К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.

Новости

Реклама на Forbes

Навыки для нового мира: почему лидерство больше не делится на «мужское» и «женское»

Cоциальная повестка хуже стереотипов в плане развития женского лидерства (Фото Getty Images)
Действительно ли лидерство бывает «мужским» и «женским»? Чем оно отличается от управления и руководства? Что мешает женщинам браться за сложные проекты и вести людей за собой? Об этом говорили участники дискуссии, состоявшейся в рамках Moscow FemFest

Эти и другие вопросы обсудили участницы фестиваля Moscow FemFest, который прошел в Москве 13 и 14 ноября. Дискуссию модерировала журналистка Анна Зуева. Участие в обсуждении приняли генеральный секретарь ассоциации Italy-ASEAN Алессиа Моска, управленческий консультант и исследовательница Екатерина Зиброва, адвокат, медиатор, партнер BGP Litigation, президент БФ «Юристы помогают детям» Виктория Дергунова и главный редактор изданий Forbes Life и Forbes Woman Юлия Варшавская.

Что такое лидерство и может ли оно быть «женским»?

Екатерина Зиброва: В лидерстве есть три составляющие: когнитивный компонент (знания), эмоциональный компонент (установка «Хочу ли я проявлять лидерство?»)‎ и компонент поведенческий. Если мы внимательно посмотрим на компетенции лидерства, то не увидим там ничего «мужского или «женского»‎. 

Виктория Дергунова: Для меня «женское лидерство» — это про возможность влиять. Это то, чего женщины были долгое время лишены. Я связываю это понятие в том числе с возможностью занимать руководящие должности и в политике, и в коммерческой сфере, и в социальных проектах. Это про право голоса, которое нам наконец-то дали. 

Реклама на Forbes

Алессиа Моска: Несколько лет назад для многих женщин не было в принципе возможности быть лидером. Важно сейчас открыть возможности для женщин, чтобы они могли участвовать в процессе принятия решений, чтобы они могли быть лидерами. Лидерство, к которому мы привыкли, было в основном «мужским»‎. Большинство должностей, лидирующих позиций принадлежали мужчинам. Поэтому сейчас нам нужно предоставить возможности женщинам.

Как изменилось лидерство и каким должен быть лидер сейчас?

Юлия Варшавская: Новые критерии успеха абсолютно внегендерные — это кооперация, эмпатия, смысл, социальная ответственность, импакт. Это те самые ценности, которые, хотелось бы, чтобы были присущи новым лидерам — не важно, женщина это или мужчина. 

К 2050 году у нас закончатся запасы еды, воды и чистого воздуха. Мы должны перейти к совершенно другому типу потребления, и это очень плотно связано с феминизацией общества. Есть исследования, которые доказывают, что на данный момент социальным предпринимательством занимаются именно женщины. В том числе — простите, что я апеллирую к стереотипам, — потому что у них есть эмпатия. Лидерство нового типа — не только про деньги, не только про должность, не только про личные достижения. Оно еще и про то, что ты вообще-то что-то вокруг себя меняешь. На данный момент мир по-настоящему отчаянно нуждается в этом новом лидерстве

Алессия Моска: Сегодня нам нужно лидерство женщин и мужчин, которые могут заботиться о месте, в котором мы все живем. Потому что самая большая проблема, стоящая сегодня перед человечеством, состоит именно в том, что нам нужна новая модель, которая позволит нам жить в другом мире. Жить по-другому, по-другому употреблять те ресурсы, которые у нас есть. И именно поэтому нам нужно новое понимание лидерства. Это тесно связано с будущим трудоустройством и работой. Потому что если мы изменяем понятие лидерства, это означает, что работа в будущем и сам труд людей должны пониматься по-другому.

Мы можем открыть новые возможности, вдохнуть новую жизнь в лидерство. Огромное количество женщин сегодня занимает новые позиции. Это важный момент в нашей истории, и мы должны воспользоваться им для того, чтобы создать равные условия для всех.

Екатерина Зиброва: Наша страна до сих пор находится в «культуре силы», и поэтому маскулинный тип лидерства транслируется и женщинам, и мужчинам. Масса мужчин на руководящих должностях транслирует и поддерживает миф о женском лидерстве как определенном типе лидерства — более мягком, эмоциональном. За счет гендерной социализации женщинам транслируется, что они должны себя вести как-то по-особому мягко. Но сейчас в обществе запрос на другие типы лидерства. Новое лидерство — это лидерство трансформационное, инклюзивное.

Маскулинный тип лидерства также неэффективен в условиях инновационной экономики, основанной на знаниях. Нужно уметь фасилитировать командные процессы и давать возможность каждому высказаться, но не каждый готов это делать. Над этими качествами и нужно работать новым лидерам. 

