«Важно, что художники живы и готовы работать». Меценат Наталия Опалева — о том, что можно будет увидеть на «Архстоянии» в 2020 году

Фото DR
Фото DR
Продюсер фестиваля Юлия Бычкова и меценат Наталия Опалева рассказывают о том, что они создали в этом году в Калужской области на фестивале ландшафтных объектов «Архстояние», который стартует уже сегодня

Темой фестиваля, который пройдет уже в 15-й раз, стала «Лень». Состояние, родственное Николе-Ленивцу географически и смыслово. По легенде, своим нынешним названием древнее поселение Никола-Ленивец обязано сражением на реке Угре в канун дня святого Николая. Обрадованные бегством противника, враги расслабились, «обленились» и принялись пировать. На рассвете их разгромили русские дружины. С тех пор, по преданиям, поселение носит имя Николы, в честь Николая Чудотворца, и Ленивца, в память о непростой победе. Как уверяют организаторы фестиваля, художник Николай Полисский, продюсер Юлия Бычкова, куратор Антон Кочуркин, само место традиционно располагает к лени и праздности.

С 2006 года в Николе-Ленивце был создан 101 арт-объект, участие в фестивале приняли более 150 авторов. Сейчас на территории Николы-Ленивца расположены 33 объекта, включая внефестивальные объекты Николая Полисского. Одно из главных открытий этого года — «Красный лес» нонкомформиста Игоря Шелковского. Работы Шелковского есть в коллекциях Третьяковской галереи, Русского музея, парижского Центра Жоржа Помпиду, в кельнском Фонде Людвига, в Музее AZ, и только впервые Шелковский реализует свою идею вне стен, на природе. 

О том, как создавался «Красный лес», рассказывают меценат проекта, создатель музея AZ Наталия Опалева и продюсер фестиваля Юлия Бычкова. 

«Мы очень долго собирались, — говорит о сотрудничестве с «Архстоянием» Наталия Опалева. — Мы часто говорили о том, что надо сделать совместный проект, но никак не могли нащупать тему. А вот когда Юлия предложила нам поддержать создание объекта Игоря Шелковского, все встало на свои места. Это наша тема. Художник, которого я очень люблю, который есть в коллекции музея, работы которого сейчас находятся на выставке «Выбор Костаки», много лет назад Георгий Дионисович Костаки купил ее в мастерской у Игоря Шелковского. Поэтому, конечно, мы с радостью поддержали самого замечательного художника и скульптора Игоря Сергеевича и наконец-то реализовали наше желание сотрудничать».

Юлия Бычкова: Я думаю, что и «Архстояние», и Музей AZ — это проекты с созвучными идеями. По сути, мы работаем над формированием большого культурного капитала нашей страны.

Наталия Опалева: Насколько я знаю, у вас есть идея развития пространства, посвященного художникам-шестидесятникам. И проект Игоря Шелковского в данном случае не единичная инициатива. У нас в коллекции есть работы Франсиско Инфанте, который тоже создает объекты на природе. Думаете ли вы пригласить Инфанте? 

Юлия Бычкова: Действительно, мы думаем об этом. Интерес к эпохе шестидесятых, на мой взгляд, недостаточно раскрыт вообще в нашей стране. А это период, в котором представлены большие художники, очень богатый, очень русский по сути и в то же время очень современный. Поэтому, конечно, мы хотим заложить традицию работать с представителями этого периода. Заказывать объекты и Франсиско Инфанте, и Игорю Макаревичу. 

Наталия Опалева: Важно, что художники живы-здоровы и готовы работать! Они уже добились признания, но тем не менее продолжают участвовать в выставках, делают работы, объекты, о них говорят, пишут статьи. Это очень важно для художника, мне кажется, при жизни получить признание, увидеть восторг публики. 

Юлия Бычкова: Нам было радостно работать с Шелковским. Оказалось, что идея, с которой мы пришли к художнику, давно у него была готова, что называется, лежала на поверхности: создать большую вещь, скульптуру и поставить ее надолго в публичном месте. До этого самая большая скульптура Шелковского, созданная во Франции, — четыре метра высотой. Игорь Сергеевич шутил, что у него мастерская высотой четыре метра, поэтому он достиг своего потолка. 

И когда Шелковский приезжал в Николу-Ленивец на авторский надзор, он был скован, сдержан в движениях, но эмоционально весь светился, будто бы хлопал в ладоши. 

Наталия Опалева: Сначала был создан макет, он сейчас у нас в коллекции. А объект, построенный в Николе-Ленивце, уже останется там навечно. 

Игорь Шелковский
Игорь Шелковский

Юлия Бычкова: Территория ландшафтного парка — 650 га. Это уже, по сути, город, живущий по своим законам, со своей инфраструктурой. Пара лет назад у нас была задача связать между собой несколько территорий, несколько полян. Путь к ним проходит через болото. И архитектор, художник получают ТЗ построить мост через болото, договориться с бобрами. Шелковский, когда приехал к нам в первый раз, выбрал для своей работы этот овраг, где идет переход старого парка в новый. Он использовал свою старую идею, из загашника. Но в результате работы с архитекторами получилась уже новая структура — 16-метровый мост. По традиции все объекты на фестивале презентуют режиссеры. В этом году мы пригласили Юру Квятковского, мы с ним уже работали два года назад. Он создал премьерные показы перформансов для каждого объекта. Для «Красного леса» Игоря Шелковского будет 40-минутный спектакль «Переходный период».  

Когда Игорь приехал, его больше всего волновал вопрос вечности. Он ходил, все щупал, чуть ли не облизывал, говорил, что вот это вот как бы не вечно, а это вечно, и как же так. У нас была задача сделать максимально прочно. Мы выбрали клееный брус разного сечения, из хвойных пород деревьев. Плюс металлические опоры, бетонный фундамент. Так что, я думаю, что лет 10 мы точно можем не трогать этот объект, он прочно стоит и в лесу, в хорошо продуваемом овраге, где влажность скапливается только в межсезонье. 

Наталия Опалева: Лет 10 до первого ремонта? Вообще, лет сто простоит, я думаю.