«Хорошие туфли нельзя носить каждый день». Советы по уходу за дорогой обувью от парижского мастера

Мастер обувного дела Мишель Рабаллан, работающий в бутике John Lobb в Париже, – частый гость в Москве. Обычно он приезжает, чтобы снять мерки в рамках сессий индивидуального изготовления обуви bespoke

Bespoke это изготовление обуви по индивидуальным меркам. Главное отличие от обычного пошива на заказ в том, что обувь bespoke создается по индивидуальным колодкам, которые вытачиваются после снятия мерок. Эта колодка хранится в ателье и используется для изготовления всех последующих пар для клиента бренда. Собеседник Forbes Life Мишель Рабаллан работает со старинной британской маркой John Lobb, чье bespoke-ателье не так давно приобрела группа Hermes. Рабаллан часто снимает мерки самостоятельно и во время таких сессий охотно рассказывает, как ухаживать за обувью ценой €10 000.

Марлен Дитрих как-то сказала, что лучше купить одну пару очень хорошей обуви, чем три пары обычной. Почему это так?

Я, безусловно, согласен с Дитрих. Хотя, конечно, лучше купить три пары хорошей, если есть такая возможность. Надо понимать, что хорошую пару туфель нельзя носить каждый день. Поэтому чередовать три пары — идеальный вариант.

Почему нельзя носить туфли каждый день?

Когда мы носим обувь, нога потеет. Кожа впитывает пот, становится влажной. Чтобы она пришла в нормальное состояние, нужно ставить распорки, сушить туфли, дать им день отдохнуть.

Вы работаете только с мужской обувью? Не чувствуете, что такое ограничение не дает простора для фантазии?

Нет, мы делаем и женскую, но совсем немного, где-то 5% от общего объема производства. И это не туфли на высоком каблуке, а классические ботинки. Да, в некотором смысле мы себя ограничиваем. В том числе и потому, что мужчины вообще не склонны менять обувь и могут носить одну и ту же пару хоть 25 лет, когда женщины так делать не будут. Но John Lobb — это классика, от нас никто не ждет вычурного дизайна.

John Lobb все еще британский бренд или уже мультинациональный?

Название, конечно, все еще британское. Да и готовая коллекция все еще производится в Нортхэмптоне, она сохраняет английский стиль. А вот bespoke-ателье уже принадлежит группе Hermes. Могу сказать, что мы уже идем немного разными путями, и кто знает, что из этого выйдет в итоге.

Но ведь мода сильно изменилась за 150 лет. John Lobb как-то меняется вместе с трендами?

Если говорить об организации производства, то за это время ничего не изменилось. Мы используем ту же кожу, те же инструменты, все так же работаем вручную. Но если взять линейку моделей, которую мы предлагаем сейчас, и сравнить ее с той, которую мы продавали в 1970-е, то легко заметить, что современные ботинки куда более элегантны, а линии более изящные. Визуально они кажутся длиннее — такая мода. А если говорить конкретно про обувь bespoke, то мы, как и раньше, просто делаем то, что клиент от нас хочет.

Почему клиенты выбирают обувь bespoke, хотя этот способ изготовления очень дорог?

Ко мне приходят люди, которые хотят получить что-то уникальное, то, что не найти на полке в бутике. К тому же какого бы высокого качества не была обувь prêt-à-porter, изготовленная под заказ все равно будет лучше и комфортнее — ведь мастер снимает мерки и учитывает все индивидуальные особенности стопы. К тому же у всех разное понимание комфорта — вот вы больше любите свободные ботинки, а я предпочитаю, когда они садятся плотно по стопе, как перчатки.

Важный момент: в XXI веке обеспеченный клиент не может и не любит ждать. Почему все еще находятся люди, которые тратят свое драгоценное время на примерки, а потом ждут свою пару по полгода?

Я не согласен. Люди готовы ждать, когда подойдет их очередь на Ferrari, Rolls-Royce или сумку Hermes. Когда вы точно знаете, что хотите получить, то готовы к ожиданию. И не забывайте, что время относительно. Так ли долго длятся полгода, если понимать, что потом ты будешь носить любимую пару 10 лет, а то и больше? К тому же долго делается только первая пара, а вторая и последующие — в два раза быстрее. Bespoke подразумевает изготовление прототипа, пробной пары, и она нужна лишь в первый раз. Первая пара обуви обойдется вам в €10 000, а каждая последующая — уже €8500.

Некоторые бренды этим пользуются и создают искусственный ажиотаж даже записаться на снятие мерок для bespoke очень сложно. Вы таким не злоупотребляете?

Искусственного ажиотажа мы не создаем, но порой обувь придется и подождать. Надо понимать, что любое ателье имеет ограниченные возможности, где-то работает всего 3-4 человека, и они не могут ускориться. У нас работает 15 мастеров — это довольно немало, и мы можем оперативно реагировать на запросы клиентов.

Не так давно John Lobb выпустил коллекцию бесшовной обуви. В чем ее преимущество перед другими коллекциями?

При ее изготовлении производится большая работа по выбору кож и их подготовке. Поэтому на изготовление одной такой пары уйдет куда больше, чем полгода. Как легко понять из названия, на такой обуви нет никаких швов, что означает иной уровень комфорта.

В наше время все больше вещей можно изготовить на 3D-принтере в Лондоне даже открылся ресторан, где на нем «печатают» все блюда. Видите ли вы в 3D-моделировании угрозу вашей профессии?

Не думаю, что эта технология на нас как-то повлияет. Несмотря на технический прогресс, человек все еще хочет вещи, которые сделаны вручную, а не бездушной машиной. Я надеюсь, что так будет и впредь.

В России клиенты делают такие же заказы, как и за рубежом, или их вкусы отличаются?

Радикальных отличий я не заметил. Безусловно, мы часто получали заказы на более грубую обувь и на ботинки с мехом, но много и элегантной классики.

Вы не первый раз в Москве и близко познакомились с погодой и кашей из снега под ногами зимой. Что вы нам посоветуете, чтобы сберечь ту самую лучшую пару в гардеробе?
Да, знаю, мои российские клиенты часто просят сделать каучуковое покрытие на подошве — в Европе это не такое частое явление. Чтобы сберечь вашу обувь, правила просты. Как я уже говорил — не носите ее каждый день. Один-два раза в месяц делайте полную чистку, наносите защитный крем.

Мишель Рабаллан