«Сценарии читает искусственный интеллект». Глава Miramax о том, как должен работать современный кинопродюсер

Жанна Присяжная Forbes Contributor
Билл Блок Билл Блок Фото Jeremychanphotography/WireImage/Getty Images
13 февраля в российский прокат вышла криминальная комедия Гая Ричи «Джентльмены». Накануне премьеры Forbes Life встретился с главой студии Miramax и продюсером фильма Биллом Блоком, чтобы обсудить тонкости работы голливудской студии и влияние новых технологий на киноиндустрию

Студия Miramax была основана Бобом и Харви Вайнштейн и продана Уолту Диснею в 1993 году. За это время под их именем были сняты такие картины, как «Криминальное чтиво», «Влюбленный Шекспир» и «Умница Уилл Хантинг». В 2010 году Miramax был выкуплен у Disney, в 2016 году — перепродан, а в 2017 году продюсер Билл Блок был назначен главой студии. Среди его достижений — основание и руководство киностудией QED, которая сняла такие фильмы, как «Ярость» (картина Дэвида Эйра с Бредом Питтом в главной роли) и «Район №9».

С чего началась история с фильмом «Джентльмены»?

Как и всегда, такие вещи в Голливуде начинаются с агентства. Всех, кроме Мишель Докери, представляет агентство CAA (Creative Artists Agency — крупнейшее агентство в Голливуде. — Forbes). Так что все началось с нескольких агентов, вместе с которыми мы рассмотрели эту возможность. Что важно знать сегодня о новом «Мирамаксе», так это то, что у нас есть средства, мы очень оперативны и готовы быстро принимать решения. Так что такой фильм, как «Джентльмены», мы схватили и подписались на cъемки фильма.

Когда вы выбираете фильм, над которым вы будете работать, вы все же в первую очередь обращаете внимание на сценарий или на имена актеров, которым планируют отдать роли в этом фильме?

На самом деле мы смотрим на жанр фильма и на потенциальную аудиторию этого фильма. У жанра криминальной комедии есть эксперт — и это Гай Ричи, это его домен. После этого мы взвешиваем, насколько эта картина будет востребована, — в данном случае это европейский фильм. Точнее, криминальная картина, рассчитанная на европейскую публику. Ну а дальше мы смотрим на территории, где эта картина будет прокатываться. И сейчас происходит расширение наших планов — студия STX (STX Entertainment) поднимает фильм на новый уровень. Хорошо, что «Джентльмены» будут хорошо прокатываться и в Штатах, потому что это крутой, интересный фильм, который отличается от того, что мы чаще всего видим в кино в выходные. Я сам до сих пор хожу в кино — в кинотеатр Regal на 42-й улице, ведь это своего рода лаборатория, которая помогает разобраться в том, чего хотят зрители. В кино зрители хотят повеселиться, они хотят удивляться, они хотят быть напуганными — хотят увидеть другой мир, отправиться в новые, неизведанные дали. И Гай Ричи делает именно это — благодаря его фильму вы оказываетесь в новом мире. Я думаю, что это очень специфический жанр, который он знает как никто другой. Впрочем, как и Скорсезе.

Мы живем в эпоху, где бокс-офисом правят фильмы о супергероях или ужастики. Насколько сложно привлечь сегодня зрителей на фильмы другого жанра? Многие ведь подсели на этот «фастфуд», как его называют некоторые кинокритики, и не готовы к «полноценному блюду»?

