03.03.2009 00:00

Контекст

Чужие мнения, которые нас вдохновляют, раздражают и удивляют

Что касается меня, то я оптимист, не вижу особого смысла быть кем-то еще.

— Уинстон Черчилль

Круговая порука

Самый страшный сценарий — это торговая война с Китаем, который, по оценкам, владеет долговыми обязательствами США на $900 млрд только через казначейские облигации. Несмотря на жесткие переговоры, касающиеся манипулирования Китаем курсом своей валюты, Вашингтон вряд ли станет провоцировать Пекин и дальше. А Китай дважды подумает, прежде чем нанести вред торговому партнеру, на которого приходится 19% его экспорта.

— Forbes (США)

Коммунистический секрет

Говорю по секрету: на последнем оперативном совещании дал три установки, и первая — готовить план действий на случай досрочных выборов [возможно, уже в этом году]. Я считаю, что ситуация будет усугубляться и может перерасти в политический кризис. Потому что не вижу умных и быстрых решений со стороны власти.

— Геннадий Зюганов, лидер КПРФ, в «Российской газете»

Результат давления

Комфортных условий для предпринимателей, честно говоря, не бывает. И не надо. Если есть большая теплица, где всех холят и [снимают] по нескольку урожаев в год, предприниматели будут очень переживать, — это большая конкуренция! А когда на каменной крыше растет дерево, это заметно: вот сила — живое что-то произросло. Да, нас гнобят. Но это только укрепляет наше конкурентное преимущество. Мы сильнее становимся.

— Михаил Куснирович, председатель совета директоров Bosco di Ciliegi, на форуме «Тройки Диалог»

Любить деньги — плохо

Так вот, и у нас тоже кризис, дорогие товарищи… состоялся не в августе 2008 года. А состоялся и его истоки лежат в 90-х годах, когда государство, власть в стране допустила разворовывание, разбазаривание, раздачу природных ресурсов, крупнейших отраслей промышленности тем, кто оказался не в состоянии обеспечить развитие этих отраслей, а получив такие бешеные по размерности куски собственности, эти капитаны, которые пришли и которые у нас, как говорится, как на ладони все видны, они никогда, несмотря на то что свои фуражки хорошенькие надевали, они — эти капитаны — никогда не знали моря. И они тоже начали игру. Они любили деньги. Они, не занимаясь непосредственно нашими отраслями, начали переводить это все в котировки. Они начали играть. Они начали играть на бирже. Они начали зарабатывать и повышать свою капитализацию. И мы с вами с удивлением начали читать в разных «Форбсах», кто сколько миллиардов имеет. Это все дутые деньги, дутые уровни.

— Юрий Лужков, выступление перед московскими соратниками по «Единой России»

На все согласны

Мы справедливо оцениваем свои активы — их цена сегодня равна нулю. Но до кризиса у них была другая стоимость. А сейчас мы готовы согласиться с любой оценкой, которая устроит государство.

— Алишер Усманов о стоимости холдинга «Металлоинвест» в интервью «Ведомостям»

С парламентом лучше

Сейчас ситуация даже серьезнее [чем в 1998 году]. Ведь 10 лет назад во время кризиса было принято решение достаточно открыто и честно говорить людям и парламенту о реальной ситуации. Иначе и быть не могло в силу гораздо большей открытости СМИ и иной роли парламента в стране, нежели сейчас.

— Михаил Задорнов,президент банка «ВТБ 24», в SmartMoney

Новости партнеров