«Онлайн нас достал, и нет сил рассматривать в нем будущее»: что ждет креативные индустрии в ближайшее время

Фото Getty Images
Фото Getty Images
Взлет видеоигр, перспективы онлайн-корпоративов, поиск нового зрителя, театр и концерты, по которым все соскучились, — Forbes Life спросил лидеров индустрий современного искусства, кино, музыки, театра и компьютерных игр, что происходит в креативном секторе экономики и чего теперь хочет их аудитория

До пандемии объем рынка креативных индустрий оценивался в 3 трлн рублей (по данным агентства «Интермедиа» на 2019 год). По прогнозам Аналитического центра при Правительстве РФ, доля креативных индустрий в ВВП страны к 2025 году должна увеличиться с 0,5% до 8,5%, однако, учитывая влияние пандемии на сектор креативной экономики, этот сценарий будет сильно скорректирован — за эту весну и лето «на каникулах» креативный сектор потерял 120-150 млрд рублей (по оценке Российского союза промышленников и предпринимателей). 

Что изменилось в креативных индустриях в 2020 году, чего ожидать в следующие пару лет и как изменятся привычки аудитории? Об этом директор университета креативных индустрий Екатерина Черкес-заде специально для ForbesLife поговорила с представителями индустрий современного искусства, кино, музыки, театра и игровой разработки.

Музыка

Александр Блинов, генеральный директор Warner Music Russia

Музыкальная индустрия оказалась в числе наиболее пострадавших в связи с запретом на концертную деятельность, но при этом проявила креативность в том, чтобы внедрить новые подходы и технологии для компенсации ущерба. Артисты были активны в соцсетях и на онлайн-шоу, тестировали новые форматы концертов, такие как шоу в видеоиграх и на автомобильных парковках.

Мы не думаем, что привычки аудитории в потреблении музыкального контента радикально изменятся. Ведь именно эта аудитория всегда отличалась прогрессивным потребительским поведением с использованием новейших технологий. Так, к началу пандемии доля онлайн-стриминга занимала больший объем, чем остальные способы прослушивания музыки, — и эта тенденция будет только усиливаться. Мы видим, что растет доля прослушивания музыки на домашних устройствах, прежде всего умных колонках, и ожидаем, что этот тренд будет продолжаться.

Надежда Бойчевски, глава A&R ONErpm, продюсер

Если говорить о стриминге, то в первые недели мы наблюдали скачок из-за домашней изоляции людей, обманчивого ощущения выходного дня и освободившегося времени на развлечения. Постепенно показатели выровнялись и пришли почти к допандемическим отметкам. Артисты немного усилили свое присутствие в «цифре» за счет отсутствия концертов. Но рынок звукозаписи и издания не может мгновенно перестроиться, так что сейчас все возвращается на круги своя, и уже к осени мы увидим закономерность выпуска, когда релиз будет идти в паре к туру или живому выступлению.

Ни одна компания не перейдет в формат онлайн-корпоративов, и никто не решит, что свадьбу можно вести и через мессенджер

Не думаю, что привычки аудитории изменятся кардинально и мы увидим то, чего ранее никогда не было. Конечно, аудитория скучает по офлайн-мероприятиям. Ни одно выступление онлайн никогда не заменит живого концерта. Ни одна компания не перейдет в формат онлайн-корпоративов, и никто не решит, что день рождения или свадьбу можно провести через мессенджер. При этом именно корпоративные мероприятия выйдут из изоляции первыми, ввиду закрытости, а значит, группы и шоумены смогут вернуться к заработку «живых» денег раньше артистов, зарабатывающих на фестивалях и билетных концертах. Последним, особенно если они не успели наработать массив лояльной аудитории, будет сложнее всего до отмены всех ограничительных мер. Но и после них придется подождать, пока отыграют все перенесенные и заранее запланированные, предоплаченные мероприятия с большой аудиторией и именем. Для них сейчас стриминг и работа на диджитал-площадках будет единственным прогнозируемым источником доходов.

Театр

Екатерина Троепольская, драматург, директор Мастерской Брусникина

Мы закрыты уже три месяца, и конца этому не видно. Считается, что все театры сейчас в отпуске, а осенью разберемся по ситуации. Но для нас, для Мастерской Брусникина, ситуация давно настолько нереальная, что мы познали дзен. В обычной жизни у нас около 25 спектаклей в месяц, и нет никакого отпуска, мы играем зимой и летом. Мы ведь независимый театр, государство нам не платит зарплату, наш доход — это проданные билеты. Еще мы НКО, то есть некоммерческие, и поэтому не попадаем под действие большинства карантинных мер помощи. У нас больше пятидесяти человек в штате, и мы друг друга не бросили. Нас поддержали меценаты, и зрители подкинули нам донатов. Но, кажется, этот ресурс исчерпан. 

