Лучшее из архива Forbes. Чужая лыжня

Роман Кутузов Forbes Contributor
Когда владельцы STC решились выпускать сноуборды, первым это оценил их сын Когда владельцы STC решились выпускать сноуборды, первым это оценил их сын фото Алексея Морозова для Forbes
Работая на Rossignol и Atomic, Игорь Гавриленко и Татьяна Кашникова стали мировыми чемпионами по производству беговых лыж

Завод компании Sport Technology Center (STC) в промзоне города Балабаново Калужской области отыскать непросто. Куда большей известностью пользуется расположенная по соседству Балабановская спичечная фабрика. И совершенно напрасно: балабановские спички — это скорее история, а вот предприятие супругов Игоря Гавриленко и Татьяны Кашниковой — крупнейший производитель беговых лыж. Причем крупнейший не в России, а в мире.

STC выпускает каждую четвертую пару беговых лыж на планете. «Наш единственный конкурент — австрийская Fischer», — гордо заявляет Гавриленко. При этом STC делает 1 млн пар беговых лыж в год, австрийцы — 750 000. Правда, финансовые показатели компаний не сравнимы: семейная фирма из России продает лыж на €12 млн в год, а оборот группы Fischer — €170 млн.

Лыжи для Гавриленко — дело всей жизни. В 1984 году студентом МАИ он‑взял «золото» по биатлону на московской спартакиаде. У спортсменов-лыжников была тогда серьезная проблема: в стране невозможно было достать качественные современные лыжные палки. Используя полученные в авиационном институте знания по композиционным материалам, Игорь решил делать палки сам — кустарно. Обматывал металлическую трубку подходящей толщины жгутом, пропитанным полимерной смолой. Когда та затвердевала, трубку-основу вынимал. Палки получались на славу, и первыми покупателями Игоря стали его друзья-биатлонисты.

Через четыре года после окончания института Гавриленко стал заведующим лабораторией во Всесоюзном институте спортивно-технических изделий. Там и познакомился с будущей женой Татьяной. Институт помогал московскому комбинату «Хоккей» наладить производство теннисных ракеток и хоккейных клюшек из композиционных материалов. Оценив спрос, супруги на паях с друзьями создали кооператив Sport Technology Center, который начал выпускать все те же лыжные палки, а вдобавок к ним ракетки. Татьяна утверждает, будто ее муж обладает даром предвидения и знает, что будет популярно через несколько лет. «В начале 1990-х мы выставились со своим товаром на теннисном турнире в Петербурге, так народ чуть не дрался из-за наших ракеток. Требовали, как колбасу, больше одной в руки не давать», — вспоминает она.

Проблем со сбытом действительно не было: завод «Хоккей», где кооператоры арендовали площадь, покупал у них ракетки по 50 рублей и продавал под своей маркой по 319 рублей. Компания STC при этом внакладе не осталась, зарабатывая около 1 млн рублей в месяц — по меркам 1990–1991 годов сумма громадная. Однако вскоре между друзьями возникли разногласия, и‑супруги пустились в‑самостоятельное плавание.

В 1995 году семья выкупила цех одного из давно разорившихся заводов в Балабаново. Поначалу там даже не было отопления, работать приходилось в телогрейках. Два года новые владельцы ездили на работу из Москвы, потом сняли в Балабаново квартиру и только в 2003 году переехали в собственный дом. На новом месте продолжали выпускать привычный ассортимент — теннисные ракетки и лыжные палки. Взялись было за удочки, но не смогли конкурировать с китайцами. Более удачной оказалась попытка делать лыжи — опять же идея Игоря. Деревянные беговые лыжи выпускали тогда около десяти отечественных фабрик, а вот пластиковых не делал никто ни в России, ни в Китае. В 1997 году семейная фирма изготовила уже 40‑000 пар.

Чтобы не создавать себе лишних проблем со сбытом и сконцентрироваться на производстве, супруги решили работать под чужими марками. Отпускная цена лыж с завода в Калужской области — около $10, у европейских производителей — минимум $22. Гавриленко загрузил образцы продукции в автомобиль, нанял переводчика и отправился в Финляндию. В 1998 году финны заказали ему на пробу 10‑000 пар (десятая часть от объема производства), через год — уже 120‑000. Сейчас половина продукции фабрики идет на экспорт под марками французской Rossignol, австрийской Atomic и т. д. «По качеству лыжи из Балабаново не отличить от того, что делают в Испании. Графическое оформление даже лучше», — утверждает Александр Козлов, руководитель отдела маркетинга компании Gorimpex, официального российского представителя Rossignol. Rossignol продает балабановские лыжи в Скандинавии и Канаде. Заказы на лыжи под своими марками у Гавриленко размещают и российские компании, в том числе сеть «Спортмастер». На собственные марки STC и Sable приходится лишь 5% производства, денег в их продвижение супруги не вкладывают.

