Арт-рынок по ту сторону экрана: зачем Дэмиену Херсту нужен Instagram

Фото DR
Фото DR
В галерее pop\off\art открывается выставка Володи Потапова, где он выступает исследователем медиапространства, работает с темой влияния соцсетей и манипулирования общественным сознанием

Герой нашего изыскания — Кирилл Благолепов, а точнее, его профиль в Facebook, фейк-аккаунт, созданный специально для накручивания голосов, лайков и других активностей. Чтобы подчеркнуть виртуальность происходящего, Потапов в качестве основы для живописи использует голографическую пленку. По его мнению, голографическая основа имеет техническую природу, ее сияние отсылает к фаворскому свету. Если у иконы божественный и сакральный свет, то на моих работах свет технократический, а из-за повторяющихся паттернов узора — матричный.

Еще недавно считалось, что живопись невозможно смотреть с экрана монитора компьютера, потому что настройки контраста, яркости и цветовой насыщенности могут создать неверные впечатления о работе. За сто-двести лет до этого так же доставалось печатным репродукциям. Правильным знакомством с живописью считалось с расстояния 10 см, где есть возможность «понюхать живопись», так можно увидеть поверхность картины: текстуру, пастозность, мазок, лессировки и прочие живописные прелести. 

Новые средства коммуникации породили новые отношения. Сначала появились сайты художников, а потом инициативу перехватили соцсети. 

Уже с появлением сайтов авторы столкнулись с необходимостью делать особый вид презентации своих работ, чтобы удержать зрителя и поднять среднее время просмотра страницы. Художники начали адаптировать свои сайты: делать фото большого разрешения с возможностью смотреть детали, подробное описание, удобная навигация, ссылки на публикации, последние новости и полное CV. 

Сайт заменил сначала привычный бумажный каталог, а позже серьезно эмансипировал художника в отношениях с галереей. 

Сегодня соцсетей для художников типа Behance, Pinterest, Tumblr, Dribbble победил Instagram.

А значит, вертикальный формат вытеснил горизонтальный. Художники получили инструмент оперативной обратной связи, появилась возможность тестировать и обкатывать экспериментальные вещи. Авторы регулярно выходят в прямой эфир из своих студий и демонстрируют процессы живописания, параллельно общаясь с аудиторией. Stories оказались удобным форматом для working in progress, демонстрации поэтапного создания работ. В Инсте Дэмиен Херст впервые показывал свою живописную серию Veil painting, где активно обсуждал ее со своими подписчиками и благодарил за советы. Другим популярным форматом стали ролики speed painting, когда на ускоренном воспроизведении демонстрируется создание работы. Авторы нередко используют форму обратной связи прямо на фото работ, и зрители могут голосовать за те или иные дополнения. 

Важно понимать, что средняя продолжительность просмотра картинки и в ленте, и в stories составляет не более 3 с, если за это время зрителя не зацепит увиденное, то следующей возможности уже не будет. Поэтому авторы делают понятные и привлекательные фото, способные выделится в ленте. Так живопись становится фитоживописью, привлекательной и вкусной картинкой, подобием фитоняшки в спортзале. Это другой вид визуальной культуры, который можно назвать цифровым китчем, вышедшим на тропу войны с блогерами за зрительское внимание.

Сразу возникает извечный вопрос: «Как сделать работу, способную одинаково вызывать положительный отклик у художественных экспертов и простых зрителей, и при этом не впасть в фитоживопись?» Над этой формулой бьются художники не одно столетие. Такое балансирование всегда находится на тонкой грани. Один из таких авторов — Алекс Каневски, один из ярчайших современных живописцев. А также Джастин Мортимер и Амбера Веллманн. Работы всех авторов обладают повышенным вирусным потенциалом.

В этом визуальном мелькании органично смотрится цифровая живопись — произведения, сделанные в графических редакторах на современных гаджетах. Пока к ним принято относиться пренебрежительно, но ситуация меняется. Например, легендарный английский старец  Дэвид Хокни давно практикует живопись на планшете.  Она весьма демократична — делается легко и быстро, не требует наличия мастерской и расходных материалов. Некоторые авторы экспериментируют с соцсетью, как с медиа. Например, Владимир Дубосарский делает скриншоты своей новостной ленты, активно ее изменяет в графическом редакторе и потом возвращает обратно в новостную ленту. Другим интересным явлением стала vr painting, которая позволяет делать живопись в трехмерном пространстве виртуальной реальности. Это уже полностью новый цифровой формат с неограниченными возможностями.   

И конечно, лайки — современный бич всех соцсетей, за которыми сегодня охотятся усерднее всего, в том числе художники. Если раньше лайк использовался как показатель лояльности, то теперь является измерителем успешности и рейтингом народной любви. Несовпадение экспертной оценки с лайковой по сути мало кого интересует сегодня. Социальный лифт, обеспеченный лайками и подписками, работает исправно и стабильно.