В будущее на драконе. Станет ли Вестерос следующей Кремниевой долиной

Николаус Франке Forbes Contributor
Фото HBO
Профессор венской бизнес-школы WU Executive Academy Николаус Франке, изучающий феномен предпринимательства, задается вопросом: почему инновации играют такую слабую роль в Вестеросе, если в деньгах и предприимчивых людях нет недостатка? 

Восьмой сезон фантастического сериала «Игра престолов» бьет все рекорды, разделяя человечество на две группы: тех, кто чувствует себя непричастным к происходящему без публичного обсуждения, и тех, кто боится спойлеров. Писатель Джордж Р. Р. Мартин и продюсеры сериала создали фантастическую вселенную и поместили в нее сложную и разветвленную историю. Здесь действуют свои собственные законы природы (например, нерегулярные зимние периоды), есть своя собственная культура, религии и социальные системы. При этом жители Вестероса сопротивляются нововведениям, инновации здесь — явление маргинальное. И совершенно неудивительно, что прогресс здесь в дефиците. Кое-какие инновации присутствуют лишь в двух сферах:

Оружие и военная техника

Первую и наиболее обширную область инноваций составляют оружие и военная техника, что ничуть не удивительно в мире, где происходит столько войн и сражений. Доминирующий принцип возникновения инноваций вполне современен: новшества появляются благодаря самим пользователям, а не специализированным компаниям, которые могут получать коммерческую выгоду от масштабирования. Примерами открытых и пользовательских инноваций могут послужить, к примеру, дикий огонь во время Битвы при Черноводной или для разрушения септы («ведущими пользователями» Тирионом и Серсеей), «драконье стекло» как эффективное средство для борьбы с белыми ходоками или арбалет-гигант в качестве оружия против драконов. Эти вещи изобретаются людьми «в процессе», и мотивация их связана с тем, что они сами могут использовать свои инновации. В конце седьмого сезона Королю ночи принадлежит, пожалуй, самое радикальное нововведение в сфере услуг — прорыв Стены с помощью, скажем так, «модифицированного» дракона.

Тем не менее сопротивление инновациям также очевидно в области военных технологий. Большинству систем оружия, по-видимому, сотни, а то и тысячи лет. Многовековые мечи из валирийской стали считаются современными. Как сторонний наблюдатель, задаешься вопросом: почему жители Вестероса не прикладывают усилий к разработке нового оружия, учитывая, что они проявляют такой большой интерес к этой категории вещей? Одно из возможных нововведений, которое напрашивается само собой, — это использование драконов в сочетании с диким огнем в качестве своего рода бомбардировщика. Благодаря пользовательским инновациям уже было обнаружено, что огонь представляет собой эффективное средство борьбы с армией мертвых. Другой инновационной идеей было бы использование драконьего стекла в качестве своеобразной картечи. В конце концов это чрезвычайно мощное оружие против главного врага. А что делают производители оружия? Вместо того чтобы сосредоточить свои усилия на дистанционных боях, они куют топоры из драконьего стекла. По-видимому, они недостаточно изобретательны, чтобы придумать такие рекомбинации. Стоит также отметить, что, разумеется, инновации в сфере вооружения могут в лучшем случае внести косвенный вклад в социальное процветание (например, помогая защитить мир или отразить внешнюю угрозу, такую ​​как вторжение белых ходоков в случае с Вестеросом). Однако прежде всего речь идет о разрушении и уничтожении — полной противоположности прогрессу.

Социальные инновации

Восстание Роберта Баратеона потрясает порядок власти, династический по своей природе, и может рассматриваться как подрывная инновация. Но, похоже, восстановительные силы все-таки преобладают, по крайней мере с момента его убийства в первом сезоне. Социальные инновации, введенные Дейенерис Таргариен, имеют более длительный эффект. Ей удается отменить рабскую систему на Эссосе, и она первая женщина-правитель, амбиции которой простираются настолько далеко, что она готова занять Железный трон. Интересно отметить, что последнее из нововведений — эмансипация — распространяется очень быстро: Серсея, Арья, Бриенна, Санса и Яра разрушают традиционные гендерные роли в Вестеросе по мере развития сюжета сериала.

Что же еще мы можем найти в сериале в контексте инноваций? Немного. Интересно, что новое седло и инвалидная коляска для парализованного Брана также представляют собой пользовательские инновации. И удобный лифт на Стену, возможно, был создан Ночным дозором. Увы, мы почти ничего не узнаем о его движущем механизме и системах аккумулирования энергии, что, несомненно, могло бы быть интересно с технологической точки зрения.

