К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Нетворкинг и устойчивость: кому нужны специальные женские программы MBA

Фото Getty Images
Женщины стали чаще получать степень MBA. На фоне высокого спроса появилось новое предложение: специальные женские программы бизнес-образования. Разбираемся, в чем их особенности

Степень магистра считается маркером самых успешных CEO, по крайней мере в западных странах. В России MBA тоже называют дополнительным преимуществом при трудоустройстве, однако к 2021 году степень заметно потеряла в глазах работодателей: по данным SuperJob, в 2009 году ею обладали 76% управленцев, в 2013-м — 73%, в 2015-м — 65%, в 2021-м — 60%. Лишь для 2% работодателей наличие диплома MBA является обязательным условием при приеме на работу на топ-позиции. Зато в 2022 году образовательная платформа Skillbox и Высшая школа менеджмента СПбГУ выяснили, что за два года с начала пандемии почти в два раза выросла доля женщин среди слушателей: с 13% в 2019 году до 23% в 2021-м. В США в прошлом году также был зафиксирован рекорд по поступлению женщин на программы МВА — притом что мужчин не становится больше. 

Проректор школы управления «Сколково» по образовательным программам Марина Карбан вспоминает, что 15 лет назад на длинных дорогих программах в группе из 50 человек учились не более трех-пяти с женщин, а в группах, представляющих корпорации, их могло не быть вообще. «Это говорило о том, что, с одной стороны, многие женщины не выходят на уровень executive (это основной уровень наших программ), во-вторых, они не зарабатывают столько, сколько мужчины (стоимость Executive MBA – порядка $100 000). А если женщина такие деньги зарабатывает, то, в отличие от мужчин, тратит их не на себя и свое развитие, а на детей и их обучение, на хозяйство», — говорит Карбан.

Теперь же, напротив, женщины предпочитают именно Executive MBA: с 2020 по 2022 год доля доля женщин-слушательниц на этих программах выросла, по данным Skillbox и ВШМ СПбГУ, с 33% до 52%. Марина Карбан рассказывает, что в портфеле «Сколково» одна из самых востребованных у женщин программ — стартап-академия.

 

Увеличивающийся интерес женщин к бизнес-образованию сначала привел к формированию женских сообществ при классических программах лидерства и рейтингов гендерно-ответственных программ, а позже породил новую услугу: программы бизнес-образования специально для женщин. 

Позаботиться обо всех

В 2013 году Гарвардская школа бизнеса попыталась устранить гендерный дисбаланс с помощью «феминизации» программы MBA, набрав одних только женщин. Однако женщины не оценили ее. Эксперимент провалился: он имел благие цели, но оказался непродуманным, писал Алекс Фрино, декан Высшей школы менеджмента Macquarie. По его мнению, для устранения гендерного дисбаланса нужно не делать для женщин «отдельный вход», а устранить имеющиеся барьеры.

Бизнес-образование — это затратно: так, в «Сколково»  обучение стоит €60 000, в Высшей школе экономики — 950 000 рублей, в Йеле —  $108 780, в Гарварде — более $110 000. Фонд MBA for Women Foundation, созданный выпускницей бизнес-школы INSEAD Мирьям Штауб-Бисанг, помогает женщинам оплачивать обучение на программах. Кроме того, некоторые школы создают стипендии специально для женщин.

Женщине часто требуется выкроить время, чтобы учиться. Многие форматы МВА предполагают модульную систему, когда несколько недель слушатель занят ежедневно с утра до вечера. Нередко работодатель не только дает отпуск на время модулей, но и сам оплачивает МВА сотрудника, так как считает это инвестицией в будущее компании. Но если на женщине лежит двойная нагрузка — в виде домашнего хозяйства и ухода за детьми, —  освобождение требуется и от нее. Неслучайно именно пандемия дала толчок и возможность большему количеству женщин поступить на программы лидерства, так как в последние два года мужчины стали заботиться о домохозяйстве и детях активнее. И все активнее звучит запрос на «дружественную по отношению к семьям» (family friendly) систему обучения на программах МВА, причем как для матерей, так и для отцов. 

