К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Песнь валькирий: как жили реальные женщины в эпоху викингов

Иллюстрация Артура Рэкхема из «Райнгольда и Валькирия» (Getty Images)
Иллюстрация Артура Рэкхема из «Райнгольда и Валькирия» (Getty Images)
В издательстве «АСТ» выходит книга исландского филолога Йоханны Катрин Фриксдоттир «Валькирии. Женщины в мире викингов», которая рассказывает о том, какой огромный вклад женщины вносили в жизнь общества эпохи викингов. Как на самом деле жили женщины древней Скандинавии, чье существование так отличается от образа жизни независимых воительниц из современной поп-культуре? Forbes Woman публикует главу из книги

Брак и сожительство 

Помимо пола, существовало несколько других характеристик, напрямую определяющих идентичность и повседневную жизнь женщины в эпоху викингов: помимо этнической и классовой принадлежности, а также географического места проживания, это был и ее официальный статус по отношению к мужчине, выступавшему в роли сексуального или романтического партнера. Сексуальные связи вне брака могли, вероятно, практиковаться высокопоставленными мужчинами, которые были в состоянии содержать одновременно нескольких женщин и детей, родившихся вследствие этих отношений. Но это не значит, что викинги разделяли концепцию свободной любви для всех: если один мужчина состоял во внебрачной связи с женщиной, то она при этом была лишена возможности даже демонстрировать свое расположение к другому мужчине. 

Такое сожительство могло принимать различные формы. И в некоторых случаях эта практика одобрялась обществом, что позволяло королям и знатным мужчинам создавать политические союзы сразу с несколькими семьями. В королевских сагах длительное сожительство описывается как взаимовыгодное, одинаково устраивающее как правителя, так и отца женщины. В других случаях мужчины, обладающие властью, попросту принуждают семью сожительницы, чтобы она закрывала глаза на такую связь. Если у женщины рождался сын от этих отношений, он мог в конечном итоге претендовать на трон. Учитывая эту перспективу, статус наложницы мог иметь социальные и экономические преимущества для женщины как в долгосрочной, так и в краткосрочной перспективе. При этом авторов саг, описывающих подобные ситуации, психологическая и эмоциональная составляющие практически не интересовали.

Отличным примером может служить норвежский король Харальд Прекрасноволосый. Согласно преданиям, он развелся с девятью неназванными женщинами (или попросту бросил их), чтобы жениться на Рагнхильд, дочери датского короля. Это не помешало ему сочетаться браком с еще двумя женщинами, родившими ему детей. Незавидна и судьба Гиды — женщины, подтолкнувшей Харальда к объединению Норвегии. Когда он делает ей предложение, она отвергает его под предлогом того, что у него недостаточно власти. После своих военных и политических успехов уже сам Харальд отказался жениться на ней, вступив с Гидой во внебрачные отношения, в результате которых она родила ему пятерых сыновей. Некоторые ученые даже полагают, что недостаток знатных невест на родине стал одной из причин массовых набегов викингов на соседние земли. Поиски выгодной пары на чужбине молодые люди рассматривали как возможность повысить свой статус и увеличить благосостояние.

 

Стереотипные представления о викингах в массовой культуре рисуют образы сексуально агрессивных мужчин. По крайней мере, так они изображаются во время совершения ими набегов. Как в скандинавских источниках, так и в источниках, написанных жертвами набегов, очень мало говорится об изнасилованиях. Возможно, такие события считались само собой разумеющимся. Лишь в одной висе скальд хвастается тем, что какая-то женщина была вынуждена в страхе бежать через лес. С другой стороны, на родине викингов секс вне брака был запрещен и являлся привилегией представителей знати, которые таким образом подкрепляли образ своей мужественности. Как уже упоминалось во второй главе, честь мужчины во многом зависела от непорочности его жены. А если молодой человек пытался соблазнить приглянувшуюся ему девушку более высокого социального статуса, предварительно не предложив ей руку и сердце, он совершал преступление. По скандинавским законам даже «украденный» поцелуй, не говоря уже о беременности вне брака, мог повлечь за собой суровое наказание, включая изгнание из общины. В то же время рабыни и служанки могли легко стать жертвами домогательств своих хозяев: изнасилование девушек низкого происхождения во многих сагах описывается как вполне будничное явление. В мифах встречаются примеры, когда боги-мужчины оплодотворяют сразу нескольких великанш, но при этом строжайшим образом охраняют своих супруг от посягательств йотунов.