Взрослые люди готовы. Так что важно четко понимать, какая аудитория представляет для вас интерес. И тут спор мне кажется немного некорректным, надо посмотреть на эту историю в целом. Этот фильм ориентирован на мужскую аудиторию, будем надеться, что женщинам он тоже будет интересен. Выходит, что у нас очень четко определен жанр и сегмент, в котором мы хотим работать, дальше важно выработать стоимость работы — это тоже очень важно, чтобы с экономической точки зрения все получилось. И если все сработает, надо понимать, что у таких картин, как «Джентльмены», длиннее денежный поток — и у этой картины он будет длиться 10-20 лет. Посмотрите, к примеру, результаты фильма «Достать ножи» (к 11 февраля картина пересекла рубеж в $300 млн в мировом прокате. — Forbes) или посмотрите на «Маленьких женщин». Исполнение и реализация идеи — это наше все, и в этом большая разница. И если ты сделаешь все правильно и вложишь правильную сумму денег, тогда все сложится. Еще меня удивляет, что сегодня не существует премиального VOD (video on demand — видео по запросу) окна, театральный прокат держится и не сдает позиции, а значит, там есть деньги. На самом деле деньги сегодня есть в киноиндустрии, их меньше в телевидении.

И все же, когда вы принимаете решение работать над тем или иным фильмом, каким критериям должна соответствовать картина, чтобы вы ей заинтересовались? У нее должен быть необычный угол подачи истории, эта картина должна быть интересна и мужчинам, и женщинам или же должна привлечь в кинотеатр молодых зрителей?

Важно понимать, что мы работаем в очень конкурентной среде и основывать свое решение на том, что твой фильм будет одним из четырех фильмов, у которых будет через два года премьера в пятницу (премьеры в Америке происходят в пятницу, а не в четверг, как в России. — Forbes) Я тут же представляю себе: вот эта пятница, пять часов вечера — и я задаю себе вопрос, а что я сам хочу увидеть? У меня была тяжелая рабочая неделя, хочу ли я после нее смотреть вот этот фильм? Хочу ли я хорошо провести время и повеселиться? И это самое важное время — пятница, конец рабочего дня. Может ли этот фильм соперничать с другими картинами? Сможет ли он не просто соперничать, но выиграть в гонке за зрителя супергеройских фильм? Сможет ли этот фильм найти своего зрителя? И вы абсолютно правы, когда говорите, что фильм ужасов на это способен, что правильной комедии это под силу. Так что я всегда в этот момент думаю о жанре фильма.

Когда вы снимаете фильм, не проскальзывает мысль: «Я хотел бы сыграть в этом фильме»? И есть ли у вас возможность дать самому себе роль?

Возможность есть, но я бы никогда этого не сделал. Это конфликт интересов. Я был актером в свое время — и не очень преуспел в этом деле. Именно поэтому я здесь.

Буквально пару недель назад одна из студий-мейджоров объявила о том, что планирует использовать искусственный интеллект, чтобы выбирать будущие проекты. Используете или планируете ли вы что-то подобное в «Мирамаксе»?

Да, мы пользуемся услугами ИИ-компании, чтобы проанализировать сценарии с помощью алгоритма. Компания проанализировала сценарии за последние 50 лет, разбила все на элементы — и теперь дает свое мнение. Но важно понимать, что эти результаты рождаются после исторического анализа. Вот только если бы история могла предсказывать будущее! Это часть работы с ИИ, которую важно понимать: он может рассказать вам о том, что работало в прошлом!

Но с помощью новых технологии и ИИ легче ориентироваться в киноиндустрии?

Я считаю, что надо пользоваться всеми инструментами, которые вам предоставлены. Почему нет? Меня не смущают данные, мне нравится любая обратная связь, но я сам сконцентрирован на клиенте. Я не верю в гений руководителя, мы своего рода посредники для дарований — и наша работа заключается в том, чтобы найти талантливых людей и привести их на большой экран.

Вы верите в то, что искусственный интеллект может написать сценарий?

Он может дать фрагменты. Если вы занимались программированием, вы понимаете, что в процессе вы упорно и дотошно вносите элементы, а программа в ответ «выплевывает» результаты из серии: вот эта часть «Касабланки» сработала. В определенной степени это может предсказывать будущее. Это в какой-то мере похоже на акции: завтра откроется рынок, что мы предскажем? Что сделает «Тесла»? Посмотрите на «Теслу», могут ли их акции подняться еще выше?