«Мы делаем лыжи дешевле всех в мире», — объясняет секрет своего успеха Гавриленко. Стоимость готовых лыж складывается следующим образом: 85% составляют материалы, 12% — рабочая сила, 2–3% — расходы на энергетику. STC экономит на всем. Котельная у завода своя. Большую часть материалов для лыж тоже производят сами. Собственное производство деревянных клиньев освоили, не сработавшись с лыжными фабриками из Нововятки (Самарская область) и Белоруссии. Оборудованием для литья полиамида и производства полипропилена тоже обзавелись, не найдя достойных смежников. Экономят даже на полимерной пленке: во всем мире толщина покрытия лыж — 0,4–0,6 мм, у STC — 0,2 мм. Партнеры не жалуются.

Невысоки и административные расходы. «У нас бюрократов нет. Ни начальников цехов, ни технологов. Я сам вместо них», — объясняет Гавриленко. Финансами занимается жена. За 10 лет количество сотрудников фабрики выросло со 150 до 600 человек, на заводе уже шесть цехов, на развитие в прошлом году было потрачено €4 млн, а вот управленцев не прибавилось. Большую часть дня оба владельца проводят на предприятии. «Когда Игорь идет по цеху, скрыть ничего нельзя, — объясняет Татьяна. — Он качество материала может на нюх определить».

Гавриленко пятый десяток, и он признает, что энергии на развитие бизнеса уже не хватает. Но и отдавать управление в чужие руки не хочет. «На соседнем картонном заводе норвежцы заместителя главного инженера на зарплату €3000 уже год ищут», — объясняет он. Есть и еще одно обстоятельство, удерживающее Гавриленко от приглашения «варяга». В прошлом году супруги оборудовали цех для производства горных лыж и сноубордов, выкупив у обанкротившейся итальянской фабрики линии за €1 млн. Итальянцы предлагали приобрести все предприятие за бесценок, сулили льготные кредиты. Глаза у Игоря горели, пока из разговоров с рабочими он не выяснил, что основная проблема фабрики — воровство менеджеров. А инвестиционный контракт увольнение сотрудников запрещал.

Заняться горнолыжным производством Гавриленко заставило появление конкурентов. В позапрошлом году компания Fisсher купила в украинском городе Мукачево завод, выпускающий 300‑000 пар беговых лыж в год. Лыжи Tisa в российских магазинах стоят всего на 10–15% дороже балабановских. Занялась производством лыж и московская компания «ЭФСИ», выпускающая разнообразное спортивное оборудование. Купив эстонскую фабрику VISU, москвичи в прошлом году перевезли ее оборудование в Подмосковье. По словам представителя «ЭФСИ» Вячеслава Теренина, компания рассчитывает выпускать до 200‑000 пар беговых лыж в год. Вместе Мукачевский завод и фабрика «ЭФСИ» способны производить половину от объемов STC, а тут еще на рынок начали просачиваться, хотя и с маленькими партиями лыж, китайцы.

Что же касается нового поприща, здесь конкуренты STC пока не угрожают. Горные лыжи в производстве сложнее беговых: стекловолоконная оплетка, стальные канты, карбоновые профили. Супруги считают, что овчинка стоит выделки, тем более что за последние несколько лет сноуборд и горные лыжи стали по-настоящему массовыми видами отдыха. Чтобы оценить потенциал рынка, STC даже не приходится полагаться на чутье Игоря. О масштабах спроса предпринимателям может рассказать их сын. Он катается на доске только по будням — по выходным посетителей на подмосковных горнолыжных курортах уже столько, что к подъемникам выстраиваются огромные очереди.

Лыжи в цифрах

  • 800 — столько лет самой старой паре беговых лыж, обнаруженной археологами в Новгороде. Длина «пралыжи» — 1,92 м, ширина 8 см.
  • 2,3 млн пар беговых лыж продается в мире за год; 51% продаж приходится на Россию, следом идут Норвегия, Финляндия, США.
  • 1500 рублей — средняя розничная цена пары беговых лыж российского производства.
  • 20‑000 пар беговых лыж ввезено в прошлом году в Россию 
из Китая.

Источник: Ассоциация предприятий спортивной индустрии; Раменская Т. И. «Россия — великая лыжная держава XX столетия»

Новости партнеров