Помолодеть за 120 кадров: как футуристический боевик «Гемини» с Уиллом Смитом совершил прорыв в кинотехнологиях

Денис Виленкин Forbes Contributor
Кадр из фильма "Гемини" / Alibaba Pictures
10 октября в российских кинотеатрах выходит «Гемини», футуристический боевик Энга Ли, открывающий совершенно новые грани визуальных технологий в кино. Специально для Forbes Life кинокритик Денис Виленкин узнал у специалиста по спецэффектам Стюарта Эдкока, зачем там столько кадров в минуту и как удалось создать из Смита еще одного актера — такого же, как сейчас, только в возрасте 23 лет

Многие эксперты уже предрекают «Гемини» «Оскар» за лучшие спецэффекты, хотя загадывать пока рано: сражение будет однозначно непростым. Конкуренцию фильму составит и поразивший американскую критику «Ирландец» Мартина Скорсезе, и диснеевский «Король Лев», и, разумеется, масштабный финал «Мстителей». Сюжет «Гемини» сконцентрирован на умудренном опытом, немного уставшем киллере Генри (Уилл Смит), который совершенно точно не готовится уйти на покой, однако встреча с более молодым, выносливым и ловким соперником вынуждает задуматься его о своем возрасте и, безусловно, прошлом. Ведь этот соперник — он сам в возрасте 23 лет.

Последние восемь лет тайваньский постановщик Энг Ли погружен в исследование новых технологических возможностей в кино — начиная с принесшей ему режиссерский «Оскар» красочной «Жизни Пи», а затем продолжая сложнейшей метафизической притчей «Долгий путь Билли Линна в перерыве футбольного матча», снятой со скоростью 120 кадров в секунду. И, наконец, он пришел к «Гемини», тоже в формате 120 кадров, в специально разработанном для фильма формате 3D+. Для сравнения: в трилогии «Хоббит» Питера Джексона съемка велась со скоростью 48 кадров в секунду. В сравнении с количеством кадров в картинах Энга хочется добавить «всего». 48 кадров у Джексона служили достаточно неоднозначным решением: с реалистичностью фильм приобрел и не очень привычные для глаза детали. К примеру, скорость сменяющихся кадров выдавала и старания художников по гриму, и старания костюмеров, поэтому местами даже дорогой голливудский эпик напоминал милый спектакль с использованием бутафории.

Энг пока что не помещал свои фильмы, снятые в 120 кадров в секунду, в исторический контекст. В «Долгом пути» эффект реальности работал на болезненное ощущение иракского ветерана, которого настигают военные флешбэки прямо в разгар шоу с салютами на спортивном стадионе. А в «Гемини» формат очень здорово дополняет высокотехнологичный сюжет. Из ниоткуда взявшийся молодой двойник, гонки на мотоциклах, эффектные рукопашные поединки. Если же говорить о смысловом значении формата, безусловно, он обостряет как идею о том, что от прошлого не скрыться (оно ближе, чем кажется), так и мысль о том, что сверхтехнологичное будущее тоже уже очень реально, оно буквально рядом. Что примечательно, Энг Ли не начинал с фильмов, завязанных на визуальном и компьютерном прогрессе в кино, как условный Джеймс Кэмерон. Ли всегда интересовали маленькие истории, можно даже сказать интимные. Снятый на родине в 1999-м «Ешь, пей, мужчина, женщина» был уютной семейной поколенческой мелодрамой, знаменитая «Горбатая гора» — историей, умещающейся на крошечной фотографии, спрятанной в шкафу. Даже «Халк» в его руках внутри оказался фильмом про маленького человека, а снаружи — блокбастером, олицетворяющим кинокомикс как таковой. Монтаж подразумевал переходы глаз зрителя от одного фрагмента страницы к другой. Ли действительно талантлив в том, что он не изменяет себе, обращаясь от камерных фильмов к большим студийным проектам. И всегда находит технологиям идейное наполнение.

Для «Гемини» мастера по визуальным эффектам из новозеландской студии WETA, в соучредителях которой числится тот же Питер Джексон, создали настоящего цифрового человека. Специально для Forbes Life комментарии дал Стюарт Эдкок, глава отделения facial motion (движения лиц) на студии WETA.

«Нашей задачей было сделать молодого Уилла, основываясь на том Уилле, которого публика помнит по фильмам и ТВ-шоу в 90-х. Опираясь на примеры из его старых фильмов, мы пытались понять, как изменилось его лицо, не только внешне, но и в эмоциональном спектре. Вообще нашу работу можно сравнить с исполнением одной мелодии на разных музыкальных инструментах. Это будет та же музыка, но с другим звучанием. Мы считывали все малейшие движения лицевых мышц, а затем будто по нотам их воспроизводили. Мы сканировали мельчайшие детали кожи на лице Уилла, сканировали кожу 23-летнего человека. После чего лицо Уилла окружали своего рода потоковые линии, снятые с молодого образца, очень похожие по своему устройству на отпечатки пальцев. Как вы знаете, в фильме не мог использоваться обычный грим, каждая его деталь была бы заметна зрителям и это давало бы неприятные артефакты изображения. Мы увеличивали точность затенения кожи, ее пигментацию. Затем мы работали над яркостью кожи, над ее зеркальностью, чтобы она верно считывалась в 3D- формате».

Юный Уилл поражает детальностью лицевой проработки. И что удивительно, на экране не тот веселый экшен-герой Уилл Смит из дилогии «Плохие парни» или фильма «Я, робот», а совершенно другой молодой драматический артист, которого мы еще не видели. Стюарт добавляет, что «перед нами открывается потрясающий мир возможностей как для рассказа истории, так и для игры актеров». С этим сложно не согласиться, ведь еще несколько лет назад зрители восхищались Бенедиктом Камбербетчем в роли дракона Смауга и трехмерными возможностями «Аватара», а сегодня мы говорим уже о реальности, где актер на экране может встретиться с молодой версией себя. Но, как уточняют создатели фильма, не омоложенной, а действительно молодой. Поскольку омоложение в кино — процесс иной, более распространенный. Был и молодой Брэд Питт в «Загадочной истории Бенджамина Баттона», и молодой Майкл Дуглас в «Человеке-муравье», а началось все чуть ли вообще не в «Иване Грозном» Сергея Эйзенштейна, где из сорокалетнего актера Николая Черкасова делали двадцатилетнего с помощью пятичасовых растяжек морщин. Молодость не вернуть, но, как оказалось, можно сотворить. Молодости действительно сложно что-то противопоставить. Зато на противостояние можно посмотреть в фильме «Гемини» уже с 10 октября.

Новости партнеров