Женская программа FLOW школы управления «Сколково» предлагает другой подход: «Философия программы состоит в том, что ты не можешь делить жизнь на отдельные сегменты и выделять только один карьерный, — рассказывает Карбан. — Основной фокус: не выбор между карьерой или семьей, а целостность, жизнь во всей ее полноте и связности».

 

Анна Амброзевич — сооснователь консалтинговой компании Future Leader и сообщества FemCRM, ментор Women in Tec, училась по программе Women Leading Change: Shaping Our Future в Кембридже — считает, что не только организационная часть программы, но и ее содержание должно учитывать интересы слушательниц: «Женщина, например, думает, каким будет мир для детей, а мужчина: как заработать сегодня. Поэтому, допустим, про экологию женщины думают чаще», — объясняет она различия в акцентах. Исследования действительно показывают, что для женщин в бизнесе важна возможность изменить что-то к лучшему: создать рабочие места, следить за окружающей средой. Именно женщины чаще создают устойчивые и ответственные компании и продвигают социальные и эко-инициативы. Закономерно, что на этом делают упор и женские программы MBA. Но бизнес-программы, посвященные устойчивому развитию, — отдельный тренд, не связанный исключительно с гендерной повесткой.

Место, где женщины поддерживают женщин

Женский Университет Техаса так объясняет задачи своей программы MBA для женщин: «преподаватели готовят вас к работе в мире бизнеса, где доминируют мужчины». Ставка делается на коучинг, менторинг и нетворкинг. 

Из результатов исследования Ernst & Young 2019 года следует, что не более 7% респондентов готовы работать под руководством женщины-начальницы. Такая специфическая ситуация и ведет к запросу на «особое» обучение управлению командой, выстраивание репутации. 

«Я работала как с мужчинами, так и с женщинами в низовых центрах [обучения и поддержки бизнеса] и поняла, что большинство программ были рассчитаны на мужчин и не ориентировались на женщин. Они не оказывали поддержки, в которой нуждались женщины, и не создавали пространства, которое, во-первых, могло привлечь их, а во-вторых, дать им мотивацию оставаться и учиться», — рассказывает африканская предпринимательница Адвоа Офори, сотрудничающая с некоммерческой организацией по борьбе с бедностью SNV. Поэтому она создала организацию Women's Haven Africa, участницы которой делятся друг с другом опытом работы в областях, где доминируют мужчины.

«Миру необходимо больше ролевых моделей женского лидерства — примеров для подражания и вдохновения. В России отсутствует популяризация женщин-лидеров, которые могут служить ролевыми моделями, — сетует Елена Речкалова, заместитель сопредседателя Комиссии РСПП по банкам и банковской деятельности, генеральный директор и лидер сообщества «Женщины в советах директоров». 

По результатам опроса школы программирования «Алгоритмика», 90% респонденток, работающих в IT, сталкивались с мнением, что они занимаются «неженским» делом, треть женщин оказывались в ситуации, когда их не воспринимали всерьез из-за пола. «Общество у нас пока довольно незрелое в области равных прав мужчин и женщин по сравнению с западными странами, — рассуждает Анна Амброзевич. — Образование в сфере женского лидерств нужно хотя бы с точки зрения безопасности: оно создает защищенную и открытую среду, где женщины могут обсуждать свои страхи, боли, которые чаще всего непонятны мужчинам или даже осуждаются ими».

Она вспоминает, что на ее курсе учились еще 55 женщин со всего мира и это дало хороший нетворкинг. При многих школах существуют сообщества выпускников, в том числе и женские клубы. «Студенты и выпускники программ объединяются в клубы по интересам, также возникают женские клубы и бизнес-сообщества, где можно обсудить более специфичные для женщин-руководительниц вопросы», — рассказывает руководитель направления MBA в Skillbox Екатерина Фуфаева.

