Полвека фабрики «Ява» глазами ее руководителя. Книги февраля

Табачная фабрика «Ява» как образец социалистического менеджмента и последние новости науки о сквернословии. Книжный обозреватель Forbes советует, что почитать в этом месяце

Дело — табак: Леонид Синельников. Полвека фабрики «Ява» глазами ее руководителя

Издательский дом «Дело» РАНХиГС, 2017

«Как-то в телефонной трубке раздался специфический, очень густой голос: «Здравствуйте, вы, наверное, меня знаете, это Коккинаки. Я хочу обратиться к вам с просьбой...» Кто не знал в то время знаменитого летчика-испытателя, Героя Советского Союза! Я быстро отреагировал и спросил: «Вы, наверное, хотите приобрести сигареты «Союз-Аполлон»?» В ответ получил запомнившуюся мне на всю жизнь фразу: «Зачем мне это дерьмо нужно — я курю обычный «Памир». Дело в том, что эти суперкрепкие сигареты, некогда популярные, были сняты с реализации в торговой сети. <... > Конечно, мы ему помогли».

По истории фабрики «Ява» можно изучать историю нашей страны. Созданная до революции, она почти 100 лет оставалась самым передовым и популярным производителем табачной продукции. Одноименный бренд сигарет предпочитало руководство страны, а их дефицит привел к народным волнениям в Москве летом 1990-го. И тем не менее предприятие регулярно сталкивалось с проблемами, корнями уходившими как в фундамент, так и в верхи Советского государства.

Леонид Синельников пришел на фабрику инженером в 1962 году и через 20 лет стал ее директором. За это время «Ява» первой перешла с производства папирос на более современные сигареты с фильтром и показала, что может работать по самым высоким стандартам, успешно реализовав совместный с Philip Morris проект — сигареты «Союз-­Аполлон». Не ударить лицом в грязь помог богатый опыт коллектива и руководства «Явы», до этого постоянно решавших проблемы отсутствия или несоответствия этикеток, упаковки, фильтров, целлофановой пленки и даже клея для нормального функционирования импортной сигаретной линии при кривом централизованном планировании. У руля Синельников в той или иной форме оставался 30 лет, смог провести предприятие через последние судороги СССР и выйти в открытое море рыночных отношений. Отдельный поучительный кейс — приватизация и приобретение компании иностранным инвестором British American Tobacco: стоимость «Явы» оказалась выше, чем у большинства индустриальных лидеров советского времени! В пору восхищения иностранными капитанами бизнеса от американца Джека Уэлча до китайца Джека Ма знакомство с лучшими образцами отечественного высшего менеджмента как никогда кстати. И да, Леонид Синельников не курит.


Brad Stone The Upstarts: How Uber, Airbnb, and the Killer Companies of the New Silicon Valley Are Changing the World.

Bantam Press, 2017

Гибкий старт

Автор бестселлера об Amazon и главред отдела глобальных технологий в Bloomberg News решил рассказать истории двух других знаковых компаний XXI века, расположенных по соседству с ним в Сан-Франциско. Как ни странно, у обеих компаний, Uber и Airbnb, много общего помимо местонахождения штаб-квартир и личной дружбы владельцев-основателей. И та и другая взрывали устоявшиеся за десятилетия сегменты, обе ради роста нарушали законы по всему миру, а самое главное, меняли наше представление о том, как можно пользоваться такси и снимать жилье. Книга, написанная без лишних сантиментов и восхищения героями, — настоящий учебник по бизнесу. Стартовать и подвинуть первопроходцев научит победа Airbnb над Couchsurfing. Бороться с имитаторами научат битвы Uber с мастерами этого дела — китайцами. И обеим компаниям есть что рассказать о пиаре, контрпиаре и гибкости в трактовке законодательства чиновниками. Как всегда, особенно поучительны не сами по себе победы, а то, как компании оправлялись от ударов и находили новые ходы, чтобы достичь успеха. P. S. А Uber начался с того, что у основателя появилась девушка из другого района, куда пешком не находишься.

Найджел Клифф. Подмосковные вечера. История Вана Клиберна.

 

Эксмо, 2017

Связующие звуки

В 1958-м техасский пианист Харви Лейвен (Ван) Клиберн-мл. выиграл в Москве первый Международный конкурс им. П. И. Чайковского. Холодной войны молодой человек, вопреки названию книги, не остановил, но потепление на какое-то время вызвал. Россия страстно полюбила американца, да и его соотечественники были поражены неожиданным успехом пианиста за железным занавесом. Но спецслужбы обеих стран насторожились: до конца поверить в чистоту такого хеппи-энда они не могли, и, как принято говорить, дальнейшая жизнь Вана Клиберна уже никогда не была прежней. Его высокий талант безусловно признавался в США: он считался национальным достоянием, играл для всех президентов, получил много престижных премий, включая первую «Грэмми», продал миллионы пластинок, постоянно гастролировал и имел внушительную армию поклонниц как в США, так и в СССР. Однако положение друга двух враждующих систем имело и обратную сторону. Лишь недавно стали доступны архивные данные ФБР и ЦРУ, касающиеся умершего в 2013 году музыканта. Вместе с многочисленными интервью (в том числе с нашей стороны) это позволило создать книгу, из которой русскоязычный читатель может узнать подробности этой интересной и необычной судьбы.

Emma Byrne Swearing Is Good for You: The Amazing Science of Bad Language.

W. W. Norton & Company, 2018

Без этого нельзя никак...
Если, споткнувшись, вы произносите что-то из категории «0+», то эта книга не для вас. Всем остальным наверняка будут интересны последние новости науки по теме, которая, прямо скажем, среди ученых мало престижна. И тем не менее нейролингвисты сквернословие исследуют, потому что попавшие себе по пальцу молотком во всех странах орут что-то непечатное, а это что-то о нас да и говорит. Например, то, что ругательства действительно неплохое обезболивающее, а коллективы, где коллеги позволяют себе некоторые вольности, скажем так, с чистотой коммуникаций, обычно более эффективны и тесно сплочены, нежели те, где боевой дух и работоспособность поддерживаются исключительно по правилам тимбилдинга. Синдром Туретта уже притча во языцех, но вот как ругаются глухонемые?

Ответ: это надо видеть. Тем более что и у них существуют примечательные национальные особенности. Местная табуированная лексика вообще уникальна. Так в Голландии одним из самых злых считается оскорбление «переживший рак» (Kankerlijer). Ругательства на других языках могут так же ранить, лишь если чужой язык освоен до определенного возраста. А еще ученые считают, что не ругаться невозможно.