На электрическом приводе

Forbes
Михаил Козырев Forbes Contributor, Иван Голунов Forbes Contributor
Перестроить московский завод в бизнес-центр или продолжить производство сложного оборудования? Изучите пример столичного холдинга «Электрозавод»

В районе Преображенской набережной реки Яузы кипит работа. Унылые заводские корпуса одевают в зеркальные панели. Нет, это не очередная «нарядная» перелицовка бывшего гиганта советской индустрии в бизнес-парк класса B. Идет реконструкция промышленного предприятия. Кто развивает производство на «золотой» московской земле? Знакомьтесь: Леонид Макаревич, 46 лет, гендиректор ОАО «Холдинговая компания «Электрозавод». Вместе с группой топ-менеджеров Макаревич контролирует это знаменитое предприятие.

Электрозавод был пущен в 1927–1928 годах — в ходе реализации плана ГОЭЛРО. Первым директором завода был назначен Николай Булганин, будущий глава правительства и один из самых влиятельных людей советской партийной верхушки 1950-х годов. Здесь шесть лет отработала жена Никиты Хрущева. Все первые секретари Московского горкома КПСС состояли на учете в партийной организации «Электрозавода». Предприятие производит трансформаторы и другое электрооборудование для энергетиков, промышленности, нефтегазового сектора, ЖКХ. Глава завода Леонид Кубарев в 1993 году даже вошел наряду с Ремом Вяхиревым, Кахой Бендукидзе, Владимиром Гусинским и другими олигархами в Совет по промышленной политике при российском правительстве.

Впрочем, членство Кубарева в этом совете было недолгим. Промышленное и жилищное строительство в России к тому моменту практически прекратилось, «Электрозавод» остался без заказов. В 1994 году 38% акций предприятия на чековом аукционе купило ТОО «Индустрия», контролируемое выпускником Московского института управления им. Орджоникидзе, руководителем гособъединения по выпуску средств вычислительной техники Леонидом Макаревичем. Первоначальный капитал бывший «красный директор» заработал производством кассовых аппаратов.

О том, как «Электрозавод» жил в 1990-е годы, Макаревич вспоминать не любит. Использовали бартерные схемы, охраняли предприятие от посягательств рейдеров с помощью собственного ЧОПа (сейчас насчитывает около 220 вооруженных охранников). «Это не было простым временем, но завод продолжал работать, наращивая обороты», — говорит Леонид Макаревич в интервью Forbes. Однако трудности в прошлом. Сегодня на столе в кабинете Макаревича красуется модель самолета Beechcraft Premier. Этот бизнес-джет «Электрозавод» купил пару лет назад, чтобы руководство корпорации могло с комфортом посещать свои разросшиеся владения. Кроме Москвы (а тут облицовкой фасадов дело не ограничилось, Макаревич строит фактически новое производство), «Электрозавод» развил бурную деятельность в Башкирии.

В 2004 году в Уфе был приобретен завод, в советские времена участвовавший в производстве баллистических ракет. Сегодня предприятие переоборудовано и выпускает гражданскую электротехническую продукцию. Рядом, в пяти километрах от Уфы, заканчивается строительство нового производства. Этот завод будет больше московского. По словам Макаревича, годовой оборот предприятия превысит $300 млн. Объем инвестиций — более €150 млн.

Еще один региональный «куст» из предприятий холдинга сформирован в украинском Запорожье. Там располагался головной в СССР отраслевой институт трансформаторостроения. Макаревич договорился с руководством и выкупил принадлежавший менеджменту контрольный пакет этого предприятия. И пусть местные газеты пишут об угрозе национальной безопасности страны, ущербе, нанесенном украинскому трансформаторостроению, Макаревич инвестирует в модернизацию завода и научно-технический центр.

«Электрозавод» скупает и создает сервисные, проектные, инжиниринговые компании. Если пять лет назад его оборот составлял около $200 млн, то по итогам 2007 года объем продаж перевалит за $800 млн. Заказы на 2008 год — $1 млрд. Рентабельность по чистой прибыли — 15%. В стране — новый промышленный бум, и Макаревич со своими электротехническими заводами оказался на самом гребне этой волны.

Вот несколько цифр. С 1999 года объем промышленного производства в России вырос на 68%, выработка электроэнергии — на 20%. В крупных городах и промышленных центрах потребление энергии превысило уровень 1991 года. Чтобы поддержать промышленный рост, необходимо строить новые электростанции. Кроме того, электрооборудование нужно новым и реконструируемым промышленным предприятиям, жилым комплексам. На предприятия — поставщики промышленного электрооборудования обрушился настоящий вал заказов. «За последний год рост производства по различным видам трансформаторной продукции составил 30–60%, кабеля — 25–40%. Однако все еще впереди. Потребности «наследников» РАО ЕЭС, в основном и формирующих спрос на электротехническое оборудование, к 2010 году вырастут в 3,4 раза», — утверждает Денис Демин, аналитик инвестиционной группы «Энергокапитал».

