Гуглдок-активизм: зачем американцы создают анонимные таблицы с зарплатами

Фото Krisztian Bocsi / Bloomberg via Getty Images
Фото Krisztian Bocsi / Bloomberg via Getty Images
Вопрос зарплаты — страшное табу. Сколько стоит написать рекламный текст? Какую зарплату должен получать бариста в кофейне? А руководитель отдела продаж крупной компании? В США на эти вопросы решили ответить сами работники. Анонимные гугл-таблицы, по версии американских СМИ, стали самым мощным инструментом защиты труда в 2019 году

Сколько зарабатывают в Google и как выжить при Трампе

В 2010 году инженер Google Дэн Ауэрбах разослал электронное письмо коллегам. Внутри была ссылка на специально созданный сайт и предложение делиться там информацией о своей должности и зарплате. Это, посчитал Ауэрбах, помогло бы сделать политику оплаты труда прозрачной. Примерно через час после того, как он отправил письмо, Google отрезал доступ к сайту в корпоративной сети.

Пять лет спустя еще один, теперь уже бывший инженер Google, Эрика Бейкер повторила попытку Ауэрбаха. Она придумала Google Salary-Sharing Spreadsheets — гугл-таблицу с зарплатами. Было воскресенье, Эрика и несколько ее коллег не знали, чем заняться, и от скуки решили внести суммы своих зарплат в электронную таблицу. Новость об этом быстро разлетелась по компании. Из более 50 000 сотрудников примерно 2500 оставили информацию о себе, и это, по словам Эрики, «показало некоторые интересные особенности оплаты труда». Коллегам в Google так понравилась идея Бейкер, что они пытались отправить ей ежемесячные бонусы — $150, но руководство не одобрило ни инициативу Эрики, ни желание сотрудников ее отблагодарить.

Тем не менее идея Бейкер стала вирусной. С тех пор аналогичные таблицы использовались для того, чтобы делиться информацией по самым чувствительным и сложным темам: от гендерного неравенства в IT-компаниях и харрасмента до политики Дональда Трампа. В 2016 году активистка Ариэль Федороф создала анонимную гугл-таблицу «Как выжить при Трампе, если ты не правильный богатый белый чувак». Документ разлетелся по социальным сетям, и уже через несколько дней там можно было найти все: от информации по медицинской страховке до советов по цифровой безопасности.

К теме оплаты труда американцы вернулись в 2019 году. В мае музейные работники, художники, писатели, кинематографисты и дизайнеры, вдохновленные разговорами о прозрачности зарплаты в мире искусства, создали свою анонимную гугл-таблицу.  Проект назвали The Arts and Museum Transparency group. Кроме информации о непосредственно деньгах, там предложили делиться наличием льгот, как отпуск по уходу за ребенком, и общими данными — образование, раса, пол — намек на неравенство в оплате труда между мужчинами и женщинами. За первые две недели в электронную таблицу внесли более 2500 записей.

«В нашей сфере разговоры о размере зарплаты были полностью табуированной темой, — написали представители The Arts and Museum Transparency group. — Сначала мы нервничали, проверяли, делаем ли мы что-то незаконное, говоря о своих зарплатах. Но нет, мы делаем все по закону». Согласно «Национальному закону о трудовых отношениях» США (NLRA) работники частного сектора могут говорить о своей заработной плате и других аспектах работы. Закон классифицирует это как «согласованную деятельность» и запрещает работодателям применять какие-либо санкции в отношении работников в ответ на их попытки улучшить условия труда.

Вслед за представителями сферы искусства гугл-таблицу сделали бариста из Филадельфии, журналисты, рекламщики, юристы, работники компании Microsoft  и сотрудники еврейских некоммерческих организаций. Самую масштабную таблицу с зарплатами — Ask A Manager Salary Survey — в апреле 2019 года запустил менеджер Элисон Грин. Он попросил указывать возраст, сферу деятельности, место проживания, опыт работы и любую информацию, которая кажется заполняющему анкету важной. На сегодня данные о себе в таблице оставили почти 34 тысячи человек. 

