«Русские женщины потрясающе выглядят в шляпах». Как дизайнер Филип Трейси украсил головы всей британской знати

Главный шляпник современности Филип Трейси в эксклюзивном интервью Forbes Life  рассказал о том, как превратить шляпу из аксессуара пожилых людей в must have аристократии, звезд шоу-бизнеса и миллениалов
Фото Кэвин Дэвис
Фото Кэвин Дэвис

В этом году королевские скачки Royal Ascot впервые за всю свою 300-летнюю историю прошли в онлайн-формате. Тысячи девушек по всей стране приняли участие во флешмобе под хештегом #Styledwiththank и сфотографировались дома у экранов в нарядных платьях и головных уборах. Почему шляпам не страшна эпидемия, Forbes Life спросил у самого известного шляпника нашего времени, дизайнера Филипа Трейси. 

Филип Трейси — офицер ордена Британской империи и живая легенда мира моды. Уже третье десятилетие эксцентричный ирландец создает головные уборы, за которыми стоят в очереди члены королевской семьи и знаменитости со всего мира. Помимо шляп для собственного бренда, Трейси создает головные уборы для Chanel, Givenchy, Valentino, Versace и других домов моды. Работы дизайнера можно увидеть не только на подиуме и на королевских скачках в Аскоте, но и в фильмах о Гарри Поттере и в сериале «Секс в большом городе». Поймать «безумного шляпника» в его бутике-мастерской в лондонском квартале Белгравия оказалось довольно сложным делом. Несмотря на пандемию, график поездок и показов haute couture Трейси такой же насыщенный, как и всегда.

Филип, почему шляпы сохраняют свою востребованность и в XXI веке, и в пандемию, и в домашней изоляции?

Шляпа – это положительный символ, идеальный гламурный аксессуар, синоним красоты и элегантности, который существует вне времени. Люди испокон веков стремились себя улучшить, приукрасить каждую часть тела, голова не исключение, так что «магию» шляпы не стоит недооценивать. Когда вы видите человека в первый раз, то сразу обращаете внимание не на его палец, руку или фигуру — вы встречаете его лицо. Одно из предназначений шляпы — в изменении пропорций лица. Можно сказать, что шляпа — этот аксессуар — своего рода косметическая хирургия, только более дешевая и менее болезненная.

Однако самое важное, что шляпа выступает как показатель вкуса, который невозможно не отметить. Кроме того, человек в шляпе априори выглядит интереснее и загадочнее. Хороший головной убор будоражит окружающих и заставляет вас чувствовать себя на миллион долларов. Ореол притягательности и желанности — верный спутник любителей шляп.

Как изменились шляпы за последние 30 лет?

Изменились не столько сами шляпы, сколько отношение к ним. Помню, как в 1980-е годы в  Королевском колледже искусств другие студенты cпрашивали у меня, как у  слабоумного: «Почему ты хочешь создавать именно шляпы? Их же носят только старушки». Действительно, 30-40 лет назад шляпа всерьез считалась рудиментом уходящей эпохи. С тех пор ее восприятие стало иным. И это суть того, что так привлекает меня в моде: вещи меняются все время. Что было старомодно, становится остромодно. Cегодня человек носит шляпу, чтобы чувствовать себя хорошо и заявить о том, кто он есть. Шляпа стала частью визуального языка моды, средством выражения индивидуальности. С помощью шляпы люди показывают, что стали уверенными в себе. Можно сказать, что мои изделия предназначены для мятежников и бунтарей всего мира. Что мне, конечно, очень нравится.

Однажды вы сказали, что не сидели бы здесь сегодня без поддержки британской монархии. Вы действительно верите, что если бы королева не носила шляпы, то ваша карьера сложилась бы иначе?

Елизавета II и вся семья Виндзор никогда не дадут нам забыть, что носить шляпы — это стильно. Благодаря им шляпы сохранились в воображении людей во всем мире.  Шляпа — часть английской культуры, часть языка, а искусство носить шляпу — составляющая стиля жизни в Великобритании. Здесь есть много возможностей и поводов носить головные уборы. Например, на таких мероприятиях, как королевский турнир в Аскоте и королевские вечеринки в саду, нужно обязательно носить «корону» на голове. Но я работаю над глобальным изменением отношения людей к шляпам и за пределами Великобритании. У нас уже есть международная аудитория, которую шляпы привлекают своей эстетикой.

Однако шляпы до сих пор считаются чем-то элитарным и доступным только аристократии.

Шляпы предназначены для всех. У каждого есть право выглядеть великолепно.

Bruce Weber
Bruce Weber

Миллениалы покупают шляпы?

Миллениалы любят шляпы. Они — будущее шляп. Раньше костяк покупательниц составляли более зрелые женщины, молодежи почти не было. Сейчас девушки все больше интересуются головными уборами. Возможно, это связано еще и с тем, что их родители, наоборот, шляпы толком не носили.

Вы неоднократно отмечали, что вы дизайнер шляп, не модистка и не модист. Потому что модисткой в XVIII веке называли того, кто украшал платья и шляпы в стиле Марии-Антуанетты. Меняется ли само ремесло шляпника? Коснулся ли научно-технический прогресс вашей работы?