«Женское лидерство» и женщины-лидеры

В силу стереотипов женщинам нередко приписывают особый тип лидерства. Марина Карбан замечает, что в обществе сильны стереотипы: считается что женщины-лидеры слабее мужчин или что сильная женщина-руководитель — это «мужик в юбке». «Но стиль любого руководителя может быть разным», — говорит эксперт. Она напоминает, что в управленческой науке нет понятия женского и мужского лидерства, а есть модели поведения, которые проявляют руководители (и мужчины, и женщины) в той или иной ситуации. Различают разные стили лидерства: авторитарный, директивный, демократический, коллегиальный, либеральный. В последнее время, по словам эксперта, еще много говорится о коучинговом стиле управления, когда руководитель развивает команду и людей, развивая их, как внутренний коуч.

«Несколько лет назад мы заказывали исследование о том, влияет ли пол руководителя на восприятие подчиненными и какой стиль лидерства присущ мужчинам и женщинам-руководителям. Опрошенных было более 1600 человек», — вспоминает Карбан и делится результатами: по оценкам респондентов, руководители-женщины чаще придерживаются демократического стиля управления (72% против 61% у мужчин). 

Если говорить о женском лидерстве с точки зрения цифр, то женщины составляют только 7,5% гендиректоров в компаниях из списка Fortune 500 — притом что все активнее получают бизнес-образование. Неэффективны программы или сами женщины? Доцент кафедры мировой экономики МГИМО и автор лекций «Гендерное равенство в цифрах» Софья Ребрей называет основной причиной такого разрыва стереотипы: «Нехватка женщин на руководящих постах связана не с тем, что женщины не умеют руководить, а с широким распространением стереотипов о том, что женщины не умеют руководить». Она напоминает, что по рейтингу Всемирного экономического форума в России доля женщин на руководящих позициях составляет 45% (это 21-е место в мире), но в категорию руководителей входят не только сами начальники, но и их заместители. Женщины дорастают до этих позиций, но дальше натыкаются на стеклянный потолок.

 

При этом, по данным уже упоминавшегося исследования Skillbox и ВШМ СПбГУ, если женщина поступила на образовательную программу, она с большей вероятностью закончит ее, чем мужчина (91% против 79%).  

Лучше просто MBA

Софья Ребрей считает, что специально обучать женщин бизнес-администрированию не нужно, ведь «создание женских MBA исходит из предпосылки, что что-то не так с женщинами и их надо как-то по-особенному учить лидерству». По ее опыту, женщины вполне могут учиться на обычных лидерских образовательных программах и достигать не худших результатов, чем мужчины. По мнению эксперта, гораздо важнее стимулы в виде позитивных примеров женщин-лидеров, женского менторства, реальных перспектив повышения по службе. «Чего реально не хватает женщинам в бизнесе, так это, во-первых, финансирования, а во-вторых, деловых связей, поэтому я бы отдала приоритет женскому нетворкингу и льготному финансированию женских стартапов, особенно в приоритетных отраслях развития», — говорит Ребрей. 

«На мой взгляд, смешанная программа бизнес-образования более эффективна, чем только женская. Кроме самих знаний, MBA дает еще и навыки коммуникаций и нетворкинга. Бизнеса ведь почти не бывает только женского или только мужского. В целом среди задач и целей, которые ставят перед собой женщины, поступающие на MBA, нет существенных различий с теми, которые ставят себе мужчины, — говорит Екатерина Фуфаева. — Мы наблюдаем в целом тенденцию к тому, что все больше женщин вовлекаются в бизнес, а также успешно шагают по карьерной лестнице. Соответственно, в какой-то момент у них появляется запрос на систематизацию управленческого опыта и видения бизнеса с разных ракурсов. В целом и женщины, и мужчины отмечают, что по мере прохождения программы MBA у них растет уверенность в себе и своих знаниях», — говорит Фуфаева. 

По данным Фонда Forte, который помогает женщинам получать бизнес-образование, в течение пяти лет после получения MBA выпускницы начинают зарабатывать на 55–65% больше.

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+