«Нет лучше способа привить корпоративную культуру, чем чтение Торы»: как литература учит нас управлять бизнесом

Алексей Мунипов Forbes Contributor
Фото Александра Мамаева / URA.RU / ТАСС
В интервью Алексею Мунипову преподаватель РАНХиГС и журналист Леонид Клейн, приглашенный лектор школы «Сколково», рассказывает про бизнес-модели, заложенные в Евангелие, и объясняет, как литература помогает современному человеку справиться со стрессом

Как можно объяснить стороннему наблюдателю, зачем бизнесу вообще гуманитарные науки — и, в частности, анализ литературных произведений, которым вы занимаетесь с бизнесменами и топ-менеджерами?

Ничего важнее гуманитарных наук просто нет — в том числе и в бизнесе. Понимаете, вся наша жизнь, все, что нас окружает, все, что мы делаем — это следствие прочитанных или непрочитанных нами книг. Наши обычаи, привычки, корпоративная культура, желание зарабатывать деньги таким, а не другим путем, отношение к сотрудникам, цели, которые мы ставим перед собой — все оттуда. Люди веками зарабатывали деньги, руководили армиями, странами, большими компаниями и банками, не прочитав ни одной книжки по бизнес-управлению. Ротшильд и Рокфеллер не учились в бизнес-школах. Конечно, это не означает, что способ зарабатывания денег не изменился. Мир меняется, но одно остается неизменным: никто из успешных людей в любой эпохе не обходился без базовых культурных текстов. Никто! Мы знаем, кто обучал великих полководцев, кто и чему учил царей. Мы знаем, что они читали. Конечно, среди этих великих текстов есть и священные книги. Евангелие — это попросту учебник по управлению, перечитайте эпизод, где Христос разговаривает с сотником, там все есть — лидерство, мотивация, эффективность. А притча про управителя сада, где он нанимает людей и всем платит одинаково? Мой приятель повесил ее на стену, и сотрудники перестали смотреть в чужую зарплатную ведомость. Я уж молчу про то, что нет лучше способа привить корпоративную культуру, чем чтение Торы.

Я долгое время проработал школьным учителем и помню, как мы в 7-м классе читали со школьниками «Робинзона Крузо» — базовый текст для европейской культуры. Там есть момент, когда он уехал с острова и отправился на свои бывшие плантации. Он возвращается спустя 28 лет, те люди, с которыми он договаривался десятилетия назад, давно умерли, остались их дети. И первое, что они делают, — отдают ему долю с прибыли. Без вопросов! Никто не пытается его кинуть, обмануть. Этот текст несколько веков подряд читают европейцы, на этом строится Европа. Мои школьники были поражены. Или буквально на второй или третьей странице «Приключений Тома Сойера» дети пытаются организовать шайку, чтобы грабить караваны. Придумывают себе герб, то есть фактически логотип, и кто-то говорит: «А если другие мальчишки возьмут наш рисунок?». Ему отвечают: «Тогда мы обратимся в суд!». Так начинается роман. Это как раз про те книжки, которые мы читаем, про наши обычаи. Понимаете, они собираются грабить караваны, но при этом планируют пойти в суд. И это важные вещи.

«Есть знаменитая фраза американских миллионеров: стыдно жить бедным, стыдно умирать богатым»

Примерно пять лет я читаю лекции в Сколково и других институциях, вижу перед собой взрослых, состоявшихся, состоятельных людей и замечаю одно — у самых умных из них запрос именно на разговоры про смыслы. Про культуру. Многие к этому приходят сами. Мы переписываемся про книжки с одним совершенно прекрасным человеком, промышленником из Рязани. Для него разговоры про ценности чрезвычайно важны. Есть знаменитая фраза американских миллионеров: стыдно жить бедным, стыдно умирать богатым. В какой-то момент бизнесмены приходят к мысли про организацию собственного фонда. То есть запрос на разговоры про смыслы колоссальный. А книги именно про это.

И в этом им помогает русская литература?

И вообще русская культура. Ну конечно! Они хотят понимать, кто они, куда идут. У человека есть бизнес, семья, он что-то сделал на уровне своей компании, и ему естественным образом хочется это распространить. В том числе и просто в силу самосохранения. Если вы сильно отличаетесь от других — а без этого эффективным бизнесменом не стать — то это не вполне безопасно. Все уже более-менее понимают, что жить в своем собственном закрытом мирке невозможно, просто не получится. Невозможно создать отдельную от государства систему образования, нельзя закрыться от мира в частных школах. Нельзя создать свою систему здравоохранения: если у вас случится инфаркт, вас повезут не в частную клинику, а в Боткинскую больницу. И другие дороги вы построить не можете. Можно, конечно, не жить в этой стране, но сейчас это гораздо более проблематично и совсем не так комфортно, как в 1990-е. И не только из-за давления государства, просто люди не хотят никуда ехать. И вообще-то, это нормально: люди хотят здесь жить, воспитывать детей.

«В России самые очевидные вещи любят подвергать сомнению.»

