, лишь типажи, обреченные быть не более, чем полосой препятствий на пути к обретению героиней самой себя. Но нужно понимать, что все это вполне укладывается в концепцию радикального высказывания о вреде заскорузлости мышления. Поражает смелость фильма — он совершенно не стесняется быть временами настолько абсурдным, что невольно прорывается смех. Зато это, хотя бы в теории, должно успешно работать на поставленную задачу: трудно не почувствовать отвращение, когда интеллигентную девушку, очевидно смелую и готовую слушать своего оппонента, мужчины поносят последними словами, апеллируя к ее гендеру.

Наконец, нельзя не сказать пару слов об исполнительнице главной роли, звезде дилогии «Пипец» Хлое Грейс Морец, для которой это заявка на будущие большие победы. К своей роли в этом странном, иногда нарочито нелепом фильме она подошла с такой серьезностью, что даже трюки исполняла самостоятельно, обзаведясь, по ее признаниям, солидными синяками на теле. Первую часть фильма, в пулеметной турели, она солирует в кадре, разыгрывая перед зрителем обширный диапазон эмоций — шутит, печалится, боится, злится. Ее внешность здорово контрастирует с брутальностью самого фильма, и к каждому действию у нее есть свой мимический оттенок. Можно смело сказать, что такой Морец вы еще не видели. Актриса не просто переросла свои «детские» роли (это было ясно еще по инди-хиту «Неправильное воспитание Кэмерон Пост» на сложную тему конверсионной терапии), а ушла максимально далеко от них. Половина посыла фильма завязана на ней: Хлоя — живое доказательство того, что устаревшие представления о привычном можно и нужно ломать.

Получается парадоксальная ситуация: при всей своей внешней несерьезности, ауре guilty pleasure, «Воздушный бой» не просит, а требует относиться к нему максимально серьезно. Это удивительно сознательное и уверенное в себе кино, которое не стесняется своей вычурности и экстравагантности. В итоге возможны только два варианта: либо фильмом восхищаешься, либо оказываешься за бортом.

Героини прошлого: 10 старых фильмов о сильных женщинах