К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Фотограф Сергей Горшков в мире животных

Бывший топ-менеджер нефтяной компании, известный фотограф Сергей Горшков проводит выставки и мастер-классы по всему миру. Его лучшие кадры дикой природы — в галерее Forbes

«Фотография для меня — это хобби, я по-прежнему снимаю для собственного удовольствия, так, как я делал, когда начал снимать. Но теперь я показываю людям то, что они не видели и никогда не увидят. Снимая дикую природу, я не разбогател, да никогда и не рассматривал увлечение фотографией как способ зарабатывания денег. Возможность общения с дикими животными делает меня счастливым. То, чем я занимаюсь, — это частично наука, частично приключение и частично искусство. Я рад, что фотография стала для меня главным способом познания природы. Это отражение мира, в котором я живу. И я ничего не хочу менять, не хочу, чтобы съемка стала моей работой, ведь тогда я потеряю ощущение легкости и свободу и перестану снимать. Любить за деньги невозможно. То же самое — и в съемке дикой природы: не получится хорошо снимать за деньги. Это остается моей философией по сей день. Моя вторая жизнь дарит сильные эмоции, новые впечатления и главное — свободу.

Защита природы

Люди должны отдавать себе отчет в том, что происходит с нашей планетой. Я приглашаю фотографов во всем мире не только снимать красивые моменты, но и вести работу с целью охраны дикой природы. В современном мире фотография — это мощный инструмент. Фотографии действуют на сознание людей. Они по-другому начинают смотреть на природу, и это гораздо больший вклад в ее защиту, чем спасение одной рыбки из высыхающего пруда. Фотографии, которые показывают красоту естественного мира, могут изменить мир к лучшему.

 

Я никогда не был «зеленым», я не ученый, но со своей камерой пытаюсь сделать все, что могу, в деле помощи природе. И все чаще принимаю участие в акциях по защите окружающей среды. Мои выставки, презентации, которые проходят в городах России и Европы, мой сайт — своего рода послы охраны дикой природы. Я выпустил четыре персональных фотоальбома — «Медведь», «Камчатка — ускользающий мир»,  «Камчатская Одиссея» «След Кошки». И уверен, что мощная и невидимая энергия фотографий оказывает влияние на нас всех».

Леопард. Ботсвана
Сергея Горшкова

Леопард. Ботсвана

«Когда я впервые увидел леопарда, я был настолько заворожен его красотой, что не смог выстрелить и отложил в сторону карабин. Сердце выскакивало из груди. Я понял, что не смогу заставить себя выстрелить. Тогда я взял в руки фотоаппарат и начал снимать. Я любовался, фотографировал, и у меня не было ни малейшего желания поднять оружие.

Леопарды — одни из первых животных, которых я начал снимать, вторая после медведей страсть. Недавно у меня вышел новый альбом о леопардах «След кошки». В нем не просто фотографии животных, а история пары леопардов, их брачного периода, рождения и взросления котят. Чтобы сделать эти фотографии, я двадцать раз возвращался в Ботсвану, следил за животными, которые обычно никого не подпускают к себе, видел новорожденных детенышей леопарда, хотя это абсолютная редкость.

Леопардов фотографируют много лет, и снять то, чего до тебя не снимал еще никто, чрезвычайно сложно. Для рассказа о них нужны не просто красивые снимки, я хочу показать нечто совершенно иное. Сделать что-то новое для меня всегда интересно. Я хотел сделать такой кадр, который еще никто не видел. И я решил попытаться снять леопарда с нижней точки широкоугольным объективом, мне хотелось показать его мощь и красоту с другого угла.  Снимая с нижней точки и используя широкоугольный объектив, можно получить неожиданные крупные планы — интимные и доверительные, хотя доверчивость эта сродни доверчивости жертвы: обычно снизу вверх на леопарда смотрит тот, кого зверь собирается убить.

Понимая все трудности и сложности работы с этим хищником, я принял решение рискнуть. Разумеется, я не собирался становиться жертвой. Но определенный риск все же был — я проделывал огромное количество работы, а результат был абсолютно непредсказуем. Но я надеялся, что смогу запечатлеть такие нюансы поведения хищника, которые не увидишь с дальнего расстояния.

Леопарды — самые скрытные хищники Африки. Их больше, чем львов и гепардов, но выследить их гораздо труднее. Даже мельком крайне трудно увидеть этих животных в нескончаемых лабиринтах кустов и кронах деревьев. Леопарды могут сливаться с ветвями растения, они умеют буквально врастать в изгибы деревьев и становиться с ними единым целым».

