К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Собеседование в Долину: как россиянки строят карьеры в международных IT-компаниях

Фото Getty Images
Фото Getty Images
Forbes Woman поговорил с женщинами, работающими в IT-компаниях за рубежом, — об их личном опыте выхода на международный рынок труда и об основных правилах успешного найма. И попросил эксперта по построению карьеры прокомментировать основные шаги и сложности

Анна Наумова: прошла сотню собеседований в американские компании

Закончили чтение тут

Продакт-менеджер в крупной технологической компании со штаб-квартирой в Кремниевой долине

— В 2016 году мой тогдашний муж выиграл Green Card в США, и мы решили переехать. Я уволилась из «Одноклассников», где проработала 10 лет с самого основания компании — сначала в маркетинге, потом менеджером по продукту сервиса «Подарки». Мы взяли с собой $15 000, прилетели в Нью-Йорк и начали искать работу. 

Все, что я знала в России, оказалось совершенно нерелевантно в США. Требования к английскому и навыкам коммуникации были намного выше. Адаптироваться было тяжело: в России я была звездой, работала в известной компании, а в США стала никем. Меня никто не знал, язык давался тяжело. Порой мне не хотелось даже улыбаться. 

 
Анна Наумова (Фото DR)

Тем не менее, хотя все говорили, что поиск работы займет полгода, я нашла ее за два месяца. Моим первым работодателем стал сервис такси Fasten, которую сделали ребята из Comedy — я была с ними знакома по совместному проекту для «Одноклассников». Два года Fasten были достаточно успешными, но потом не выдержали конкуренции с Uber; я успела проработать на них год. Вторым местом работы стал стартап, с которым я познакомилась в акселераторе Starta, куда пришла, когда только-только приехала в Нью-Йорк (понимая, что нетворкинг — самое главное в США, надо знакомиться и быть активной). Тогда ребята попросили меня запитчить их проект на выставке The Next Web (это такая технологическая конференция) — так я заработала свои первые $200 в США. А через год предложили мне поработать на их стартап мастером на все руки — им нужен был и HR, и маркетинг, и sales, и product. Мы делали ICO, подняли около $25 млн, но проект не сложился, и через два года компания перестала существовать.

Я в этот момент была в отпуске в России. Перед увольнением еще и развелась с мужем, оставшись с маленьким ребенком на руках. Поняла, что вернусь в Калифорнию — в одно из самых дорогих для проживания мест — безработной матерью-одиночкой. Денег у меня было на три-четыре месяца. От русскоязычных стартапов осталась травма. Я поставила себе дедлайн — за три месяца найти работу в стабильной американской компании.

Были моменты, когда я просто плакала, не зная, что делать, — у меня заканчивались деньги, а я не могла найти работу. Чтобы оттачивать навык прохождения собеседований, я ходила на тренировочные, или mock-интервью

Я прошла сотню собеседований. Это действительно сложно, не так, как в России, где ты отвечаешь на вопросы, рассказываешь про опыт, делаешь тестовое задание — и все. В США интервью проходит в среднем в шесть этапов. Ответы на вопросы должны быть выстроены как четко структурированный питч. Для этого есть готовые фреймворки, которые стоит выучить. Например, STAR (Situation, Task, Action, Result — Ситуация, Задача, Действие, Результат) — это фреймворк для ответа на поведенческие вопросы (behavioral questions), то есть вопросы о том, как вы действовали в той или иной ситуации. Это самый популярный тип вопросов, их задают хоть раз почти в каждой компании. CIRCLE — фреймворк для ответов на вопросы по продуктовому дизайну, это обязательные вопросы в Google и Meta (признана в России экстремистской. — Forbes Woman), без знания этого фреймворка вас туда никогда не возьмут. 

Я постоянно получала отказы — и на рекрутерских интервью, и на менеджерских. Были моменты, когда я просто плакала, не зная, что делать, — у меня заканчивались деньги, а я не могла найти работу. Чтобы оттачивать навык прохождения собеседований, я ходила на тренировочные, или mock-интервью, — их может провести коуч, карьерный консультант или более опытный друг, а кроме того, существуют платформы для практики, например Stellar Peers. Параллельно проходила по три-четыре реальных собеседования ежедневно. 

