К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Это не блажь: почему возникает послеродовая депрессия и как с ней справиться

Фото Getty Images
Фото Getty Images
Почему после рождения ребенка некоторые женщины оказываются в «черной дыре»? Насколько распространена послеродовая депрессия и как помочь тем, кто с ней столкнулся? Разбираемся в новом выпуске подкаста «Тише! Мама работает» с доулой и психологом Дарьей Уткиной, педиатром Рабият Зайниддиновой и героиней книги «Мама на нуле» Елизаветой Васильевой

Подкаст «Тише! Мама работает» посвящен материнству и тому, что значит быть матерью в эпоху гендерного равенства. В каждом выпуске главный редактор Forbes Woman Юлия Варшавская будет обсуждать с экспертами вопросы, волнующие каждую современную женщину, которая одновременно строит карьеру и воспитывает детей. Во втором выпуске главный редактор Forbes Woman Юлия Варшавская беседует с доулой и психологом Дарьей Уткиной, кандидатом медицинских наук, педиатром Рабият Зайниддиновой и Елизаветой Васильевой, которая пережила послеродовую депрессию и стала героиней книги «Мама на нуле».

Forbes Woman выбрал главные цитаты из разговора, а послушать выпуск можно здесь и на любых удобных площадках.

Иллюстрация: Анна Ксенз

Юлия Варшавская: Патриархальная культура говорит нам: вот ты родила ребенка — и моментально на тебя свалилось неземное счастье! И что весь твой организм приспособлен для того, чтобы ты благодаря разным гормонам испытывала круглосуточное наслаждение. Но на самом деле все чуть-чуть сложнее. Я сама столкнулась с «черной дырой» после родов и только спустя несколько лет поняла, что это была она — послеродовая депрессия. 

 

Почему про послеродовую депрессию нужно говорить

Дарья Уткина: Сейчас, в 2022-м году, многие говорят: ну хватит уже обсуждать послеродовую депрессию, уже и фильмы вышли, и передачи, и книги, и случился уже проект «Бережно к себе» (о ментальном здоровье матерей). Но мне кажется, что только первый этап пройден. Сейчас, конечно, сложнее встретить женщину, которая, столкнувшись с «черной дырой» после родов, ни на секунду не задумается о послеродовой депрессии. Наступает даже более сложный этап: должны появиться долгосрочные программы поддержки. 

И хотя в России ведутся исследования и травмы, и депрессии — психологи Вера Якупова, Анна Суарэз, Анна Харченко занимаются этим уже несколько лет (они чуть ли не единственные, кто на международном уровне делает такую работу). Согласно их же исследованиям, у каждой пятой женщины в России были не просто симптомы ПТСР, а достаточное количество симптомов для того, чтобы получить диагноз. И это огромная проблема. 

Рабият Зайниддинова: Действительно, статистика ужасает: это далеко не те 10–15%, которые заявлены официально. На обещанное обществом «неземное счастье после появления малыша на свет» накладывается феноменальная, мощнейшая, не имеющая аналогов гормональная перестройка. Сам процесс — роды — точно не самое приятное в жизни женщины событие. Для того чтобы женщина, взяв на руки ребенка, почувствовала неимоверное счастье, которое формирует невидимую привязанность, которая будет заставлять заботиться взрослую, самостоятельную особь о беспомощном, крикливом, навязчивом маленьком существе, организм должен быть здоров, не должно быть сопутствующих травмирующих факторов. Отсутствие этих факторов увеличивает риски развития послеродовой депрессии. 

Почему родовая депрессия происходит — и почему это нормально

Елизавета Васильева: Я совершенно не была готова к тому, что у меня будет какая-то депрессия. Но первые месяцы с младенцем я вспоминаю как какой-то ад: я не люблю своего ребенка, мне не хочется подходить к своему ребенку, меня одолевают ужасные, темные мысли, я постоянно думаю о смерти, плачу. Помню, что я жалела, что произвела ребенка на свет, что моему ребенку досталась такая мать. Моя мама пыталась меня поддержать, но она все время спрашивала: «Почему? Почему это случилось? Смотри, у тебя вот муж рядом, мы рядом, у тебя все хорошо, у тебя здоровый ребенок. Почему, почему, почему?» И я поняла, что совершенно неважно, почему. Вот просто это случилось. С этим нужно работать. 

Спустя пять месяцев ада я попала к психиатру, мне диагностировали послеродовую депрессию и прописали антидепрессанты. Потом ощущения были такие, будто ты лежал в темной комнате с блэкаут-шторами — и вот ты их раскрыл, выглянуло солнце, какая-то нормальная жизнь началась.

 
У матери, которая замучена депрессией и стереотипами, которую запинали окружающие, не может быть здоровых детей

Дарья Уткина: Женщины, у которых есть образование, карьера, приятная жизнь, какие-то планы, оказываются самыми уязвимыми, потому что они выпадают из всех идентичностей, за которые держатся. Ты была, допустим, Юлией Варшавской, главным редактором классного журнала, а стала мамой Давида, то есть у тебя даже имени нет. Нет статуса, нет общественного уважения. 

Плюс ты оказываешься в истории про интенсивное материнство. Потому что если ты женщина, которая привыкла во всем разбираться, хочешь выбирать для себя лучшее, хочешь, чтобы все было максимально здоровым, психологически комфортным и так далее, то ты не можешь просто родить ребенка и просто жить с младенцем. Тебе нужно выбрать правильную стратегию поведения. Пример из реальной жизни: женщина задается вопросом, с какой стороны кроватки подходить к ребенку для его лучшего психологического развития.

Как дестигматизировать послеродовую депрессию

Елизавета Васильева: Медиапространство влияет. Я подписывалась на какие-то паблики о материнстве, на каких-то женщин, чье мнение мне было интересно, смотрела на красивые картинки, и мне хотелось, чтобы у меня все было так же. Но в каком-то смысле я лицемерный человек, потому что никто из моих близких, кроме моей семьи, не знал о том, что я столкнулась с послеродовой депрессией. Я боялась об этом говорить, я не знала, как об этом говорить. И тем не менее в минуты просветления, когда я выспалась, поела, отвлеклась каким-то образом от мрачных мыслей, я видела, как симпатично выглядит мой ребенок в бодике, как светит на него солнышко, делала фотографию. В соцсетях у меня все было красиво.

Рабият Зайниддинова: Я хочу озвучить один важный момент: послеродовая депрессия — это не блажь. Это не модная придумка. Это не что-то, чего у нас никогда не было, и наши бабушки этим не страдали. Это — заболевание, которое официально имеет название и даже рубрику в международной классификации болезней под шифром F53. Шифруется оно как психические расстройства и расстройства поведения, связанные с послеродовым периодом. Вы понимаете, что это значит? Это беда! Женский организм при своей силе чрезвычайно хрупок, и многие не выдерживают. А у матери, которая замучена депрессией и стереотипами, которую запинали окружающие советами и которая искренне боится жаловаться, потому что боится клейма «плохая мать», не может быть здоровых детей. И это уже педиатрическая проблема.

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+