Наложницами землевладельцев средней руки часто становились женщины, попавшие в Исландию с Британских островов в качестве пленниц. Сексуальные отношения с ними могли носить продолжительный внебрачный характер. В 2000 году современные ДНК-исследования показали, что предками современного населения Исландии были преимущественно мужчины-норвежцы и женщины-ирландки. Последующие исследования скорректировали эту картину, доказав, что норвежские женщины также принимали активное участие в формировании потомства, как это описано в сагах и в «Книге о занятии земли». В этих источниках не упоминаются рабыни-ирландки, но в «Саге о людях из Лососьей долины» описана история Мелькорки, наложницы Хёскульда, которая признается ему: «Отца моего зовут Мюркьяртан. Он король в Ирландии. Пятнадцати лет я была взята в плен и увезена оттуда». Еще один пример встречается в «Саге о Ньяле»: у женатого заглавного героя есть вторая жена. Она живет на соседней земле вместе с сыном, которого она родила от Ньяля. Более того, сведения о наложницах у знатных исландцев встречаются и в сагах XII–XIII веков. Даже столетия спустя после принятия христианства священники не могли искоренить эту практику. О положении, которое эти женщины занимали в обществе, мы отчасти можем судить по тому, какие оскорбления в более поздние времена приходилось сносить людям, рожденным вне брака. Все это, вероятно, является наследием эпохи викингов.

Брак был для женщины несравнимо более удачным уделом, обеспечивая ей определенную степень экономической безопасности и положение в обществе, которое ей давал статус хозяйки дома (húsfreyja). Законный и общественно одобряемый брак означал, что семье женщины выплачивался своего рода выкуп (mundr), и это отнюдь не являлось уникальной, существовавшей лишь в Скандинавии патриархальной практикой. Подробного описания свадебных церемоний, к сожалению, не сохранилось, разве что в «Песни о Трюме» можно встретить такой призыв: «На колени невесте Мьёльнир кладите! Пусть Вар десница союз осенит!» Доподлинно неизвестно, отражают ли эти строки реально существовавший обычай.

Брак наделял жену привилегиями, такими как право наследовать часть имущества своего мужа после его смерти. Кроме того, дети, рожденные в браке, имели больше прав наследования, чем внебрачные дети. В сагах мы встречаем упоминания о том, что во время важных событий жены присутствуют рядом с мужьями, в то время как им выказывается такое же уважение, как и супругам. Женщины посещали собрания-тинги, на которых решались разногласия, заключались браки, договаривались о сделках и выносили приговоры, хотя решающую роль в этих делах играли мужчины. Согласно норвежским кодексам, свободная женщина могла участвовать в судебных процессах на собраниях по нескольким причинам, например, от имени своего мужа, если он был болен или долго отсутствовал, а также если она была вдовой или у нее не было близких родственников мужского пола (baugrýgr). Знатные женщины имели право голоса в обсуждении общественно значимых вопросов. Косвенное подтверждение этому есть в мифах: богини приносят клятвы и принимают решения наряду с богами-мужчинами. Сложно сказать, насколько весомым на самом деле был авторитет женщин в ситуациях подобного рода. В отдельных сообществах среди мужчин явно преобладало сексистское или даже женоненавистническое отношение, а заключать сделки и решать важные вопросы они предпочитали исключительно без женщин. При этом власть собрания теоретически была выше власти отдельного, пусть даже самого богатого и влиятельного человека. И пол здесь не имел большого значения.

Роль жены

Независимо от того, оставалась ли женщина на родной земле или переезжала в другой регион, быть женой и вести домашнее хозяйство было непростой задачей. Такая работа требовала ума, дальновидности и решимости. Обладавшие этими качествами женщины высоко ценились своими супругами. Хольмгаут, землевладелец из шведской провинции Вестманланд, воздвиг рунический камень в память о жене Одиндисе. На нем есть такие строки:

 

«Не бывать больше в Хассмире
Такой хозяйки, которая превзошла бы ее 
В умении управлять домом».

Проникновенные слова Хольмгаут подтверждают, что жены могли управлять хозяйством: следить за тем, чтобы никто из домочадцев не голодал холодными зимами, чтобы все были одеты и обуты, руководить прислугой и заключать сделки с торговцами и соседями.