В итоге я попала на работу в компанию, которая занималась производством мобильных раций Zella, где проработала три года. А в конце прошлого года решила, что мне пора двигаться дальше. Я подала резюме в пять топовых компаний: Facebook, Google, WhatsApp, Vimeo, Apple. В этот раз довольно быстро получила оффер и теперь работаю в крупной технологической компании (назвать ее пока не могу). Думаю, это случилось благодаря тем ста собеседованиям, которые я прошла три года назад.

 

При этом за свои пять лет в США я ни разу не слышала, чтобы на собеседовании женщину спросили, замужем ли она и не собирается ли рожать. Декретный отпуск длится три месяца, поэтому нормально нанять сотрудницу на восьмом месяце беременности, понимая, что искать кого-то еще будешь дольше, чем она выйдет на работу.

Ирина Захарова: использовала в качестве «трамплина» российские компании с международными проектами

Директор по продукту в технологической компании Swapcard 

— Я окончила Ульяновский государственный технический университет по специальности «прикладная информатика в экономике» и сразу начала работать в IT — инженером, затем бизнес-аналитиком. В 2014 году, работая в самарской компании Haulmont, я стала менеджером проекта по разработке софта для одной британской корпорации. Руководила всей разработкой, организовывала процессы так, чтобы весь девелопмент был вовремя, вела спецификации, полностью сопровождала заказчика. Было много командировок, я жила на две страны и в какой-то момент решила переехать в Лондон. Я хотела, чтобы меня взял на работу мой клиент. Тогдашний работодатель отнесся к идее благосклонно — понимал, что это поможет укрепить связи между компаниями. Но не сложилось: из российской компании я уволилась, а в британскую не попала. Я уехала в Москву, устроилась в международный проект с российским основателем, но проработала там всего полгода: мне не понравился город, и в работе все было не так, как я привыкла.

Ирина Захарова (Фото DR)

Работу за рубежом я искала больше трех лет. Кто-то мне посоветовал angel.co — это платформа, где стартапы ищут сотрудников и партнеров. Там много американских стартапов, попадаются и европейские. Можно фильтровать и выбирать те компании, которые предоставляют спонсорство в визе. Но в Великобритании, чтобы нанять приезжего, компания должна получить специальную лицензию. А кроме того, в течение 21 дня после публикации вакансии работодатель может рассматривать кандидатов только из числа резидентов страны.

Всех работодателей останавливало то, что мне требовалось спонсорство визы

Я нашла британского работодателя, на которого сначала работала как контрактор — это промежуточный статус между штатным сотрудником и фрилансером. Стала менеджером по развитию продукта в робототехнической индустрии. Но атмосфера в компании была достаточно токсичной, так что я решила уволиться, несмотря на то, что как раз в тот момент мне пришли все документы для оформления рабочей визы. Я продолжила искать работу, меня интервьюировали компании «Большой четверки». Мое резюме многим нравилось, но останавливало то, что мне требовалось спонсорство визы. 

 

Тогда я решила попробовать устроиться на работу в Париже. Работу — в технологической компании Swapcard — нашла быстро, буквально с третьего раза. Процесс прохождения собеседования зависит от конкретного работодателя, но во всех хороших компаниях он, несмотря на стресс, достаточно приятный. Сам процесс найма занял три дня. После собеседований я получила документы для подачи на визу. 

Ребята в Европе все открытые, процесс работы намного интереснее. Здесь нужно быть толерантным, но у меня не было сложностей с этим. Не приветствуется быть угрюмым. Независимо от того, что происходит, ты должен быть работоспособным. При этом HR очень внимательны к сотрудникам, заботятся об их психологическом состоянии, проводят опросы, исследования. Даже небольшие компании стремятся к построению четких бизнес-процессов. 

Международные стартапы во Франции говорят на английском. Но если идешь на корпоративное мероприятие, надо быть готовым, что никого не поймешь. Французский, конечно, нужен, я его учу, но это не срочная необходимость.