Медведь. Камчатка
Сергея Горшкова

Медведь. Камчатка

«Однажды меня осенило: нигде раньше – ни в России, ни в мире – медведя не фотографировали под водой! Я тут же нарисовал в своем воображении идеальный кадр и с этого момента не мог думать ни о чем другом. Больше года я строил планы. Уже тогда было понятно, что это будет очень сложно и, главное, очень опасно.

Сначала было кинулся снимать в прямом контакте, но быстро понял, что это может плохо кончиться. Все эти годы медведи, можно сказать, дружелюбно позировали мне. Я не нарушал их личного пространства, и у нас не было проблем. Но стоило мне погрузиться в воду и стать визуально меньше, медведи, независимо от размера, возраста и продолжительности нашего знакомства, сразу воспринимали меня как добычу и приступали к охоте. 
Я отложил съемку. Мне была нужна клетка.

И она нашлась буквально под рукой: старые решетки, которые когда-то были установлены на окнах базы, а теперь ржавели в траве за складом нашего лагеря. Сварочного аппарата у нас не было, и мы просто связали решетки по углам веревками, а «болгаркой» вырезали на уровне моих глаз окно для камеры.

В течение месяца я ежедневно часами просиживал в ледяной воде в замкнутом пространстве клетки, нажил себе всевозможные болячки и простудился насквозь. Ведь плавал я в сыром костюме.

Все происходило прямо на территории базы: спускаешься с мостика прямо в клетку, садишься и ждешь... Я проводил в воде примерно два часа, пока не синели губы и переставали гнуться пальцы. Замерз – пошел в дом, разделся, костюм вывернул, сушишь. В день выходило три сессии по два часа. Бывало и так: только ты разделся, вдруг смотришь — мать честная! Медведь уже подходит к месту, откуда ты только что ушел. Снова одеваешься и бежишь обратно – в мокром и холодном костюме.

Мишки подходили разные – большие, средние, маленькие. В этой серии фотографий запечатлены два героя, которых я фотографировал ежедневно. Один из них обожал плавать, постоянно ходил с опущенной в воду головой и был похож на водолаза. Другой – молодой медвежонок, очень любопытный. Глубина, на которой я расположился, была для него слишком большой. Но ему очень хотелось подойти поближе, вот он уже на цыпочках идет – только нос торчит над водой. Эти двое – идеальные фотомодели».

Песец и гусь. Остров Врангеля
Сергея Горшкова

Песец и гусь. Остров Врангеля

«Я заметил, что в Арктике перестаешь смотреть на часы и теряешь чувство времени, и организм подстраивается под нужный мне ритм. Во время полярного дня дневной свет очень жесткий, но ночью становится фантастически мягким и прозрачным. Большинство животных более активны именно в ночные часы, и чтобы попасть в их стихию, подобно ночным хищникам, я спал днем, а ночью работал.

Первые дни на гусиной колонии самые активные. Песец и гусь примерно равные противники. Гусь очень сложная добыча, и далеко не всегда песец может поймать гуся. Я видел множество раз, когда песцы атаковали гусей, но только два раза атака была успешной».

Орикс. Намибия
Сергея Горшкова

Орикс. Намибия

«Неуловимые ориксы в красных дюнах Намибии. Мы снимали с вертолета, и мне повезло, что удалось их поймать, а заодно снять живописные дюны и долины Намибии. Фотографировать в полете очень интересно. Летишь, вокруг пески, пески — и вдруг бах! — озеро с водой зеленого цвета и розовые фламинго. В это сложно поверить, но это так. По правилам полетов мы не могли летать ниже 300 метров, поэтому пришлось доставать телеобъектив и пробовать снимать из вертолета, да еще на скорости.

Лисы. Камчатка
Сергея Горшкова

Лисы. Камчатка

«Вокруг Курильского озера, что у истока реки Озерной, в районе мыса Травяного в горной тундре, живет несколько лисьих семей. Их часто можно видеть в период хода лосося, когда вода немного уходит, а берега оголяются. Но лучшее время — это, конечно, зима. То тут, то там на снегу появляются узоры их следов. Лисы всю зиму могут обходиться без нор, и только весной, в период щенения, они прочищают свои старые норы, чтобы занять их.

