Главные страхи киношников: виртуальная реальность, блокчейн и Netflix

Мария Разумова Forbes Contributor
DR
Каннский кинофестиваль — институция во многом консервативная. Но даже там все понимают: индустрия стремительно меняется. В этом году в кулуарах Канн обсуждали не только нового Тарантино, но и как избавиться от головокружения в VR-очках Oculus Rift и скоро ли блокчейн уничтожит Netflix

За вспышками фотоаппаратов во Дворце фестивалей на 72-м Каннском кинофестивале спорили не только по поводу номинантов на «Золотую пальмовую ветвь», но и о будущем всего кинематографа. Причем не абстрактном, а вполне определенном: кинопроизводители по-прежнему не хотят терять широкий экран в кинотеатрах, боятся и уважают Netflix и ищут третий путь.

За блокчейн против Netflix

Возможно, немаловажную роль в настроении собравшихся в Каннах экспертов сыграл онтологический спор кинофестиваля с Netflix. Стриминговый сервис уже не в первый раз отказался приезжать на Лазурный Берег. Но в этом раз сделал это максимально демонстративно. Директор по контенту компании Тед Сарандос обвинил кинофестиваль в консервативности. Яблоком раздора послужил пункт в правилах конкурса об обязательном прокате картин-участниц во Франции, без которого фильмы стриминговых платформ не могут претендовать на «Золотую пальмовую ветвь».

Но даже такому гиганту, как Каннский кинофестиваль и кинорынок, закрывать глаза на масштабы интернет-рынка уже невозможно. К примеру, выпущенный в прошлом году Netflix фильм «Птичий короб» с Сандрой Баллок и Джоном Малковичем в первые выходные был просмотрен 45 млн аккаунтов. При переводе в доллары по кассовым сборам фильм превзошел бы показатели самых популярных фильмов, выходящих на экранах кинотеатров. По мнению генерального директор «Роскино» Екатерины Мцитуридзе, компромисс может быть достигнут только при условии, что кино- и театральные деятели и представители платформ VoD (Video-on-Demand. — Forbes Life) будут сообща обсуждать дальнейшее развитие рынка, а не игнорировать друг друга.

По оценкам экспертов, глобальный рынок виртуальной реальности достигнет $34 млрд к 2023 году

Впрочем, возможно, в ближайшем будущем исчезнут и кинотеатры, и Netflix. Кинопроизводители активно ищут третий путь для кинорынка. Одной из самых активных тем нынешнего Каннского кинофестиваля, как и в прошлом году, стало применение технологии блокчейн в кинобизнесе. Внедрение криптовалюты служит альтернативой привычному способу взаимодействия создателей фильма и дистрибуторов. «Основная цель таких проектов — сократить расстояние между производителями контента и пользователями, дать возможность небольшим независимым студиям встроиться в рынок», — говорит Екатерина Мцитуридзе. Фактором, способствующим повышению внимания со стороны организаторов и участников фестиваля к новой технологии, стал недавний доклад французского продюсера и режиссера Доминика Бутонна Национальному центру кинематографии (CNC), в котором основное внимание уделяется блокчейну как защитному механизму от подчинения кино- и телеиндустрии требованиям Amazon, Netflix и прочих медиагигантов. «Стриминговые платформы чаще всего не производители контента, а лишь посредники, которые взимают плату за предоставление фильма пользователю. Технология блокчейн нарушает этот процесс, делает его прозрачным и контролируемым и открывает дополнительные возможности для авторских фильмов», — объясняет руководитель проекта MoviesChain by TVzavr Сергей Климентов. По его словам, с каждым кинофестивалем и форумом осведомленность участников рынка о новой технологии повышается. Только за прошлый фестиваль компания заключила более пятидесяти контрактов с независимыми правообладателями из разных стран мира о загрузке их фильмов и сериалов на TVzavr через MoviesChain. «Контент можно загружать напрямую из любой точки планеты. Таким образом, независимые киностудии получают доступ к мировой аудитории, а зрители — возможность увидеть новые интересные фильмы режиссеров, работы которых раньше не были представлены на международной арене», — говорит Сергей Климентов.