Евгения Миляева: нашла работу благодаря нетворкингу

Продакт-менеджер в приложении для поиска друзей для подростков Wink технологической компании 9count.co

— Я окончила МГИМО, работала четыре года ассистентом в Morgan Stanley в России, но потом выгорела и начала искать себя. Кем только не работала: преподавателем в англоязычном садике, фотографом и менеджером проектов в биотех-стартапе. В какой-то момент поняла, что мне надо определиться, кем я хочу быть. В тот момент у меня появился интерес к тому, чтобы научиться работать с данными. На Coursera я окончила курс Data Analytics от PWC, и мне открылся дивный мир Excel: оказалось, что там можно не только считать суммы в столбиках. По окончании курса научилась строить regression-анализы, сводные таблицы со сложными формулами — хотелось считать и анализировать все вокруг. Я решила, что мне нужна стажировка, подавала заявки в разные компании и, наконец, стала стажером отдела маркетинговой аналитики, а потом стала full-time-аналитиком. 

 

Позже там же, на Coursera, прошла курс по Data Science. Когда я опубликовала свой сертификат об окончании курса в Facebook (принадлежит Meta, которая признана в России экстремистской и запрещена. — Forbes Woman), сработал нетворкинг, и ко мне пришло предложение о работе в Dostavista, где я стала менеджером по продукту. Компания работает в разных странах: Бразилии, Индии, Малайзии, Корее. Я работала с командами по всему миру. Когда после пандемии границы стали открываться, полетела в Мексику, чтобы, продолжая работать в Dostavista, жить там.

Евгения Миляева (Фото DR)

На прошлый Новый год с компанией друзей я поехала на фестиваль в Никарагуа и в этой поездке познакомилась со стартапером из США. Когда он узнал, что я менеджер по продукту, поинтересовался, не хочу ли я попробовать пройти собеседование в его компании. Сейчас я работаю на него как контрактор, жить продолжаю в Мексике.

Меня удивило то, что мое трудоустройство прошло очень быстро. Я отправила резюме, через полчаса мне написал HR с предложением выбрать слот для интервью. Собеседование с линейным менеджером и со вторым кофаундером я прошла за один день. Через два дня мне уже прислали оффер. Такой скорости найма я еще нигде не видела. Как раз в то же время я проходила собеседования в «Сбермаркет» и в «Авито» в России, и там процесс сильно дольше. Конечно, все зависит от размера компании — я пришла работать в небольшой стартап, где всего четыре продукта.

Сыграло свою роль и то, что я хорошо подготовилась к интервью: попросила своего друга-предпринимателя поговорить со мной как на собеседовании. К тому же недавно я прошла курс по стратегии развития продукта, и это помогло мне задавать правильные вопросы на собеседовании. Мне кажется это я вела интервью, а не мой работодатель.

Ксения Пинкова: начала карьеру в международной компании с русскими корнями

Менеджер по маркетингу в компании Lightspeed

 

— На пятом курсе я начала работать в школе учительницей английского языка. Когда окончила университет, стала искать что-то другое. Компания Ecwid как раз искала smm-специалиста, чтобы вести соцсети на английском, мне было любопытно, и я пришла на собеседование. Компания уже была глобальной, работала в 175 странах. Я стала расти как контент-специалист, много изучала маркетинг. Со временем сама стала управлять командой, работала с авторами, дизайнерами. Пришлось плотно работать с американскими коллегами, это принесло много опыта, каждую неделю проходили митинги с зарубежными бизнес-процессами. Сейчас я переезжаю в Канаду поближе к команде. 

У меня большой опыт найма сотрудников в Ecwid, которая сейчас является частью международной компании с глобальным бизнесом, торгующейся на Нью-Йоркской и Торонтской биржах. Хочу отметить, что при поиске работы стоит обращать внимание на точную формулировку должности (job title). В России, по наблюдениям, более свободные формулировки должностей и необязательно идет привязка к определенному уровню зарплаты. 

