Требуйте долива

Олег Владыкин помогает владельцам АЗС и нефтебаз контролировать поставщиков. За это ему исправно платят деньг

Днем автозаправочные станции заправляют машины, ночью — заправляются сами. Для пополнения резервуаров со склада ГСМ приезжают цистерны, каждую из которых тщательно проверяют: работник заправки опускает в люк специальную рулетку. Через несколько секунд после соприкосновения с бензином металлическая лента окрашивается в ярко-малиновый цвет — это вступает в реакцию с топливом паста, которой была намазана поверхность рулетки. Такое примитивное приспособление позволяет определить уровень топлива. Таким же образом на АЗС измеряют, есть ли в бензине примесь воды и какова толщина водного слоя. «Нашу пасту закупают крупнейшие нефтяники», — сияет улыбкой Олег Владыкин, производитель пасты. Она, собственно, так и называется — «Паста Владыкина».

Впрочем, названа она не в честь Олега. Пасту придумал и запатентовал в 1976 году его отец, Валерий (он умер несколько лет назад). Владыкин-старший работал на судне-бункеровщике в Новороссийске. После шторма уровень топлива в резервуаре измеряли, обработав линейку мелом, который растворялся в бензине. А для определения уровня подтоварной воды — вода с топливом не перемешивается и собирается на дне — некоторые умельцы использовали даже крем для бритья: при соприкосновении с водой крем размывался, а при соприкосновении с топливом нет. Рационализатор Владыкин придумал специальный состав, который гарантировал более наглядный результат.

В перестройку Владыкин-старший пытался заработать на пасте, расфасовывая ее в коробки из-под зубного порошка; чудо-средство называлось «Хамелеон», но устойчивого сбыта не имело. В 2001 году к делу подключился сын — Олег (ему тогда было 35 лет), в прошлом этнограф, изучавший индийских сикхов.

Анализ семейного бизнеса он провел с дотошностью ученого. Для начала зарегистрировал торговую марку — «Паста Владыкина». Вместо коробочек из-под зубного порошка заказал специальную герметичную упаковку в Венгрии. Раньше реплики смеси появлялись в разных российских городах (их производство открывали бывшие сотрудники компании); теперь Олег тщательно защищает ноу-хау. Он не раскрывает даже, где находится производство, на котором трудятся пять проверенных человек. На упаковке написано расплывчато: «Сделано в России». Ингредиенты продукта из него не вытянешь, говорит только, что в основе паст, внешне похожих на загустевшую краску, — глина.

Рекламу продукции Владыкин организовал по канонам партизанского маркетинга, хоть и слова такого тогда еще не знал. Супруга бизнесмена обзванивала нефтеперерабатывающие и сервисные компании, якобы разыскивая уникальную «Пасту Владыкина», и очень сокрушалась, почему ее нет в ассортименте. После этого снабженцы начинали интересоваться новинкой. Правда, при обращении заказчиков напрямую бизнесмен сознательно завышает цену. «Надо создать условия моим дилерам, на которых они смогут заработать», — объясняет он.

Сегодня «Пасту Владыкина» распространяет более 70 компаний. Иностранного конкурента — американскую Kolor Kut — предприниматель бьет ценой, его продукт на треть дешевле. От украинского «Уровня» и казанского «Акватеста» он, наоборот, отличается более высокой ценой. Владыкин говорит, что, продавая свою пасту на 20% дороже, хочет подчеркнуть качество продукта. Некоторые бывшие дилеры с этим не согласны. «У них цена не соответствует качеству. Паста иногда расслаивается при перепадах температур, дает нечеткое разделение уровней», — сетует Александр Зайцев из компании «Контур ДС», занимающейся оборудованием АЗС. Но он признает, что Владыкин совершенствует свою продукцию. Например, по заказу буровиков с нынешнего года предприниматель выпускает пасту для определения уровня пластовых вод. А для сотрудников АЗС уменьшил упаковку с 200 г до 90 г, чтобы баночка помещалась в карман. Недавно он разработал еще более удобную модификацию — 40-граммовый флакончик, действующий как клеевой карандаш.

У «Пасты Владыкина» есть конкуренты и в другой весовой категории — технически сложные поплавковые или радиолокационные системы для выявления воровства и подтасовок. Их цена начинается от 40 000 рублей — не такие большие деньги для торговцев топливом. Но есть одно ограничение: квалификация линейного персонала российских АЗС часто не соответствует уровню, необходимому для использования сложных технических средств, да и точность работы этих устройств надо как-то перепроверять. «Ручные средства измерения еще долго будут оставаться основными», — считает Геннадий Калашник, замгендиректора ЗАО «Тетраконверс», занимающегося комплексным оборудованием нефтебаз.

Рекламируя свой товар, Владыкин говорит, что погрешность в измерениях при использовании пасты не более 2 мм. Простая арифметика: в используемых на нефтебазах резервуарах емкостью 5000 кубометров 1 мм погрешности выливается в 400 л топлива. Подобный метод убеждения работает: в числе клиентов предпринимателя — структуры «Лукойла», «Газпрома» и ТНК-BP, годовая выручка бизнесмена — 15 млн рублей. По итогам 2008 года он ожидает более 20 млн рублей и думает, что бизнес продолжит расти. Тут он прав, даже есть брать только АЗС: в России около 30 000 заправок, а «Пасту Владыкина» пока используют в лучшем случае на каждой десятой.

Новости партнеров