Как оказалось, по ночам лисы часто бродили вокруг дома. Я стал думать, как их сфотографировать. Пытался ставить фотокапканы, но лисы их очень боялись. Реакция их на щелчок затвора была молниеносной: на снимке, как правило, получался прыжок животного из кадра в сторону. Тогда я придумал другой способ, оказавшийся более эффективным. Я открывал с вечера окно, одевался потеплее, ставил штатив в комнате напротив окна, а на улицу провел выносной свет и вспышки. Лисы, как я и надеялся, быстро привыкли к свету и начали подходить к дому — одна, две... А я, сидя в темноте у окошка, весь укутанный, в относительном тепле полуостывшей комнаты, снимал их с расстояния 5–10 метров».

Медведь. Камчатка
Сергея Горшкова

Медведь. Камчатка

«Не люблю очеловечивать животных, которых фотографирую. В отличие от некоторых моих коллег, я никогда не даю медведям прозвища – «Петрович», «Иванович»... Медведь – очень опасный зверь, и об этом никогда нельзя забывать.

Медведи нередко едят себе подобных, особенно весной. Самцы просыпаются раньше, чем самки с медвежатами. Возникает типичный сюжет: голодные самцы начинают охоту на тех, кто уступает им в силе. Иногда жертвой такого охотника становится медведица, защищающая свое потомство, но чаще она уступает агрессору одного медвежонка, чтобы спасти второго или нескольких остальных. Повторюсь — так бывает чаще весной. В более сытую летнюю и осеннюю пору медведи ведут себя спокойнее».

Лев и крокодил. Боствана
Сергея Горшкова

Лев и крокодил. Боствана

«Ботсвана, дельта реки Окаванго, лагерь Момбо. Это мой любимый лагерь, где я снимал леопардов. Там палатки установлены на сваях на высоте около двух метров от земли. И часто под палатками ночевали два-три старых буйвола. В одну из декабрьских дождливых ночей буйволы пришли опять, они долго терлись о сваи и наконец уснули.

Но ночью я услышал возню, а потом — звук, похожий на храп. Через несколько минут все стихло. Потом опять возня. Я не выдержал, вышел на балкон с фонариком и увидел, что здоровый лев тащит через кусты тушу буйвола в сторону от палатки. Стало чуть светлее, я вышел опять на балкон — здоровый самец уже затащил буйвола в воду и поедал его.

Это все было в пятидесяти метрах от палатки. Когда лев увидел меня, то убежал и на буйвола набросились крокодилы. Начался проливной дождь, и большая часть гостей лагеря уселись на балконе моей палатки, многие принесли кофе и наблюдали, как в телевизоре, за происходящим. Потом пришли несколько молодых львов и оттеснили маленьких крокодилов. Но когда приплыл этот здоровый крокодил, я надеялся, что они начнут биться со львом за тушу буйвола. Так и не дождался — они ели по очереди и часто вместе.

Оказывается, крокодил не будет на мелкой воде драться со львом, но на глубокой утопит его легко, так сказал мне мой проводник Сайлас».

Леопард. Ботсвана
Сергея Горшкова

Леопард. Ботсвана

«Леопард для меня — символ Африки и моя любимая африканская модель. Разыскивая леопардов, мы видим и других животных в дельте Окаванго. Это львы, гиены, жирафы, антилопы, слоны, гипо, множество птиц, и я, конечно же, не проходил мимо и снимал и их, но все же главный герой — леопард.

Cкрытные, хитрые, смертельно опасные, грациозные — для меня они самые красивые животные из всех, кого приходилось встречать и фотографировать.

Мне нравится снимать дикую природу России, но дома я скучаю по этим большим пятнистым кошкам. Поэтому я постоянно возвращаюсь в Ботсвану к леопардам и пытаюсь открыть дверь в мир этих загадочных хищников».

Белые гуси. Остров Врангеля
Сергея Горшкова

Белые гуси. Остров Врангеля

«В конце мая белые гуси прилетают из Калифорнии на остров Врангеля. За несколько дней в центр острова прибывает около 150 000 птиц. Они образуют единственную в России и самую крупную в мире колонию белых гусей. Я тоже, повинуясь инстинкту, но только фотографическому, полетел на остров Врангеля. Это была вторая попытка попасть на гусиную колонию, первая в 2005 году получилась неудачной. В этот раз остров тоже не хотел нас пускать. Мы смогли добраться до туда после двух недель ожидания летной погоды. С конца мая до начала июля я работал на колонии с ученым Василием Баранюком. Это были самые интересные, насыщенные дни, которые я провел на острове Врангеля за все время посещения».