Анонимно, публично, прозрачно

Новое явление американский демократический мир назвал гуглдок-активизмом. Такие гугл-таблицы появляются как ответ на бездействие властей или корпораций. Они нравятся американцам как раз потому, что анонимные и публичные одновременно. Пользователи могут делиться информацией с широким кругом людей и при этом не боятся быть узнанными, как в случае с твиттером или фейсбуком (впрочем, не надо забывать, что Google знает все). Таблицы достаточно просты в использовании, а редактировать или комментировать файл могут не более 100 человек. Все остальные посетители, включая владельца, если он еще не вошел в документ, блокируются. Тогда файл становится вирусным и практически бесполезным — так было с гугл-таблицей Ариэль Федороф, но это как раз и говорит о важности проблемы и потребности людей высказаться. 

Электронные таблицы с зарплатами — тоже пример гуглдок-активизма. Они подрывают культурный запрет на разговоры про оплату труда, а это в свою очередь в цифрах показывает проблему неравенства между мужчинами и женщинами, людьми разных рас, дискриминацию представителей ЛГБТ-сообщества и просто ситуацию, когда труд людей на схожих позициях оценивается по-разному. Работники сферы искусств, проанализировав свою гугл-таблицу, выявили «один из крупнейших источников неравенства в системе» — неоплачиваемые стажировки. Таблица работников еврейских некоммерческий организацией показала, что, как и во многих других сферах, мужчинам у них платят больше, чем женщинам. А в таблице менеджера Элисона Грина прослеживается позитивное: хорошо оплачиваемую работу можно найти не только в сфере IT и не только в больших городах. Сотрудник по обеспечению безопасности в Лонг-Бич, штат Калифорния, директор по персоналу продуктового магазина в Спокане, штат Вашингтон, и менеджер по маркетингу в Милуоки, штат Висконсин — все они зарабатывают более 96 000 долларов в год.

Электронные таблицы и робкое сопротивление рядовых работников в них — часть растущего трудового сознания среди молодых людей, тех самых, которые все больше разочаровываются в капитализме, считают американцы. Миллениалы задались вопросами, почему запрещено говорить о том, сколько им платят, и кому выгодно это молчание (вспомните руководство Google, которое заблокировала сайт первопроходца Ауэрбаха), создали таблицы и надеются, что анонимный разговор о деньгах в интернете — первый шаг к тому, чтобы спокойно говорить о деньгах в личной беседе с начальником. 

Впрочем, у гуглдок-активизма есть и реальные результаты. Представители The Arts and Museum Transparency group заявили, что знают случаи, когда люди использовали данные таблицы, чтобы договориться с руководством о более справедливой зарплате, и знают руководителей, которые сами пересмотрели шкалы оплаты.  Иногда разница доходила до десятков тысяч долларов. 

Россияне грустят, когда говорят о размере зарплаты

В 2019 году портал SuperJob провел исследование о том, как экономически активные россияне относятся к тайне заработной платы.  29% опрошенных ответили, что размером заработка другого человека интересоваться недопустимо,  41% — что вопросы о зарплате можно задавать выборочно, только некоторым людям, и еще 15% сказали,  что можно интересоваться размером заработка всех близких и друзей.

Есть мнение, что в Советском Союзе, где оплата труда была прозрачной и устанавливалась в соответствии с должностью и стажем, о ее размере говорили откровенно. Однако то же исследование показывает: россияне старше 45 лет чаще других отвечали, что спрашивать, сколько человек зарабатывает, нетактично, даже если это ближайший родственник (36%).

Озвучивая свою зарплату, россияне чаще испытывают отрицательные эмоции (27%), а тех, кого эта сумма радует, всего 9%. Чем ниже заработок, тем больше негативных эмоций испытывают респонденты, и наоборот. Каждый пятый делится сведениями о своих доходах спокойно и без эмоций (20%) и ещё 32% не рассказывают о своей зарплате никому. Superjob делал аналогичное исследование шесть лет назад, тогда таких людей было меньше — 28%

Судя по всему, до момента, когда похожая таблица появится в России и тем более будет иметь хоть какую-нибудь фактическую силу, еще далеко. Во многих сферах у нас платят столько, на сколько договоришься, разброс по зарплатам на схожих позициях в регионах и Москве такой, что лучше не знать, стена молчания о реальных доходах непреодолима и в конце концов для некоторых это просто очень грустная тема.