Конечно, не все заказы достанутся российским производителям. На сочинской ТЭС, пущенной в эксплуатацию в 2004 году, доля импортного оборудования составила 60% от общей стоимости, говорит Константин Новиков, директор по продажам Центра научно-технических инноваций энергетики. Эта организация занимается реконструкцией и строительством электростанций. Вот как, по словам Новикова, выглядит этот рынок. С одной стороны, существует группа крупных российских промышленных предприятий, которые производят дорогое штучное оборудование: ядерные реакторы, турбины и генераторы большой мощности. Эти компании (прежде всего речь идет о корпорациях «Силовые машины» и «Объединенные машиностроительные заводы») в любом случае получат практически полную загрузку, даже если зарубежные производители предложат лучшие условия, — тут вопрос политический.

Другая ситуация с массовыми закупками относительно дешевого оборудования — тех же трансформаторов, кабелей, распределительных устройств, счетчиков, выключателей и т. д. Здесь конкуренция будет жесткая. Объективно позиции российских производителей сильны лишь в нескольких сегментах — несложных и материалоемких изделий. «Это прежде всего трансформаторы, котлы, кабели», — загибает пальцы Новиков. По его словам, есть где развернуться и в ориентированном на энергетику строительстве. Именно на этих направлениях информированные игроки рынка уже начали консолидацию промышленных активов.

«РАО ЕЭС — это публичная компания, и толщину ее инвестпрограммы через три недели после Михаила Абызова могут видеть и внешние люди. Просто один глубже понимает, что означает эта инвестпрограмма, а другие — чуть более поверхностно. Он, естественно, понимал на полную», — говорит в интервью Forbes Петр Безукладников, гендиректор «Группы Е4». Упомянутый Михаил Абызов — председатель совета директоров и основной владелец Е4, с 1998-го по 2005-й входил в правление РАО ЕЭС. Покинув монополию, Абызов принялся скупать сервисные и инжиниринговые предприятия, обслуживающие энергетику.

Есть в энергомашиностроении и другие крупные компании. «Наиболее концентрированным выглядит пока сегмент кабельной продукции, где тон задают несколько крупнейших предприятий — «Камкабель» и «Иркутсккабель», — говорит Денис Демин из «Энергокапитала». А вот еще названия нескольких компаний, о которых вы услышите по мере роста рынка: «ЭДС-Холдинг» (электродвигатели, высоковольтные выключатели, приборы учета), концерн «Русэлпром» (электродвигатели и генераторы), группа компаний «Электрощит» (трансформаторы, выключатели, распределительные щиты и т. д.)

Но вернемся к «Электрозаводу». Компания создала несколько совместных предприятий с Siemens, рассчитывая расширить линейку производимого оборудования и получить у немецкого партнера новые технологии. Макаревич говорит, что его корпорация должна быть в первую очередь инжиниринговой, то есть поставщиком не отдельных видов продукции, а готовых решений. Начинать работать с потенциальным заказчиком (энергетической компанией, крупной промышленной корпорацией или муниципалитетом) еще на уровне разработки долгосрочных планов (градостроительных или развития бизнеса). Затем делать проектную документацию, вести стройку, поставлять свое оборудование и обеспечивать дальнейшее сервисное обслуживание. Многое в этом направлении уже сделано. Сегодня корпорация «Электрозавод» выступает генподрядчиком нескольких ключевых строек в рамках программы столичного правительства по развитию энергомощностей.

Со столичными властями Леонид Макаревич установил тесные отношения. В 1990-е «Электрозавод» сумел попасть в число предприятий, которым Лужков реструктурировал задолженность перед городским бюджетом. В июне 2005 года мэр Лужков подписал распоряжение, освободившее «Электрозавод» от обязанности представлять банковские гарантии на выделяемые из бюджета авансы (как предприятие, хорошо себя зарекомендовавшее в предыдущих проектах). Это с одной стороны. А с другой — буквально напротив, через реку Яузу, компания Елены Батуриной «Интеко» строит 60 000 кв. м жилья. Часть этой территории раньше принадлежала «Электрозаводу». Сегодня завод является соинвестором проекта.

Правильные партнеры, отличные финансовые показатели и прекрасные перспективы — «Электрозавод» стоит дорого. «Исходя из тех данных, которые дает компания, ее стоимость можно оценить в $1,5–1,7 млрд», — говорит Михаил Пак, аналитик инвестиционной группы «Капиталъ».

И все-таки почему «Электрозавод» не планирует вывести производство за пределы Москвы? Ведь и земля, и рабочая сила в городе стали баснословно дороги. Макаревич отвечает: «Нужны ли офисы, не нужны ли офисы в Москве? Я не знаю. Не оценивал. Может быть, столько, сколько сейчас строят, и не нужно. А продукция, которую мы выпускаем, будет нужна всегда. Электроэнергия — это кровь экономики».