Ксения Пинкова (Фото DR)

Если устраиваешься в западную компанию, нужно прокачивать свои навыки самопрезентации. В Америке этому учат активно со школы, но выходцы из стран СНГ иногда стесняются рассказывать о своих достижениях, у нас чаще говорят о достижениях коллективных. Мне и самой бывало трудно написать о себе хвалебный текст.

Международные компании — это больше публичной ответственности. Поэтому особое внимание уделяется безопасности. Сотрудники проходят background check, причем это независимая экспертиза, которую проводит компания на аутсорсинге, — влияние нанимающего менеджера исключено. Если у вас чистая история — не о чем беспокоиться. Но если вы в прошлом любили ходить по тонкому льду, устроиться в международную компанию будет сложно.

Резюме, собеседования и карьерный трек

Анна Знаменская, карьерный стратег и директор по маркетингу разработчика мобильных игр King (принадлежит Activision Blizzard), перечисляет основные карьерные треки по выходу с локального рынка труда на международный. Первый — работа в российском представительстве зарубежной компании с перспективой релокации. «Даже небольшая роль в международной компании — лучше, чем аналогичная в локальной, потому что российские компании в мире не известны, — объясняет Анна. — Именно поэтому я в свое время пришла в Viber, чтобы получить международную роль. А компании был интересен мой опыт, потому что они хотели развиваться в России и СНГ — здесь у них была большая доля аудитории. К сожалению, сейчас таких компаний, вероятно, будет меньше. Но можно обратить внимание на компании из Индии, Китая — те же ByteDance (владеет TikTok), Alibaba Group».

 

Второй — работа в российской компании, у которой есть клиенты за рубежом. С этим согласна Ирина Захарова, которая подчеркивает: важен именно опыт работы в международных проектах, даже если ты работал в России.

Третий — работа в международной компании с русскоязычными основателями. Ирина Захарова считает, что в них есть риск оказаться в токсичной атмосфере — именно из такого стартапа она уволилась в Лондоне: «Но я не жалею об этом опыте — это неплохой вариант для первой работы». Анна Знаменская отмечает, что в таких компаниях может быть проще пройти собеседования с топ-менеджерами, которые не испытывают предубеждений по отношению к русскоязычным кандидатам и ценят качество российских специалистов.

Четвертый — если вы обладаете каким-то уникальным знанием, узкой специализацией, которая востребована на рынке. Ирина Захарова отмечает, что в IT постоянно появляются новые профессиональные роли и функции. Важно отслеживать новации, поскольку до России они доходят с некоторым опозданием. Анна Знаменская подтверждает: у программиста или системного администратора с релевантным опытом и знанием английского на уровне понимания поставленных задач действительно высок шанс трудоустроиться за рубежом. Но IT — это не только те, кто пишет код или занимается серверами, подчеркивает она: «Это могут быть специальности, связанные с продуктом, digital-маркетингом, тестированием, саппортом, веб-дизайном». Говоря о востребованных функциях в целом, не только в IT, Знаменская называет позиции, связанные с операционной деятельностью, продажами, логистикой, цепочками поставок, закупками. «Да, конкуренция будет выше, найти работу будет сложнее, но не невозможно. Сложно будет юристам, если они занимаются именно российским правом, и бухгалтерам».

Ирина Захарова советует сразу смотреть, может ли потенциальный работодатель помочь сотруднику-иностранцу с получением рабочей визы: «Во Франции с этим проще, страна очень поддерживает IT-сектор, многие технологические компании уже стоят в правительственном списке компаний, которые могут спонсировать визу». Анна Знаменская не согласна: «Если мы говорим про Европу, то там есть такое понятие, как голубая карта (удостоверение личности, подтверждающее наличие временного вида на жительство и права на трудоустройство на территории ряда стран ЕС. — Forbes Woman), и если у вас есть оффер от компании, вы можете получить ее самостоятельно. Я бы не заостряла внимание на этом вопросе, а сделала бы так, чтобы компании понравился мой профиль. Если в вакансии не написано, что она только для резидентов, я бы советовала подавать резюме, писать сопроводительное письмо и общаться с рекрутером». А Анна Наумова считает важным искать компанию с подходящей корпоративной культурой.