Кино через VR-очки

Будущее кино также активно обсуждалось на кинорынке Le Marché du Film, где в этом году была расширена секция виртуальной реальности Cannes XR. Всего на кинорынке было представлено более 25 VR-проектов, среди них отрывки из фильмов Кристофера Нолана «Дюнкерк» и «Острова собак» Уэса Андерсона с использованием виртуальной реальности, киноленты в ультравысоком разрешении 8K, голографические проекционные изображения и библиотеки VR-контента, позволяющие создать собственный плейлист фильмов и смотреть их в гарнитуре.

Покупка специализированных 360-градусных камер и найм персонала для монтажа обойдется кинематографистам в дополнительные $10 000 за каждый кадр

Одной из главных достопримечательностей Cannes XR стал шестиминутный тизер на фильм индийского композитора и продюсера Алла Ракха Рахмана «Аромат песни». Помимо стандартных VR-очков и наушников для просмотра этого видео предлагалось сесть в специальное кресло-капсулу, которое вращалось в зависимости от поворота сюжета. Сменяющиеся изображения заката в Нью-Йорке и мчащегося прямо на зрителя поезда были снабжены запахами, усиливающими ощущения присутствия внутри сюжета. «Новая технология определила дополнительные способы повествования для рассказчиков и позволила аудитории получить иммерсивный опыт во время просмотра фильма», — говорит эксперт по глобальным технологиям компании Intel Рави Велхал. В Каннах, помимо «Аромата песни», он представлял короткометражку «Первый человек: опыт виртуальной реальности», зрители которого на несколько минут отправляются в открытый космос подобно Нилу Армстронгу.

Впрочем, о революционной составляющей виртуальной реальности участники Cannes XR говорили более сдержанно, чем раньше. Несколько лет назад с запуском первых VR-очков Oculus Rift кардинальные изменения в кинематографе казались неизбежными. Медиадома и киностудии принялись использовать новую технологию, однако высокие затраты на покупку специализированных 360-градусных камер и другие расходы обеспечили переход VR к выборочному или нишевому сегменту просмотра. Так, по словам The Hollywood Reporter, покупка специализированных 360-градусных камер и найм персонала для монтажа обойдется кинематографистам в дополнительные $10 000 за каждый кадр. Более того, до сих пор остается нерешенным вопрос комфорта зрителей. «В виртуальной реальности показатели вестибулярного аппарата и органов зрения разнятся: человек видит движение, но тело остается в покое. Преодолеть барьер и избавить зрителей от головокружения — наша следующая задача», — говорит менеджер по маркетингу образовательной платформы VRTL Нилс Ваэм.

По оценкам экспертов, глобальный рынок виртуальной реальности достигнет $34 млрд к 2023 году. $554 млн кассовых сборов фильма Стивена Спилберга «Первому игроку приготовиться» и показанная на прошлом каннском кинофестивале VR-короткометражка Алехандро Гонсалеса Иньярриту «Плоть и песок» только подтверждают интерес к новым форматам показа фильмов. Однако как именно виртуальная реальность будет интегрирована в традиционное кинопроизводство и несет ли она риски для кинотеатров, предсказать пока не берется никто. По мнению Рави Велхала, уже сейчас VR-форматы могут быть мощным инструментом продвижения фильмов для крупных бюджетных проектов, таких как «Звездные войны».

И все-таки кинотеатры еще рано закрывать. Эксперты напоминают, что «от появления цветного телевидения до роста интернета и видеоигр специалисты всегда предвещали смерть кинотеатров. И тем не менее, несмотря на все пророчества, мы до сих пор здесь», говорит исполнительный директор Фонда кино Вячеслав Тельнов.