Медведь. Камчатка
Сергея Горшкова

Медведь. Камчатка

«Еще только начиная готовить цикл, посвященный медведям Камчатки, я понимал: без нерки не обойтись. Важнейшее звено пищевой цепочки медведя, эта рыба требует особого внимания. Нерки в Курильском озере много — настолько много, что тебе остается только выбрать участок с хорошим освещением и начать нажимать на кнопку. Ходить далеко не приходилось — я снимал прямо у учетного заграждения, ведь именно там скапливается много нерки и проточная вода очень чистая. Главная проблема заключалась в медведях – нерка привлекала к мосту и их. Иногда мне приходилось буквально лавировать между медведями».

Песец. Остров Врангеля
Сергея Горшкова

Песец. Остров Врангеля

«С прилетом гусей у песцов наступает праздник. Вокруг тысячи гусиных яиц, и от внезапного изобилия песцы сходят с ума от счастья. Сытые, они инстинктивно прячут яйца в тундре. В замороженной тундре яйца хранятся, как в холодильнике. Когда щенки подрастут и начнут осваивать территорию, то найдут спрятанные родителями яйца. Это поможет молодым песцам в начале самостоятельной жизни».

Белые медведи. Остров Врангеля
Сергея Горшкова

Белые медведи. Остров Врангеля

«На острове Врангеля мне удалось поймать уникальный момент — сфотографировать группу белых медведей, склонившихся над тушей погибшего моржа. Раньше исследователи считали, что белые медведи никогда не собираются большими группами».

Росомаха. Камчатка
Сергея Горшкова

Росомаха. Камчатка

«Росомаха – самый шкодливый, жадный, настырный, прожорливый и хитрый обитатель Камчатки. Было время, когда я считал, что у меня не получится подобраться к ней на достаточное для съемки расстояние. Первая моя встреча с росомахой произошла на Курильском озере. Я заметил бегущего зверя с лодки. Был май месяц – кругом еще лежало много снега. Я подобрался как мог близко, но сильный ветер раскачивал лодку, да и сумерки уже начинали сгущаться – среди 40 снимков, которые я тогда сделал, не было ни одного удачного. В конце концов, знающие люди объяснили мне, как найти подход к росомахе. Хитрость и осторожность этого зверя затмевается только его прожорливостью. Голод заставляет росомаху забыть обо всем на свете».

Медведь. Камчатка
Сергея Горшкова

Медведь. Камчатка

«Пару первых лет на Камчатке мне было интересно буквально все. Я отснял все классические сюжеты, какие можно было придумать, но довольно скоро начал чувствовать, а потом и понимать, что нужно создать что-то свое. Я перерыл весь интернет в раздумьях. Хотелось добиться эффекта присутствия в фотографиях. Но в ту пору отсутствие подходящих технологий ограничивало в выборе средств. Я применял телеобъективы – это было здорово, но все же не то. Не было нового свежего взгляда. Следующим шагом стала съемка с уровня земли скрытыми камерами с широкоугольными объективами. Благодаря этому удалось радикально сократить дистанцию съемки, буквально до метра. Технически это было не сложно: устанавливаешь камеру с дистанционным управлением в тех местах, где проходит медведь, отходишь на 40 метров и ждешь. Минусы этого метода – 99 процентов всех снимков уходят в корзину по причине отсутствия фокуса и нормальной композиции, и к тому же за сезон медведи неизбежно «съедают» пару камер. Плюсы: когда смотришь на оставшийся один процент, буквально чувствуешь себя частью мира медведей. От этого у меня захватывало дух».

Леопард. Ботсвана
Сергея Горшкова

Леопард. Ботсвана

«Иногда мне везло, я становился свидетелем удивительных историй. Одна из них произошла с самкой по имени Легадема. Так на языке цвана называются молнии. Она родилась в сезон дождей, и поэтому местные жители дали ей такое красивое имя.  Все началось, когда я фотографировал ухаживание и любовь у леопардов. Это был страстный и бурный роман. Я высчитал примерный срок, когда самка леопарда должна родить, и улетел в Москву, твердо решив вернуться, чтобы сфотографировать новорожденных котят леопарда.

И вот три месяца спустя, бросив все дела, я полетел в Ботсвану. Когда я прибыл в лагерь Момбо в центре заказника Мореми, Легадема была еще беременна, но ходила уже с трудом – все указывало на то, что роды не за горами. И вот однажды утром она пропала. Несколько дней мы искали ее. Скорее всего, она родила – но  как найти ее логово? Опытная самка леопарда постоянно меняет укрытия, и отыскать крошечных котят в нескончаемых лабиринтах буша сложнее, чем найти иголку в стоге сена.

