03.02.2010 00:00

Выбор редакции

Черная работа

16 декабря 2009 года умер Егор Гайдар, глава первого реформаторского правительства России. Ему было 53 года. В начале 2009 года ушел из жизни 52-летний Алексей Головков, в 1992-м — глава аппарата правительства, сыгравший ключевую роль в формировании кабинета реформ. В ноябре 2008-го не стало Бориса Федорова — министра финансов, обуздавшего в 1995 году инфляцию, с которой правительство не могло совладать больше трех лет. Ему было 50.

Реформы — тяжелое бремя. Особенно если приходится лечить страну от двух болезней сразу — застарелого коммунизма и имперского синдрома. Из коммунизма Россия вышла со скудным запасом человеческого и социального капитала, но этот дефицит понемногу устраняется. Имперский синдром, источающий лучи ненависти в сторону тех, кто «развалил страну», не вылечен до сих пор.

Проклятие первого поколения реформаторов заключалось в том, что они не могли опереться ни на гражданское общество, ни на сильные политические партии. Помощники Бориса Ельцина вспоминают, что его попытка заручиться поддержкой демократического движения во время конституционного кризиса 1993 года провалилась, потому что «говорить, а тем более договариваться было не с кем». Точно так же и реформаторы 1990-х действовали в отсутствие мощных групп интересов, способных поддержать преобразования. И им, и президенту приходилось заключать тактические союзы и лавировать — что, в свою очередь, сокращало их поддержку со стороны мыслящей части общества.

Вот как описывают политическую тактику российских реформ экономисты Андрей Шлейфер и Дэниел Тризман (оба в 1990-е консультировали реформаторов). Приходилось идти на уступки группам интересов. Результат — ваучерная приватизация, огромные льготы для трудовых коллективов и директоров — был далек от оптимального. И все же в стране появилась массовая частная собственность. Для победы над инфляцией пришлось сколачивать коалицию средствами, которые оставили после себя незаживающие раны, — чего стоят одни только залоговые аукционы.

Эпоха реформ в России не закончилась. Вопреки собственной риторике власть начинает расчищать авгиевы конюшни в образовании, вооруженных силах. Разворачивается реформа милиции. Пусть у тех, кто сегодня проводит тяжелые, но назревшие преобразования, жизнь сложится легче, чем у первого поколения реформаторов.

— Владимир Федорин

Больше некуда

«Цены на недвижимость в Москве должны упасть в пропасть» и «цены на квадратные метры в Москве обречены стремиться к звездам» — это, как и многое в России, не позиции аналитиков, а речовки непримиримых групп болельщиков. Качество жизни и условия бизнеса в Москве таковы, что недвижимость не может стоить здесь как в Лондоне, говорят одни. Но Москва — уникальный город, здесь концентрируются финансовые потоки страны, это столица успешных людей, парируют другие. Да и аргументы не нужны, нужны громкий крик и экстравагантные жесты — и вот уже девелопер Сергей Полонский обещает съесть галстук, если цены не вырастут, а активисты противоположной стороны раскручивают пропагандистские сайты с лозунгами типа «Недвижимость в Москве должна стоить $400 за кв. м».
Недвижимость никому ничего, конечно, не должна, но кризис дал возможность остудить страсти и посмотреть на ситуацию в отсутствие спекулятивного спроса. Если квадратные метры перестают покупать в надежде перепродать их в полтора раза дороже, их цена начинает определяться прагматичными показателями — в частности, суммой, приносимой при сдаче в аренду. В этом мы убедились, готовя ежегодный список 30 крупнейших российских рантье (см. стр. 110): наши собеседники куда охотнее рассуждали в этом году о том, сколько приносимых им годовых доходов должен стоить магазин или офисный центр, чем о росте цен на ожиданиях инвесторов. Но запас здравого смысла уже исчерпан. Упав на 30–40%, цены на коммерческую недвижимость «встали» и, похоже, готовятся начать движение вверх. Ведь вложиться ради постоянного дохода в России больше не во что: ликвидных инструментов фондового рынка мало, банки, как показал кризис, не особо устойчивы, а прямые инвестиции в бизнес в нашей стране — удел людей смелых, готовых тратить время и львиную долю прибыли на «налаживание отношений» с властью. Альтернативы недвижимости, увы, нет. Рост неизбежен.

— Кирилл Горский

Новости партнеров