Возникает закономерный вопрос: почему инноваций так мало? Проблема заключается не в нехватке средств. Железный банк Браавоса придерживается рациональной политики и проводит отличную работу по поддержанию финансовой системы Вестероса. Нет недостатка и в предпринимателях. Многие из ключевых персонажей обладают необходимыми качествами, позволяющими распознавать новые возможности. Тирион, Тайвин, Варис, Сэмвелл, Миссандея и Мизинец отличаются умом и находчивостью.

Предпринимательская решимость также присутствует в нужном объеме. Серсея, Дейенерис, Станнис и многие другие не особо церемонятся, когда дело касается укрепления и расширения их власти. Никакие этические соображения не останавливают их. Подготовка так называемой «красной свадьбы» или провокации Рамси в Битве бастардов можно рассматривать как умные маневры. Необычные союзы образуются на протяжении всех сезонов сериала. Тот факт, что разные племена «одичалых» сотрудничают друг с другом, свидетельствует о способности Манса Налетчика внедрять бизнес-модели. Предприниматель Джон Сноу превосходит его благодаря организационному ухищрению, который заключается в сотрудничестве жителей Вестероса с «одичалыми». Он стремится создать самый масштабный альянс за всю историю сюжета — пакт о живых, чтобы сражаться с Королем ночи и его армией, и здесь мы можем наблюдать использование Elevator Pitch: демонстрация пойманного с большими усилиями вурдалака, по-видимому, заставляет на мгновение поколебаться даже изначально не готовую к сотрудничеству Серсею.

Примеры из реальной жизни всегда убедительны. Часто цитируемый девиз «Ланнистеры всегда платят свои долги» свидетельствует об интуитивном понимании стратегии, известной как «услуга за услугу», которая является классикой исследований сотрудничества в области теории игр. Ловкость воина Арьи, в свою очередь, символизирует гибкие, нетрадиционные стартапы, способные доставить немало хлопот «заядлым игрокам».

Итак, инновационная почва Вестероса почти бесплодна, и проблема не в нехватке средств или предпринимателей. Так в чем же она? Вероятнее всего определяющими здесь можно назвать два фактора.

Для начала — нет институтов, способствующих появлению и развитию инноваций. Университеты, исследовательские центры и учебные учреждения — эпицентры инноваций — практически полностью отсутствуют. Наиболее распространенный тип обучения относится к владению оружием (с акцентом на практическом применении). Чтение, напротив, представляет собой навык, который, по-видимому, приобретается в Вестеросе только самостоятельно (примеры — Давос Сиворт и Джилли). Цитадель кажется единственным местом, где проводятся исследования и разработки. Там работает огромное количество ученых, в распоряжении которых имеется множество книг. Но подобно Железному банку, клиентоориентированность которого оставляет желать лучшего, Цитадель, очевидно, является монополистом. При отсутствии конкуренции она выглядит, как замкнутая на себе, эгоцентричная организация. Начинающим магистрам приходится преодолевать высокие барьеры, прежде чем начать там свое обучение, организованное в высшей степени бюрократически. Она исключает блестящего, но недобросовестного изобретателя Квиберна, и Сэмвелл может вылечить десквамацию Джораха Мормонта, только намеренно нарушив консервативные правила Цитадели. Область информации и коммуникации играет ключевую роль в связи с отсутствием инноваций в Вестеросе. Уровень развития технологий тоже оставляет желать лучшего, ведь даже книгопечатание еще не изобретено. Короткие сообщения отправляются в незашифрованном виде с помощью воронов, и единственными более или менее процветающими областями можно считать производство ядов и службу разведки.

Возможно, существует причинно-следственная связь между отсутствием инновационной экосистемы в Вестеросе и вторым фактором — структурой общества. Здесь превалирует враждебная инновациям классовая система. В ее основе лежат не ориентация на производительность и рыночные отношения, а наследственный принцип, напоминающий плановую экономику. Поэтому неудивительно, что цели правителей сводятся почти исключительно к получению власти, а не к улучшению жизни людей. Частые войны приводят к разрушению инфраструктуры, что исключает появление даже зародышей инновационных институтов. Все это подкреплено еще крайне иррациональным мировоззрением. Предрассудки, фатализм и оккультизм свидетельствуют о том, что эпоха Просвещения в Вестеросе еще не наступила. Это и понятно, ведь в мире убивающих теней, воскресших мертвецов и летающих драконов разуму приходится нелегко.

Новости партнеров