Карьера менеджера

Павел Миледин Forbes Contributor
Откуда берутся хорошие охотники за головами? Мария Назарова, например, раньше работала секретаршей Михаила Фридмана

Вы наверняка слышали песню Мадонны Material Girl. Ее припев вполне мог бы стать девизом для Марии Назаровой, консультанта хедхантингового агентства Ward Howell. «Жажда наживы — основной двигатель прогресса. Я работаю за денежные знаки, и чем их больше, тем лучше», — рассказывает она о своих принципах в интервью Forbes. Мария подыскивает кандидатов на руководящие посты в банки, финансовые и инвестиционные компании и делает это весьма успешно: в 2005 году она трудоустроила 30 топ-менеджеров, заработав для агентства больше $500 000, что стало лучшим результатом среди десятка консультантов Ward Howell. Сколько получила сама Назарова? Порядка 30% от привлеченной суммы — на этом рынке вознаграждения очень высоки.

Профессии «хедхантер» в российских институтах не учат — Назарова, как и большинство ее коллег, пришла в отрасль окольными путями. Окончив престижную московскую спецшколу, она, несмотря на протесты родителей, поступила в Ветеринарную академию им. К. И. Скрябина — на выбор вуза повлияли занятия конным спортом, которые родители, собственно, и организовали для дочки (это хобби Мария не забросила, сейчас у нее есть собственная лошадь). Диплом ветеринара, впрочем, ей так и не пригодился — в 1996 году Назарова устроилась на неприметную должность в Price Waterhouse (сейчас PricewaterhouseCoopers) — платили там намного больше, чем за лечение животных. А буквально через несколько месяцев ей позвонила подруга, работавшая личным секретарем основного владельца «Альфа-Групп» Михаила Фридмана. Подруга увольнялась и предложила Марии сходить на собеседование. Из трех десятков претендентов Фридман выбрал Назарову.

Работать с миллиардером было непросто. Как-то, например, шеф не поспевал на местный рейс одной из азиатских авиакомпаний — пришлось, используя различные связи, договариваться о задержке вылета. Работая у Фридмана, Назарова окончила Финансовую академию. Ей захотелось чего-то большего, но на просьбу поработать в банке на другой позиции Фридман только пожал плечами. В 2001 году Мария сама отправилась в Ward Howell в поисках новой работы, а хедхантеры неожиданно предложили ей стать сотрудником агентства.

Пять лет назад Мария получала в Ward Howell фиксированную зарплату $1200 (Фридман платил меньше), а не процент от контрактов. Зато теперь в ее активе — трудоустройство руководителей для Банка Москвы, банка «Союз», Hansabank, Бинбанка, HSBC, Deutsche Bank и МДМ-Банка. Пригодились ли знакомства, приобретенные в приемной Фридмана? Назарова хмурится: «А как вы себе это представляете? Здравствуйте, я бывший секретарь Михаила Маратовича…».

Зато помогло второе образование: Мария неплохо разбирается в банковском и инвестиционном бизнесе, знает наизусть имена лучших аналитиков, специалистов по корпоративным финансам и владельцев инвестгрупп. Опыт же работы помощником Фридмана позволяет ей легко общаться с весьма состоятельными финансистами на равных.

Необходимое свойство хедхантера — уметь подстроиться под клиента (о работе охотников за головами читайте также на стр. 170). «Человеку нравится только он сам, его не интересует ничего, кроме собственных проблем», — делится Назарова секретами клиентской психологии. Если деловой разговор состоится за ужином, Мария может появиться в костюме, подчеркивающем женственность, если кандидат верующий — минимум косметики и юбка до пола.

Как все это сочетается с прямолинейностью и прагматизмом девушки, рассуждающей о том, что главная мотивация — это деньги? Правильный, по мнению Марии, подход к любому бизнесу можно описать выражением «железная рука в бархатной перчатке». Кем видит себя консультант Ward Howell через несколько лет? Сейчас она обучается по программе executive MBA в Чикагском университете, слушает лекции каждый месяц в течение недели. Что же до карьеры, то Мария замечает: «Вообще-то меня манят private banking и фонды прямых инвестиций». Так что, возможно, когда-нибудь она перестанет уговаривать людей сменить работу, а начнет убеждать их принести свои деньги в инвестиционный фонд.