Было ли что-то в «питче» Гая Ричи, когда он рассказывал вам о «Джентльменах», после чего вы сразу сказали, что хотите снять этот фильм?

Это фильм о выкупе, об американце, который прибыл в Великобританию и стал марихуановым королем, а потом захотел стать Джентри и хотел продать свое дело. Что интересно, в Америке марихуана легализована, и наш герой в фильме подчеркивает, что в Великобритании эта легализация не случится в ближайшие годы. Герой Джереми Стронга спрашивает, почему он должен за это платить, если все легализуют через 10 лет, но тем не менее инфраструктура все же нужна.

Что отличает Гая Ричи как режиссера?

Решительность. И еще он обладает умением планировать все наперед. Но вместе с этим есть определенный люфт. Когда группа приходит на съемку, все ее участники точно знают, что они будут делать сегодня. И это дано тем, кто снял, скажем, 10 фильмов, причем больших цифровых фильмов. Надо помнить, что Гай Ричи снял «Аладдина» и «Шерлока Холмса», он технический эксперт высокого уровня, благодаря чему съемочная площадка становится не просто функциональной, но спокойной.

Кадр из фильма «Джентльмены»

Насколько вам сложно было «продать» эту картину в полутораминутном трейлере?

Посмотрите на конкурентную среду. Сегодня такой большой выбор форматов и продуктов, и чуть ли не главным фактором в принятии решения становится вовлеченность зрителей. Вы заинтересованы в просмотре сериала? Я — нет, я знаю, что не потрачу 10-20 часов на просмотр сериала. Но у фильмов есть уникальный дар вовлеченности, по вашей реакции, к примеру, я понимаю, что вы были вовлечены в сюжет «Джентльменов», вы пытались разобраться, что произошло тут и там, следили за развитием героев. Фильм вовлек вас интеллектуально и когнитивно, не давал вам потерять интерес к нити повествования. Мне кажется, что люди, которые ходят в кино, невероятно умны, потому зрители часто на шаг впереди сюжета, и в этом заключается главная сложность при написании сценариев сегодня. И с каждым днем писать их становится все сложнее и сложнее.

Как вы думаете, почему Голливуд стабильно опережает реальность? В голливудских фильмах мы видели афро-американских президентов задолго до того, как это случилось в реальности. Голливудские фильмы в том числе предсказывали и женщину-президента.

В Голливуде больше писателей и сценаристов, чем в любом другом месте. В целом глобальное творческое сообщество мигрирует туда, именно там сегодня лучшие представители индустрии, которые все время подстегивают друг друга идти вперед. И не надо забывать, что продукт выходит через два года, каждый фильм должен выдержать эту «проверку временем». И если фильм создают сейчас, он должен быть актуальным к моменту премьеры в 2022 году, так много времени занимает съемочный процесс и продакшен. С мультипликацией все еще сложнее — там уходит 3-4 года на создание мультфильма.

В своей работе вам часто приходится говорить «нет». Когда не даете зеленый свет проекту, вас потом не мучают угрызения совести?

Знаете, я совершал ошибки, так что должен быть всегда аккуратен. Надо всегда оставлять дверь открытой, оставлять саму возможность. Все может вернуться, и все может измениться. Так субъективность руководителя может стать его кончиной.

Какое будущее ожидает Miramax? Можно ли назвать ваше сотрудничество с Гаем Ричи началом прекрасной дружбы?

Определенно. Мы заканчиваем работу над его вторым фильмом и планируем начать снимать третий. Во втором фильме у нас будет Джейсон Стэтхем, это фильм с вооруженным ограблением. У криминального жанра есть поджанр — фильм-ограбление, и работать тут надо, учитывая все, что предшествовало этому с исторической точки зрения.

Как вы думаете, почему зрителям нравятся криминальные фильмы?

Потому что это есть внутри нас. Всех нас. В этом есть вовлеченность — все мы оказываемся в темном зале кинотеатра, и среди незнакомцев мы познаем новый мир и свою собственную темную сторону. И потом делаем свой выбор.