Нет. Все операции по изготовлению головных уборов по-прежнему выполняются ручным способом, дизайн шляп — творческий процесс, который по сути заключается в создании всего из ничего. Вы начинаете с двухмерного плоского материала и превращаете его в трехмерные творения. Люди, заходя ко мне в мастерскую, часто удивляются: «Где машинки?», на что я им отвечаю: «Они не нужны, вот мои руки». Если бы я был модельером одежды, то просто набросал бы эскиз костюма на бумаге, а портной бы воплотил образ в ткани. В шляпах же роль кутюрье всеобъемлюща. Ни один компьютер не сможет оценить эстетический баланс и наиболее гармоничное положение пера на шляпе. Работа отнимает много времени, но награда велика, ведь в каждом творении остается частичка меня.

Шляпа начинается как рисунок, я сделаю прототип из легкого гибкого материала под названием sparterie (изготовлен из плетеных ивовых полосок на марлевой основе. – Forbes Life). Эскиз отправляется в Париж к мастеру-модельщику, который готовит на основе моих чертежей своеобразную болванку, деревянную или отлитую из металла колодку. (В моей мастерской хранится целая библиотека таких форм.) Когда колодка приобретает необходимый вид, для создания формы шляпы ее отправляют на натяжку материала, где уже появляются узнаваемые черты будущего головного убора. Существует два различных способа изготовления шляпы: вручную на деревянной пресс-форме: чтобы сделать будущую шляпу без обрезки по данному методу, одному человеку может потребоваться до трех дней. Другой вариант – изделие на металлическом блоке, когда форма может быть отштампована за считаные минуты. Далее все шляпы вручную сшиваются и обрабатываются моими высококвалифицированными модистками в Лондоне. Процесс занимает от одного дня до месяца или даже года в зависимости от шляпы.

Сколько человек у вас в команде?

Восемь.

Сколько всего шляп создала ваша  мастерская?

Я никогда их не считал.

Какую из своих работ вы считаете самой сложной и дорогой?

«Далянь XVII века», или «Шляпа-Плывущий корабль». Я видел старинные изображения кораблей в женских прическах эпохи рококо. Воссоздать нечто подобное было моей мечтой. Идея шляпы почерпнута из книги Оливье Бернье «Удовольствие и привилегия». В главе под названием «Закон моды о жизни во Франции в 1750-х годах» описывался адмирал британского флота Д'Эстен, проигравший знаменитое сражение французскому флоту. В честь праздника парижанки носили корабли в волосах, и меня заинтересовали эмоции, связанные с этим. Шляпа сделана из атласа и стержня пера. Паруса — это перья райских птиц.

Kai Cem Narin
Kai Cem Narin

Одна из самых обсуждаемых в интернете шляп — головной убор принцессы Беатрис, который вы создали для нее к свадьбе принца Уильяма и Кэтрин. Позднее шляпа была продана на аукционе за $131 000, а средняя цена головного убора работы Филипа Трейси составляет $1500. Какая самая дешевая шляпа в вашем магазине?

Бейсболка. Я не верю в элитарность моды. Я стараюсь сделать шляпы доступными для любой социальной группы: от приверженцев молодежной моды до желающих получить аксессуар от-кутюр для скачек.

Как вы узнаете, какая шляпа подходит конкретному человеку?

Есть только рекомендации, которым нужно следовать, но никогда не правила... у каждого человека собственное представление о том, какая шляпа правильная. Самое главное, чувствует ли себя человек уверенным в головном уборе, улыбается ли он, когда видит себя в зеркале? Видишь ли ты блеск в глазах клиента?

Шляпы от-кутюр я всегда разрабатываю под конкретного заказчика, чтобы они соответствовали его лицу и индивидуальности. Я смотрю на наших клиентов и на их индивидуальность. Моя цель — заставить человека почувствовать себя миллионером. В этом весь смысл того, почему люди носят одежду: чтобы выглядеть лучше.

Мужчины уже привыкли носить розовые футболки и яркие шорты. Когда они начнут носить шляпы?

Они уже их носят. Многие из моих клиентов мужского пола отлично смотрятся в шляпах.

Вы много раз говорили, что хотели бы сделать шляпу для Мэрилин Монро. Кто еще входит в ваш список самых желанных клиентов?

Думаю, Марлен Дитрих была бы невероятно хороша в шляпе. Для ирландского отеля G, который я оформлял, я даже купил фотографию актрисы с автографом. Марлен также принадлежат очень близкие мне по духу слова: «Гламур — то, что я продаю, это мой ходовой товар». Точнее и не скажешь.

DR
DR

Продолжая разговор о клиентах, из каких стран большинство покупателей шляп Филипа Трейси?

В нашем магазине можно встретить людей со всего мира. Большинство клиентов, помимо Великобритании, являются выходцами из США, Ирландии, Японии, России, Испании, Австралии и Катара.

Кстати, русские женщины потрясающе выглядят в шляпах. У них есть уверенность, они не боятся шляп и знают, что им идет больше всего.

Ювелиры Garrard говорят, что почти каждая богатая китайская и азиатская невеста мечтает о бриллиантовой диадеме. А шляпы им нужны?

А почему нет? Моя помощница говорит, что мы продаем мечту, предлагаем людям вещи, которые на самом деле никому не нужны, но при этом ими хочется обладать. Мы все нуждаемся в красивых аксессуарах, которые дарят нам хорошее настроение: будь-то бриллиантовая диадема или шляпа! Эти вещи являются пряностью жизни и напоминают нам о сущности удовольствия и красоты.

Как вы думаете, повлияет ли пандемия на моду на головные уборы?

Я думаю, что пока у людей есть голова на плечах, всегда будут и шляпы.