03.02.2010 00:00

Жажда модернизма

Алексей Зимин Forbes Contributor
Иногда проще сменить религию, чем меню, не говоря уж о виной карте

Модернизация РФ обрастает подробностями. Под Новый год на сайте правительства появилась «Концепция реализации государственной политики по снижению масштабов злоупотребления алкогольной продукцией и профилактике алкоголизма среди населения Российской Федерации на период до 2020 года». Документ подписан и принят к производству, так что какие-то последствия у него, разумеется, будут. Вопрос: какие.

По мысли авторов концепции, в 2020 году по сравнению с днем сегодняшним потребление алкоголя должно понизиться на 50%, теневой рынок будет полностью побежден, реклама алкоголя искоренена, а общество в освободившееся время займется чем-то полезным. Физкультурой или садоводством, например. И то и другое — вещи похвальные. Но из документа не очень понятно, каким образом физкультура и прочее садоводство войдут в каждый дом.

Смена парадигмы потребления — процесс сложный. Особенно если обстоятельства этого процесса достаточно глубоко укоренены в национальной культуре. Иногда проще сменить религию, чем меню, не говоря уж о винной карте. Пример семнадцатого года — яркое тому свидетельство. На любовь к водке не повлияли ни военный коммунизм с сухим законом, ни голодомор и пропаганда физкультуры, а тысячелетнее православие едва выжило. Нынешний антиалкогольный манифест воспевает в качестве золотого века эпоху Первой мировой войны, когда Россия потребляла алкоголя меньше, чем все страны западного мира. Это неудивительно, если вспомнить, что во время войны действовал частичный сухой закон. В то же время за год до начала Первой мировой ежегодное подушное потребление водки в России находилось на отметке 0,61 ведра. Что, в общем, было вполне выдающимся для тех лет результатом. И опережали Россию по этому показателю разве что скандинавы и британцы.

Британцы и до сих пор занимают ведущие места в чартах пьянства, но сворачивать либеральный рынок алкоголя вроде бы не планируют. Скандинавы под давлением ЕС и просто из соображений здравого смысла постепенно, по капле либерализуют винно-водочный рынок. А Россия, судя по всему, планирует этот рынок подсушить. Иначе зачем подключать к процессу президента и премьера, а не ограничиваться проповедями санитарного врача Онищенко.

В качестве одного из возможных сценариев даже называется национализация не только всей водочной промышленности, но и сбыта и импорта. То есть примерно то, что происходит в Скандинавии, где ресторану, чтобы поставить в винную карту бутылку Chateau d’Yquem, надо писать в соответствующую инстанцию, каковая инстанция эту бутылку для ресторана закупает. А ассортимент государственных магазинов формируется чиновниками с образованием сомелье. Даже с поправкой на шведский и прочий скандинавский характер в этой сфере происходит существенная коррупция.

Интересно, что произойдет у нас в стране, когда отбор виноделов для поставок в Россию станет привилегией чиновников. Сегодня и так вместе со всеми налогами и взятками бутылка вина по пути от погреба винодела до склада поставщика прибавляет в стоимости до 150%. И это притом что есть хотя бы призрак конкуренции. Зачистка на винно-водочном рынке может привести к тому, что здесь, как в Дубае, придется пить пятидолларовое коммерческое вино по двадцатикратному прейскуранту. Крупные производители из США, Франции и Австралии, которые отгружают ежегодно по 10–20 млн бутылок, будут платить таможенные откаты, а какой-нибудь Chateau d’Yquem — нет. Просто потому, что это не будет иметь никакого экономического смысла, учитывая объемы поставок на территорию РФ. Штучные, интересные вещи, разумеется, будут попадать на русские столы. Тех же чиновников и просто богатых людей. Хорошее вино станет уделом аристократии.

Остальной же стране придется тратиться на переоцененный импорт или на русские вина, о чем, кстати говоря, концепция сообщает как о приоритетной цели. Русские вина, безусловно, прогрессируют. И, возможно, лет через пятьдесят на Кубани и возникнет такая агрикультурная ситуация, при которой тамошняя лоза станет рождать что-то действительно стоящее. Но расчет этот чисто теоретический. Может и не сработать. Как и вся концепция, если, конечно, не ввести в нее поправку о переходе страны в исламское вероисповедание. Кроме ислама, других по-настоящему эффективных способов борьбы с зеленым змием не существует.

Автор — главный редактор журнала «Афиша-Еда»

Новости партнеров