Золотое дно

Дэвид Джеллес Forbes Contributor
Дэвид Хейдон привлек $300 млн — в том числе у российских инвесторов — на разработку месторождений на дне моря. Но удастся ли ему добыть хотя бы тонну драгоценной руды?

Дэвид Хейдон еще даже не начал свою презентацию для представителей инвестиционной фирмы Casimir Capital, под управлением которой находятся активы на $1 млрд, а слушатели уже в эйфории. «Мы с нетерпением ждем рассказа. Это феноменальная история», — говорит старший аналитик Роман Рогол. Хейдон, глава компании Nautilus Minerals, начинает описывать свои оптимистичные планы по добыче меди, цинка и золота со дна морского. Коренастый австралиец со стальным взглядом перечисляет ровным голосом имеющиеся у него права на разработку в водах в районе Папуа — Новой Гвинеи. Там, на глубине 1,5 км, по его словам, нетронутыми лежат огромные запасы минералов, которые только и ждут, чтобы их подняли вакуумным способом на борт специально оборудованного судна. После доставки на берег руда пройдет стандартный путь: обогащение, переплавка, продажа металлов. «Это изменит мир», — говорит Хейдон.

В один прекрасный день это действительно может произойти. За 10 лет существования Nautilus нажила убытков на $16 млн и не заработала ни цента. И все же в прошлом году Хейдон, используя лишь красноречие и несколько заманчивых образцов породы, привлек инвестиций на $300 млн, в основном от крупных добывающих компаний, таких как Barrick Gold, Anglo American, Teck Cominco. Инвестировал в добычу металла у берегов Папуа — Новой Гвинеи и глава «Газпроминвестхолдинга» Алишер Усманов: аффилированная с ним компания Epion в 2006 году стала крупнейшим акционером Nautilus Minerals (у нее 16,8% акций), а в августе этого года его представитель Фархад Мошири вошел в ее совет директоров. Теперь вот раскошелиться готова фирма Casimir, если Nautilus потребуются деньги.

Вот уже четыре десятка лет ученые спорят о перспективах морской добычи полезных ископаемых. Чем же так привлекает инвесторов Дэвид Хейдон? Для поиска и отбора образцов грунта с морского дна Nautilus использует небольшой подводный аппарат с дистанционным управлением и манипулятором. Хейдон обещает, что в будущем у компании появится огромная машина весом в 200 т (похожая на ту, которую De Beers использует для добычи алмазов), чтобы добывать и дробить руду, а также труба диаметром 30 см, чтобы откачивать на баржи пульпу — смесь тонкоизмельченной руды с водой. «Гораздо проще опустить трубу на глубину 1,5 км в водной толще, чем бурить на такие расстояния в скальной породе», — говорит Хейдон. Еще одно преимущество добычи в море — мобильность. Лодки компании могут менять местоположение и переключаться на добычу другого материала в течение 10 дней. «Поднимите трубу, переместите лодку и снова опустите трубу», — настаивает Хейдон.

Идея добывать полезные ископаемые у берегов Папуа — Новой Гвинеи принадлежит не ему. Краткая история компании: в 1993 году Джулиан Малник, австралийский редактор вестника добывающей индустрии Miner, написал заметку о геологе, который обнаружил залежи богатой металлами руды недалеко от побережья Папуа — Новой Гвинеи. Предвкушая новую золотую лихорадку, Малник подал правительству этой страны заявление на право разработки и 10 лет назад получил необходимые разрешения. Так родилась Nautilus Minerals.

В то время цены на полезные ископаемые упали, и приток венчурного капитала в индустрию прекратился. По словам Хейдона, за пять лет Малник привлек всего $700 000 и нажил долгов на $150 000. Шутки ради Малник позвал в компанию своего приятеля по колледжу — Хейдона. Тот как раз вернулся из Нью-Йорка и искал, чем бы заняться, поскольку его компания QPAX, занимавшаяся доставкой сообщений об изменении статуса авиарейса на мобильные телефоны, приказала долго жить после событий 11 сентября. В результате сегодня Nautilus Minerals возглавляет 51-летний Хейдон, а у Малника осталось всего 2% акций, и его имя даже не упоминается на сайте компании.

Хейдон разработал план по привлечению инвестиций, который стартовал в мае 2006 года. Nautilus собрала $24 млн и совершила обратное поглощение вышедшей из бизнеса канадской добывающей компании Orca Petroleum, что дало Хейдону позицию в листинге биржи Торонто. В октябре, уже будучи публичной, Nautilus получила еще $68,5 млн (из них $25 млн от компании Anglo American). А в декабре поступил еще $31 млн, в основном от компании Teck Cominco, которая взамен получила 9,2% акций. В феврале Nautilus вышла на лондонскую биржу AIM, получив $100 млн. Через несколько дней после этого третий частный заем в США принес компании $75 млн. Все эти деньги — в общей сумме $272 млн — только задаток. По подсчетам Хейдона, ему потребуется не менее $330 млн в течение ближайших трех лет.

Насколько все это реально? Заслуженный профессор геологии Университета Торонто Стивен Скотт, специалист по изучению залежей на морском дне, исследовал добытые компанией образцы. «Содержание золота в три-четыре раза выше, чем у образцов с суши. Это исключительный случай», — подтверждает он.

Однако геолог Института океанографии Woods Hole Морис Тивей, возглавивший в прошлом году 42-дневную экспедицию на место отбора образцов, не уверен в наличии жилы. «Образец с поверхности морского дна действительно богат золотом. Но это может оказаться лишь глазурью, под которой нет пирожного», — предупреждает он. Хейдон отвечает, что некоторые залежи имеют глубину 19 м — достаточно, чтобы проект оправдался.

Есть и другие риски. Население острова Бабабаг в Папуа — Новой Гвинее выступает против планов компании Nautilus по ведению добычи вблизи от их места проживания. Неизбежны и протесты зеленых. «Придется быть очень осторожными», — говорит Лиза Левин, профессор Института океанографии имени Скриппса. По ее словам, Хейдон пытается сделать все правильно, просчитав возможное воздействие на окружающую среду.

Добыча ископаемых еще не началась, а у Nautilus уже возникли крупные проблемы. Хейдон договорился с бельгийской компанией Jan de Nul Group о поставке корабля в 2009 году. Но в июле сделка развалилась, и акции Nautilus упали на 25% до $4 за акцию, они котируются на этом уровне до сих пор. Хейдон клянется, что до середины октября договорится о поставке другого судна. Он, как и раньше, рассчитывает выйти на полный объем работ к 2010 году. И по-прежнему говорит убедительно.