03.10.2007 00:00

Контекст

Чужие мнения, которые нас вдохновляют, раздражают и удивляют

Правительство все-таки единственный Европеец в России… И сколь бы грубо [и цинично] оно ни было, только от него зависело бы стать во сто крат хуже.

— Александр Пушкин

Обнуление

Назначив премьером и преемником пожилого и неизвестного широкой публике руководителя финансовой разведки, Владимир Путин не просто снова спутал все карты, а, как выражаются эксперты, «обнулил ситуацию» вокруг проблемы 2008 г. Путин продемонстрировал, как он видит систему власти после своей отставки. Знакомые с ним и Зубковым люди уверяют: Путин очень доверяет Зубкову и хочет двинуть нового премьера в президенты, хотя он прямо этого не сказал и за полгода может еще десять раз передумать. Но ход мысли Путина ясен: следующий президент должен быть технической, переходной фигурой, способной в нужный момент передать власть другому нужному человеку. Вполне вероятно, самому Путину — Конституция это позволяет.

— «Русский Newsweek»

Декоративный премьер

Российская политическая жизнь последнюю пару лет характеризовалась следующей примечательной особенностью: в ней ничего не значил парламент. Не в том смысле, что в парламенте не было оппозиции, это само собой. Но в том смысле, что настоящие российские политические партии — Партия Газа и Партия Нефти, делящие под ковром должности, активы и госкорпорации, — презирали парламент настолько, что не использовали даже ручные партии. Мироновы и грызловы не имели никакого отношения к главным политическим вопросам типа кому отойдет ЮКОС и кто будет преемником. Теперь процесс продвинулся еще дальше: помимо декоративного парламента, у нас еще и декоративный премьер. Можно сказать, у нас теперь коверный премьер, потому что под ковер, туда, где делят деньги и активы, премьера не пускают.

— Юлия Латынина в Газете.ru

Бесполезные гадания

А еще некоторые уверяют, что Зубков прилетел в Москву на летающей тарелке и регулярно общается с маленькими зелеными человечками (шучу). Но суть в том, что причины назначения Зубкова не известны доподлинно никому, за исключением Путина. А Путин в них никого не посвящает. Все это в значительной мере подтверждает мысль, которой я придерживаюсь уже некоторое время, — а именно, что имя и личность следующего президента России в действительности не имеют никакого значения.

— Редакционная колонка The Washington Post

Кризис во благо

В США растущий рынок недвижимости привел к другим эксцессам. При постоянном росте цен на дома средний американец привык использовать свой дом в качестве банкомата, одалживая все больше и больше под залог недвижимости. В результате доля сбережений в США с 2005 г. отрицательная, т. е. потребитель живет за счет имевшихся ранее сбережений или в долг. Зато размер импорта резко вырос, а внешнеторговый дефицит увеличился в семь раз за последнее десятилетие. Цикличность — органичная часть рыночной экономики. Лесные пожары, как узнали на практике лесники в национальных парках США, «пропалывают» лес и оздоравливают его. Если все пожары тушить сразу, то в конце концов не избежать крайне разрушительного, опасного пожара. Сегодня мировой финансовой системе не нужна дополнительная ликвидность. Наоборот, когда центробанки ее добавляют, они посылают сигнал неосмотрительным инвесторам, что рисковать можно и дальше. Если рынки сегодня восстановятся, это значит, что в какой-то момент случится еще более тяжелый кризис, который власти уже не смогут остановить.

— Алексей Байер, обозреватель журнала Research, в «Ведомостях»

Цепная реакция

Начавшиеся в конце прошлой недели проблемы пятого по величине ипотечного банка Великобритании Northern Rock спровоцировали переоценку банковских активов Европы: котировки акций крупнейших банков падают, а вкладчики снимают миллиардные средства с депозитов. Биржевая коррекция затронула и торгующиеся в Лондоне акции ВТБ, и бумаги других российских банков на внутреннем рынке.

— «Коммерсантъ»

Поменялись местами

В 2003 году компании из развитых стран приобрели в развивающихся странах активов на сумму в 3,2 раза больше, чем купили компании из развивающихся стран в развитых. В 2007 году ситуация иная: с начала года по 11 сентября компании из развитых стран объявили о намерении купить компаний из развивающихся стран на $130,5 млрд, подсчитала компания Dealogic, сделки в обратном направлении потянули на $128,6 млрд. По итогам года компании из развивающихся стран «выиграют», полагает Джозеф Куинлан из Bank of America Capital Management: «У традиционных охотников сейчас недостаток в деньгах, им остается наблюдать, как на сцену выходят новые действующие лица».

— «Ведомости»

Новости партнеров