Чем отличается лидерство от руководства или управленчества?

Виктория Дергунова: Руководство — это дополнительный ресурс к лидерству. Если у тебя есть возможность повести за собой людей и ты их при этом идейно вдохновляешь, то круто, что у тебя есть команда, которая тебя может поддержать в твоих начинаниях.  

Алессия Моска: Лидер — это тот, кто может слышать, слушать и понимать новые тенденции, движения и создавать такие условия, в которых могут быть найдены ответы на вызовы. Я думаю, что женщины, возможно, лучше организованы и они более подготовленные для того, чтобы взять на себя лидерские функции.  

Юлия Варшавская: Быть руководителем — это руководить коллективом. Ты занимаешься административным руководством людей. Мне кажется, что лидер — это все-таки человек, который действительно что-то меняет и объединяет людей для общей цели.

Какие задачи ставит перед нами новое лидерство?

Алессия Моска: Нам нужно сократить неравенство в доступе к лидерским позициям. Неважно, о каком типе лидерства мы говорим. Равные условия нужно создавать сейчас, не дожидаясь, когда кто-то получит все для того, чтобы стать лидером. Нам нужно создать поколение людей со всеми необходимыми компетенциями, которые нужны в сегодняшнем мире и которые будут нужны в будущем. 

Если мы говорим о новом лидерстве, мы говорим о будущем сферы труда, и нам нужно также говорить о компетенциях и навыках в широком смысле слова. Поэтому я думаю, что усилия в сфере образования должны быть направлены на сокращение разрывов, начиная с разрыва между мужчинами и женщинами, мальчиками и девочками. Это критически важный момент.

Екатерина Зиброва: Это неравенство нужно устранять за счет программ, конкретных действий, которые бы давали новые возможности женщинам и девочкам. Ведь лидерство — это компетенция, которая формируется в поведении.

Что мешает женщинам становиться лидерами?

Юлия Варшавская: Мне кажется, для любого лидерства нужна определенная смелость. К сожалению, мы живем в обществе, где именно смелость и свобода — это те два качества, которые у девушек не воспитываются, более того — порицаются. В нормальном обществе свобода — это и ответственность. У нас, конечно, совсем нет института ответственности женщин за свою жизнь. 

Виктория Дергунова:  Несмотря на то что женщины стали руководителями, воспитание детей в основном еще находится на их плечах. Чаще всего женщины прерывают карьерный рост. Этим объясняется и разница в зарплатах. Эта социальная повестка, наверное, хуже стереотипов в плане развития женского лидерства. Потому что женщины часто вынуждены отказываться от руководящих должностей именно потому, что они понимают: частые командировки, мобильность, возможности переездов в другие регионы, не говоря уже о странах, — это смена привычного образа жизни ребенка. Большая часть мужчин, когда им предлагают руководящую должность, даже не задумываются об этом.  

Реклама на Forbes

Как справляться с синдромом самозванки?

Екатерина Зиброва: Как я справляюсь? Например, на данный момент я два года нахожусь в личной психотерапии. Это очень помогает. Ну и, конечно, — открыть глаза пошире, посмотреть на мир и идти в опыт лидерства. Бояться, но делать.

Юлия Варшавская: Первый год моей работы в Forbes, пока все пытались понять, какой же дядя меня посадил на эту должность, я сидела, прячась за огромным экраном, и думала: «Они меня сегодня уволят или завтра? Они же должны сейчас понять, что это какая-то ошибка»‎. Спустя год поняла, что так работать невозможно. Потому что все время работаешь на доказательство. Я стала опираться на факты. Вот это я делаю профессионально. Вот здесь я получила от людей, которых я уважаю в своей профессии, хорошую оценку своей работы. Вот здесь у меня вырос трафик.

Алессиа Моска: Я всегда страдала от синдрома самозванца. Но я поняла, что очень важно, что вы можете обмениваться опытом с коллегами-женщинами, с подругами. Также важно, чтобы у вас был ментор. Для меня это старшие коллеги, которые помогали мне расти. Я думаю, что очень важно, особенно для молодых девушек, найти старшего товарища.

Виктория Дергунова: У меня есть девиз: «Верь в себя. Другие смирятся»‎. Я ему следую уже много лет, и пока он меня не подводил. Нужно понимать, что мнение других о тебе относится к тебе ровно настолько, насколько ты сам позволяешь ему влиять на тебя и твою жизнь. Потому что ты — это твой выбор, твой путь. И никто не может на это повлиять, кроме тебя самого. Если ты хочешь что-то делать — бери и делай, не жди мнения других.

 

Реклама на Forbes
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2021