В театр не побегут, как на летние веранды. И все-таки зритель скучает по нам

Мы чуть ли не первыми нырнули в онлайн — запустили Brus Home Fest и ежедневно развлекались месяца два. Онлайн нас достал, и нет сил рассматривать в нем будущее. Но все же нам удалось выпустить несколько духоподъемных проектов: южные инстаграм-концерты Джавида впервые вышли у нас, поэтический вербатим в рамках акции #помогиврачам, читки с театром «Практика» и, конечно, наш хит — спектакль «Небо» во вселенной Sims4 режиссера Эмилии Кивелевич. В чем-то нам легче — у нас никогда не было своего помещения, и нас кормят ноги. Ноги у нас молодые. 

Прогнозировать будущие привычки очень трудно. Конечно, в театр не побегут, как на летние веранды. И все-таки зритель скучает по нам. Если нам дадут играть в наших небольших залах без убыточной рассадки, думаю, наша публика к нам придет. Конечно, мы все стали беднее, театру придется быть демократичнее в ценообразовании. Но по-человечески это радует меня. Хорошо бы только все были здоровы. 

Федор Елютин, театральный продюсер, основатель «Импресарио»

Театральная отрасль одной из первых почувствовала на себе влияние пандемии, потому что нам всем запретили собираться вместе. А, как вы знаете, театр — это чаще всего какое-то совместное переживание, бывает, конечно, и один на один, но в массе своей люди собираются и вместе что-то переживают. Поэтому до конца года, думаю, ничего не будет, будут ограниченные варианты, полумеры. Дай бог, в следующем году мы вернемся к каким-то нормальным форматам, которые мы придумали, к которым мы привыкли, мы все этого ждем. А пока этого нет, будем упражняться в онлайн-форматах, в форматах для одного-двух человек, делать какие-то домашние спектакли, уличные, обязательно интерактивные, потому что самое интересное в театре — это когда люди что-то делают сами. Не просто наблюдают со стороны, а участвуют в процессе. Пандемия открыла для нас такие инструменты, как онлайн-театр. Мы их изучаем и уже какую-то экспертность в этом имеем, учимся каждый день чему-то новому и за это благодарны пандемии. 

Кино

Илья Неретин, член Академии Российского телевидения и Международной телевизионной академии «Эмми», генеральный продюсер «Рекун-синема»

Весной киноиндустрия встала, причем встала во всех проявлениях: остановилось производство, кинопоказ. Культура — это то, что финансируется в последнюю очередь, и сейчас, когда будет происходить выход из этого кризиса, основные потоки пройдут мимо кино.

Новые кинорелизы будут стараться уйти подальше к осени, когда уже окончательно все образуется. Изменятся ли привычки аудитории? Думаю, нет, потому что на сегодняшний день [полностью] уйти в онлайн-кинотеатры, по-моему, не получится — у всех платформ, которые могли бы претендовать на перетягивание внимания аудитории, гораздо больше красивых слов об их будущих планах, чем конкретных релизов. Релизов, особенно удачных, мало, их не хватает для того, чтобы изменить привычку ходить компанией в кинотеатр. Все равно домашнее смотрение останется примерно на том же уровне, именно учитывая отсутствие контента, несмотря на развитие так называемых новых жанров. Веб-сериал — это не новый жанр, это просто более короткий сериал, он делается точно так же. Все равно и этого контента катастрофически не хватает, чтобы полностью поменять предпочтения аудитории.

Мария Ситковская, директор Московской школы кино

Большинство съемок с середины марта было прервано или перенесено. Но, несмотря на все возникшие сложности, потребность в контенте со стороны аудитории не снизилась, как и желание работников кино его создавать. Кто-то смог продолжить работу над проектами дистанционно, кто-то решил развивать новые жанры, такие как screenlife, а для кого-то, например для индустрии анимации, переход на самоизоляцию прошел сравнительно легко: многие художники-аниматоры работали удаленно еще до возникновения пандемии. 

Полного возвращения зрителей в кинотеатры можно ожидать только через год-два после снятия ограничений

С самыми серьезными последствиями столкнутся кинотеатры. По разным оценкам, полного возвращения зрителей можно ожидать только через год-два после снятия ограничений. В профессиональном сообществе ожидают безвозвратные изменения в киноиндустрии: популярность онлайн-кинотеатров в условиях самоизоляции существенно выросла, что может навсегда изменить привычки аудитории. Тем не менее, прогнозировать сейчас что-то сложно, у нас есть один-единственный опыт пандемии в истории кино: испанка 1918 года. Тогда эксперты называли закрытие кинотеатров «началом конца», но мы свидетели того, что кино живет и через сто лет после кризиса. С другой стороны, есть пример VHS-бума 1980-х. Тогда популярность домашнего просмотра фильмов стремительно выросла, и произошел очередной отток зрителей из кинотеатров. Но видео просто стало еще одной креативной площадкой для появления новых имен — те годы воспитали аудиторию, которая в скором времени захотела смотреть фильмы условных Квентина Тарантино и Тони Скотта в кинотеатрах. 