Но нам повезло: мы заметили беглянку и она сама предпочла привести нас к логову. Это было большое дупло в стволе старой акации – там Легадема и прятала котят. Сначала до нас доносилось лишь ворчание котят из глубины дупла. Но вот в один прекрасный момент из небольшой щели в стволе выползли двое котят с только что открывшимися глазами! Я чувствовал себя триумфатором: я увидел то, что видели единицы, – леопардов, которым было всего шесть дней. Именно такие события и моменты и поддерживают интерес к жизни. Это была самая большая награда за всю историю моих наблюдений за леопардами.

Дети – всегда чудесный объект для съемки. Но порой я забывал про съемку и просто наслаждался их обществом.  Легадема позволила нам находиться рядом с логовом всего пару дней. Это огромная привилегия, данная мне леопардом. Легадема выразила мне величайшие доверие — и это было потрясающе. Я снимаю дикую природу более десяти лет и могу сказать, что такие моменты бывают один раз в жизни.

Я понимал: чтобы моя история получилась более насыщенной и правдивой, я должен продолжать наблюдать за тем, как взрослеют котята, снять этот этап их жизни. Поэтому три месяца спустя снова вернулся в дельту Окаванго. И в первый же день мы с проводником Сайласом нашли нашу семью. Мать была здорова, дети тоже – они заметно подросли, были веселы и игривы. Мы не отходили от них в течение двух недель. Чтобы прокормить котят, Легадема должна охотиться и оставлять своих детенышей. С самого раннего детства котята учатся быть одни, познавать мир, но именно в такие моменты они очень уязвимы, многие из них будут съедены хищниками. Я любил оставаться с детьми Легадемы, но бывали вечера, когда я следовал за их матерью: мне очень хотелось снять охоту».

Медведь. Камчатка
Сергея Горшкова

Медведь. Камчатка

«Браконьерство на Камчатке – явление типичное и даже в какой-то степени обыденное. Прожить на этом полуострове столько, сколько прожил я, и не столкнуться с незаконной охотой, нереально. Хотя иногда я не сразу понимал, в чем дело. Однажды я приехал на Камбальную и никак не мог понять: в доме живут два госинспектора, а еще три каких-то человека якобы крышу чинят. Но как только темнеет, «плотники» исчезают. Я за день набегаюсь с фотоаппаратом, прихожу вечером – их уже нет. Утром просыпаюсь – они откуда-то появляются, пошатываясь от усталости. Только потом догадался: у этой троицы на реке был спрятан невод, которым они вылавливали за ночь несколько тонн рыбы, пороли ее, солили икру и разносили в мешках по тундре – прятали. Это было давно – лихие были годы.

На Курильском озере я несколько раз своими глазами видел, как орудуют браконьеры. Однажды, примерно в августе 2004 года, я фотографировал на своем любимом месте на реке Гаврюшке. Посидев часа три на устье, я решил к закату переместиться в Северную бухту в устье реки Выченкии – там в это время свет лучше. В условиях сильного ветра я вдоль берега тихо подошел на лодке к Выченкии. Причалив, вышел на берег и тут же наткнулся на двух хлопцев – работают, перегораживают реку сетью. Почему-то запомнилось, что один был в синей куртке, другой в красной. Я замер от неожиданности. Они тоже замерли, сеть бросили. Так мы и стоим в нескольких шагах друг напротив друга – я не знаю, что делать, и они не знают. Вообще, в те годы в тех местах в подобной ситуации могли стрелять – никто не услышит. Как быть дальше? Я снял ружье со спины и сказал: «Я ухожу». Потихоньку, не сводя с них глаз, дошел до лодки. Оттолкнулся и, продолжая держать в руке ствол, потихонечку отплыл. Через день прилетел вертолет, подсел в том районе и через три минуты взлетел. Улетели мои хлопцы.

Помимо этого случая, у меня было еще несколько прямых и косвенных контактов с браконьерами. Сложно снимать, когда чувствуешь взгляд чужих глаз из кустов. Сложно спать, когда каждую ночь неизвестные люди заглядывают в окно. Сложно стоять на реке, понимая, что за поворотом – территория браконьеров. Но это – истории больше для прокуратуры, чем для моей Одиссеи».

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+