На знакомство с резюме у рекрутера будет буквально 10 секунд, поэтому важно правильное оформление. В резюме обязательно должна быть «шапка» с фамилией, именем и названием должности, на которую оно подается, рассказывает Анна Знаменская. Дальше должен идти раздел «О себе» — три-четыре абзаца, которые помогут рекрутеру быстро понять основные навыки и уровень кандидата, и контакты. В списке мест работы и должностей обязательно должны быть перечислены достижения в цифрах. «Оцифровать можно очень многое, — говорит Знаменская, — не только продажи и прибыль, но и экономию ресурсов, улучшение процессов. Разы, проценты, случаи, время». «Мое резюме занимает две полных страницы, в самом начале краткое описание моих основных преимуществ и саммари-опыта. Затем обязанности и достижения: несколько пунктов о том, что именно вы сделали, — рассказывает Ирина Захарова. — Чтобы не было ошибок, я отдавала резюме на вычитку носителям языка». Анна Знаменская отмечает, что некоторые крупные компании типа Google любят, когда в резюме кандидаты указывают необычные достижения вроде «пробежал три марафона» или «покорил Эверест». «Но никакой личной информации о том, что у вас есть дети, собака, права категории B», — говорит она.

 

Не менее, чем резюме, важен хорошо заполненный профиль в LinkedIn: в нем нужно поставить статус «Open for new opportunities» и поменять локацию на ту страну, где вы ищете работу, чтобы вас видели рекрутеры (можно выбрать любой город), советует Анна Наумова. А дальше смотреть вакансии и откликаться на них. Анна Знаменская называет LinkedIn ключевой площадкой для поиска работы, но рекомендует также смотреть на локальные сайты, каналы с вакансиями в Telegram и другие источники.

Евгения Миляева советует заглянуть в Twitter, чтобы понимать, чем дышат люди в компании, о чем они говорят. Кроме того, не стоит недооценивать силу офлайна, считает она: «Нужно встречаться, говорить, завязывать знакомства, поддерживать смолтоки, развивать социальные навыки, спрашивать, кто чем занимается, вовлекаться, помогать. Именно так я нашла свою нынешнюю работу».

Чтобы найти работу в зарубежной компании, важно активно проявлять себя — например, не ждать сообщений от рекрутеров в LinkedIn, а писать им и рассказывать о своем опыте. «Нужно строить личный бренд, чтобы повышать свою публичность и поддерживать интерес к себе», — считает Евгения Миляева. 

Она отмечает, что в международной компании важно свободное владение английским языком и языковой барьер может ощутить даже тот, кто говорит на нем с детства. Анна Наумова подчеркивает, что не так страшны ошибки в грамматике и акцент, как «блок» на разговор. «Чтобы привыкнуть к разным акцентам, я советую слушать на YouTube интервью на английском с людьми из разных стран».

«В отборе специалистов принимают участие больше руководителей разного уровня. Вы можете пройти собеседование отдельно с рекрутером, потом с вашим непосредственным руководителем, а потом еще и с руководителем вашего руководителя — это нормально, не стоит паниковать», — рассказывает Ксения Пинкова. Анна Знаменская вспоминает, что на текущую позицию прошла девять собеседований, столько же — на должность Country Manager в Apple, причем одно из интервью было групповым. Такое количество собеседований она объясняет тем, что кандидатов в международных компаниях тестируют не только на профпригодность, но и на соответствие корпоративной культуре. «Вам может показаться, что на очередном собеседовании с вами разговаривают какие-то вообще посторонние люди, не имеющие отношения к вашей деятельности. Это для того, чтобы все, кто будет с вами так или иначе взаимодействовать, тоже на вас посмотрели».

 

Анна Наумова при этом советует сразу приготовиться к отказам: «Это нормально, конкуренция очень высокая». «Нужно быть морально готовым к конкурсу в 100+ человек на место и к рассылке резюме сразу в десятки компаний. Отказы, скорее всего, будут. Много. Но это не обязательно значит, что с вами что-то радикально не так», — подтверждает Ксения Пинкова.

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+