Роль жены четко прописана в норвежских законах, которые подтверждают ее приоритет в «домашнем хозяйстве» (innan stokks), если она привносит в брак имущество. На практике полного разделения между женскими и мужскими правами и обязанностями не было. В данном случае юридическая терминология не может служить отражением того, что роли в обществе были распределены по половому признаку. Например, в качестве приданого женщины часто привносили в домашнее хозяйство значительную часть земли или движимого имущества. Следовательно, они могли принимать экономические решения. Согласно судебнику «Серый гусь», жена имела право потратить определенную сумму, не посоветовавшись с мужем (это могли быть повседневные расходы) или вести более важные дела, если у нее было на то согласие супруга. Об этом свидетельствует наличие в женских захоронениях весов с гирьками, которые были необходимыми инструментами для заключения сделок. Все это предполагает, что скандинавские женщины могли успешно управлять своим домом.

В литературных источниках власть хозяйки дома обычно подчеркивается упоминанием о связке ключей на поясе. «Песнь о Трюме» представляет такой образ для комедийного эффекта: когда дородного Тора наряжают во Фрейю, «связка ключей на бедре забренчала». Ключи находят и в женских захоронениях, но не так часто, как можно было ожидать, учитывая гипотезу о том, что они были основным хозяйским атрибутом. На территории Дании ключи обнаружены лишь в 9 % женских могил, относящихся к эпохе викингов, в то время как домохозяйки, несомненно, составляли гораздо более значительную часть населения. На мысль о том, что символическое значение ключа было более широким, наводят и такие находки, как декоративные предметы в узнаваемой форме, выполненные из драгоценных металлов или кожи. В «Песни о Трюме» говорится, что Тора одевают «в брачный убор», то есть как пока еще незамужнюю женщину (до сих пор неизвестно, насколько сильно менялся наряд женщины после вступления в брак), но ключи на бедре, скорее всего, символизируют такие качества Фрейи, как напористость и властность. С другой стороны, любой ключ как бы намекает на то, что он призван открыть, будь то сундук или дверь в кладовку, так что как символ он вполне мог означать право собственности и связанную с этим степень ответственности.

Жены знатных мужчин, помимо прочих обязанностей, также отвечали за проведение пиршеств. В Скандинавии и Исландии эпохи викингов, когда государство находилось в зачаточном состоянии, за соблюдением законов вообще никто не следил, люди были вынуждены сами отстаивать свою безопасность и заботиться о благополучии путем заключения союзов и разного рода соглашений. В этих условиях правители были просто обязаны щедро вознаграждать своих друзей и сторонников. Помимо брачных договоренностей, этому способствовали пиры и раздача даров. Согласно сагам, хозяйка дома отвечает за подготовку пиршества, а также следит за порядком на самом мероприятии, выстраивая и поддерживая строгую иерархию среди гостей, подчеркивая статусность приглашенного качеством его обслуживания или особенно почетным местом. Кроме того, она следит за произнесением тостов, а иногда и сама говорит приветственные речи, хотя в сагах эта роль порой совсем не упоминается и сводится исключительно к подношению напитков, в которых порой содержатся галлюциногены или яды. Изображения женщины, держащей в руках рог для напитков, встречается как на камнях, так и в виде отдельных фигурок. На одном из готландских камней несколько таких женских фигур обращены к фигуре мужчины-воина, который едет верхом на восьминогом коне. Это может быть как сам Один на Слейпнире, так и какой-то знатный муж, которого Один отправил в загробный мир на своем коне. В этом случае одна из женских фигур может трактоваться как Фрейя или валькирия. В «Младшей Эдде» Фрейя прислуживает грубому йотуну Хрунгниру, который посещает богов в Асгарде и требует гостеприимства, а в «Старшей Эдде» валькирия Сигрдрива подносит полный меда рог герою Сигурду после того, как он убивает дракона Фафнира.

 

Длинный дом викингов был местом, где происходили и самые обыденные процессы (сон, еда, работа и воспитание детей), и очень важные события, к числу которых относились и ежегодные ритуалы, такие как праздник зимнего солнцестояния йоль (jól). Эти торжества предполагали демонстрацию гостеприимства и были неотделимы от политики. Тот факт, что все они проходили под одной крышей, говорит о том, что в эпоху викингов частное было отделено от общественного в гораздо меньшей степени, чем сегодня. Отсюда напрашивается и вывод о том, что роли мужчин и женщин в такого рода мероприятиях не определялись исключительно половой принадлежностью. Порой социальный статус был гораздо важнее, чем пол. 

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+