Современное искусство

Михаил Левин, художник, директор Moscow School of Contemporary Art

Из-за пандемии очень много выставок, ярмарок и фестивалей пришлось перенести или даже отменить. Многие поменяли формат и переосмыслили подход к презентации и контекстуализации искусства, то есть совершенно иначе стали формулировать посыл и взаимодействие со зрителем. Есть ощущение, что произошло некое обнуление, и теперь заново будут формироваться принципы работы в области современного искусства. 

Возможно, зритель станет чуть ближе к тому, что раньше казалось непонятным и странным

Сейчас мы можем наблюдать множество примеров безусловно интересных проектов в онлайне, но многие, наверное, согласятся, что все эти проекты не могут заменить опыт реального и живого соприкосновения с искусством. Я считаю, что мы сможем использовать нынешний опыт и при помощи различных онлайн-технологий обогатить реальное восприятие и взаимодействие с искусством. Теперь аудитория будет более остро воспринимать живое столкновение с произведениями художников и в целом больше ценить и вдохновляться творческими высказываниями. Это приведет к более вдумчивому отношению и понимаю современного искусства, и, возможно, зритель станет чуть ближе к тому, что раньше казалось непонятным и странным.

Алиса Прудникова, Комиссар Уральской индустриальной биеннале 

Интересным эффектом кризиса стала «новая близость», когда главные мэтры находятся у вас в ленте инстаграма или в открытом зуме, куда можно прийти со своими вопросами. Для профессионального круга сложилась продуктивная и открытая ситуация. 

Новый вызов для нашей сферы — это вопрос доверия к институциям и восстановления прежних привычек восприятия искусства. Наш опыт станет более персональным, еще долгое время не будет коллективных экскурсий или медиаций. Санитарные требования так или иначе будут вторгаться в привычную навигацию по музеям. Но временные проекты, такие как биеннале современного искусства, получат возможность тотального эксперимента с аудиторией. 

Если опираться на то, что пандемия перенесла нас в цифровое измерение, то важно придумывать стратегии работы с людьми именно там. Культурное производство должно стать еще более комплексным, учитывая это измерение как новую норму. И еще важно понимать, что на долгое время мы получим новое понимание глобального мира: тот интернациональный зритель, с которым вели внутренний диалог все большие международные биеннале, сегодня «сжался» до горожанина или по крайней мере гражданина твоей страны, который не боится путешествовать. 

Игровая индустрия

Ярополк Раш, ex-Publishing Director в Wargaming, директор Школы игровой разработки Scream School

Во время карантинов видеоигры выросли на десятки процентов как по продажам, так и по времени, которое люди в них проводят. Всемирная Организация Здравоохранения даже включала игры в перечень рекомендованных занятий во время изоляции.

Никто не доказал, что игру уровня Call of Duty можно произвести распределенной командой в режиме работы из дома

На средней и долгой дистанции кризис, вызванный коронавирусом, повлияет на две вещи: количество денег у пользователя (игрока) и способность разработчиков и издателей поставлять новые игры. Кризис еще только-только начинается, он продлится несколько лет и, с большой вероятностью, снизит доходы большинства людей. Играть они, конечно, не перестанут, но могут стать заметно более избирательными в своих тратах. Дальше мы ступаем на территорию спекуляций, но гипотетически это может на время снизить средний чек во free-to-play играх или заставить любителей премиум-игр сначала дожидаться отзывов от других игроков, а значит, меньше покупать в период предварительных заказов и в первые дни релиза, дожидаясь распродаж. 

Никто еще не доказал, что игру уровня Call of Duty можно произвести распределенной командой в режиме работы из дома. Так что тут, как и в кино, проекты в завершающих стадиях пока еще будут как-то выходить, а в конце 2020-го и в 2021 году мы можем получить некоторое затишье в мире ААА игр, обусловленное тем, что в 2020-м люди не могли работать с привычной скоростью или вообще не начинали новых проектов, дожидаясь окончания периода изоляции.

Михаил Дадаев, CG artist, основатель FSTR Tech, ex-production director в SILA SVETA

У тех, кто не на словах, а на деле строил культуру удаленной работы и оптимизировал пайплайны, сейчас все более-менее хорошо. У остальных — хуже, так как сейчас выстраивать процессы максимально больно и дорого. Но в целом, конечно, состояние индустрии игр нормальное, особенно если сравнивать его со смежными индустриями развлечений — те пострадали куда больше.

Нашей студии чуть больше полутора лет, и положительную динамику в период пандемии я списываю на эффект низкой базы на старте. Но, конечно же, мы с оптимизмом смотрим вперед, не забывая поглядывать по сторонам в поисках дополнительных возможностей.

Каким будет будущее индустрии? Оно уже наступило. Ограничения полностью не будут сняты еще несколько лет. Индустрии уже пришлось с этим считаться, и я думаю, что основная масса глобальных изменений наступит тогда, когда к большинству придет понимание, что ограничения не закончатся осенью или даже в конце года.