Так возникает запрос на осмысление действительности, на движение вперед. А именно культура заново задает все ключевые вопросы, дает правильные образы. Почему именно художественная литература работает лучше всего, бьет в десятку? Потому что именно литература создает художественный образ, с которым вы можете себя напрямую ассоциировать. Это не исторический или научный факт, не концепция Фрейда или Юнга, к которым можно очень по-разному относиться. В России самые очевидные вещи любят подвергать сомнению. Каким царем был Иван Грозный, добрым или злым? А вот с монологами Бориса Годунова у Пушкина проассоциировать себя очень легко. Художественный образ не претендует на стопроцентную точность и достоверность, но зато с его помощью человек может очень многое, прочувствовать, продумать и, главное, никогда не забыть. Вот это самое важное! Эти картинки остаются с нами навсегда. Научную концепцию нужно освежать в памяти, и она может меняться с появлением новым фактом. А этот образ остается с вами навсегда.

Силу слов не стоит недооценивать. В чем заключается случай Навального? Живет человек в Марьино и с помощью нескольких слов влияет на половину России. Вот вам сила культуры! При этом художественная литература пишет не только о царях, но и о бездельниках, неудачниках. Я вообще с большим подозрением отношусь к тому, что все публичные лекторы зациклены на идее успеха. Приходишь на любую конференцию формата TED, а там каждый пытается подражать Стиву Джобсу. Это какое-то массовое помешательство! А как насчет, допустим, ценности поражения?

Она хуже продается.

Это понятно! Но ведь никакая бизнес-история не состоит исключительно из побед, думать так — и глупо, и попросту опасно. А литература напоминает нам, что не все так просто. Кроме того, в момент рефлексии человек понимает еще одну важную вещь: проблемы, которые с ним происходят — не уникальны. У меня есть лекция про короля Лира — он все просчитал, обо всем позаботился, а потом вдруг у него мгновенно все разваливается. Этому примеру не 30 лет и не 40, а 400! Это производит впечатление на слушателей. Это ведь типичный кейс «черного лебедя» — как неожиданное и непредсказуемое событие меняет ход истории. Как и история Гришки Отрепьева, скажем.

«Массовое сознание очень часто подвержено массовым страхам. А литература помогает справиться с этим стрессом.»

Вот Герман Греф любит нас пугать, что мы завтра проснемся, а вокруг — роботы и шагающие банкоматы. И мы все потеряем работу. Но фантасты, тот же Саймак или Брэдбери писали об этом еще в 1950-х годах. И даже само слово «робот» придумал Карел Чапек. Брэдбери круче Германа Грефа, с этим все согласятся. Хотя он всю жизнь проработал в библиотеке и не получил высшего образования. Но его книжки изданы на всех языках, и это он описал наше будущее. Важно еще, что там нет никаких особенных страшилок. Массовое сознание очень часто подвержено массовым страхам: скоро победят роботы или искусственный интеллект, и нам всем конец. А литература помогает справиться с этим стрессом — она звучит попросту убедительней. Если вы просто хорошо учились в школе, то понимаете, что технологический конец света был описан еще в драме Островского «Гроза». А Лебедев в «Идиоте», который называет сеть железных дорог звездой апокалипсиса? Боязнь технологических новшеств описана в литературе много раз, и можно предположить, что конец света если и наступит, то явно не из-за них.

В общем, весь мой опыт учителя литературы говорит о том, что если мы начинаем читать тексты и делаем это серьезно, то это лучшая пища для ума. И, конечно, повод двигаться вперед. Но при этом принято считать, что русская литература — это плохое подспорье для бизнесмена, ведь положительных образов предпринимателей в ней почти нет. Во-первых, художественная литература вообще не про успех, и это очень важно. Как говорил Чайковский: «А что, есть веселая музыка?». А ведь Чайковский — это великий композитор, добившийся совершенно невероятного успеха! Нам нужны не только картинки мгновенной победы. Успех — это зачастую следствие рефлексии над неуспехом. Жизнь сложнее, и это отражает культура.Так что русская литература дает нам не столько примеры успеха, сколько разные поучительные кейсы. Вот сегодня я буду читать лекцию «Зачем Левша испортил блоху, или судьба русских инноваций». Чем нас учит «Левша»? Не тому, как успешно подковать блоху. А тому, что если не менять общественные институты, то ничего хорошего не будет. В этом смысле «Левша» — ничуть не менее злободневный текст, чем редакционная статья в «Ведомостях».

А кроме того, у нас очень специфическое представление о русской литературе: мы знаем только то, что изучали в школе. Поэтому Островского мы знаем по «Грозе» и «Бесприданнице». Но у Островского есть много других пьес! «Не в свои сани не садись» или «Бешеные деньги», где главный герой — прекрасный человек, положительный герой и успешный бизнесмен.
И вообще, это ведь как смотреть. Мой любимый пример — это Чичиков. Для нас Чичиков негодяй, а в нем, между прочим, бездна положительных качеств: трудолюбие, упорство, умение очень точно просканировать действительность.

И блестящее владение искусством переговоров.

Конечно! Он прекрасный маркетолог, у него великолепные идеи. Так что не все так просто. Я как раз считаю важным и очень полезным свойством русской литературы ее некоторое равнодушие к идее успеха. Ведь перманентного успеха не бывает. Вы разлюбили, устали, отвлеклись. Бывают моменты, когда надо погоревать, выдохнуть, оглядеться. Бизнес — это ведь часть жизни. Но иногда возникают ситуации, когда нам кажется, что жизнь — это часть бизнеса. И вот в этот момент нужно читать художественную литературу, чтобы не наломать дров.