Шпион, который всех покорил: ушел из жизни сэр Шон Коннери

Кадр из фильма «007: Доктор Ноу»
Кадр из фильма «007: Доктор Ноу»
31 октября, на 91-м году жизни скончался сэр Шон Коннери, знаменитый шотландский актер, рыцарь-бакалавр Британской Короны и обладатель ордена Почетного легиона. Каким нам запомнится «первый Джеймс Бонд в истории кинематографа» — в материале Forbes Life

Томас Шон Коннери (полное имя актера) родился 25 августа 1930 года в Эдинбурге, в небогатой семье уборщицы и водителя грузовика. В 13 лет, чтобы заработать на хлеб, ушел из школы и начал работать: был молочником, помощником мясника и даже гробовщиком — впоследствии он говорил, что был «не в восторге от этой работы». В 1946 году отправился служить на флот, заключив контракт на семь лет, но уже через два был комиссован из-за язвы желудка. Чтобы заработать на жизнь, продолжал работать на разных должностях, параллельно занимаясь бодибилдингом. Крепкий и статный молодой человек быстро привлек внимание публики — сперва он начал подрабатывать натурщиком, даже участвовал в конкурсе «Мистер Вселенная». В дальнейшем спорт он не забросил, но в профессиональный бодибилдинг больше не совался — его смутило, что чаще всего призовые места доставались спортсменам из США. Забавно, что впоследствии одним из его тренеров стал американец Стивен Сигал.

В поисках заработков 21-летний Коннери устроился в Королевский театр — начал с работника за кулисами, а через два года, в 1953-м стал исполнителем главной роли в постановке популярного мюзикла «Юг Тихого океана». Оттуда же пошли подработки на телевидении и в кино — с 1954 по 1957 год он сыграл несколько второстепенных ролей, в 1958 и 1959 году получил две главных роли, в том числе в диснеевском фэнтези «Дарби О'Гилл и маленький народ». Примерно в то же время, на съемках фильма «Другое место, другое время» он познакомился с американской актрисой Ланой Тернер, которая тогда водила роман с Джонни Стомпанато, бодигардом знаменитого гангстера Микки Коэна. Возревновавший бандит пришел прямо на съемочную площадку и наставил на дерзкого актера пистолет, но Шон умело обезвредил соперника и вывел его из павильона. Уже тогда всем было понятно, что Коннери парень не промах.

Шотландский акцент, от которого Коннери упорно не желал избавляться, элегантная походка и харизма склонили чашу весов в его сторону. Итог — лучший образ Агента 007 в истории

В 1961 году жена продюсера Альберта Брокколи посоветовала посмотреть супругу «Анну Каренину», где Коннери играл роль молодого Вронского — Брокколи в то время как раз искал актера на роль агента британской разведки Джеймса Бонда в фильм «Доктор Ноу» по мотивам популярных шпионских романов Яна Флеминга. Поначалу Коннери не понравился ни Брокколи, ни Флемингу. Но в итоге шотландский акцент Коннери, от которого тот упорно не желал избавляться, элегантная походка и харизма склонили чашу весов в его сторону. Итог — лучший образ Агента 007 в истории по мнению зрителей по сей день. 

Перед чарами обаятельного актера не мог устоять никто — зато роль Бонда быстро надоела самому Коннери, который мечтал быть более разноплановым актером. Тем не менее, в этом амплуа он появился на публике аж семь раз, причем в 1971 году вернулся в фильме «Бриллианты навсегда», сменив не пришедшегося по вкусу публике Джорджа Лэзенби.

В перерывах между «бондианой» Коннери снимался в куда более серьезных, по его мнению, ролях. В 1964 году сыграл в триллере Альфреда Хичкока «Марни», изобразив на экране сугубо отрицательного персонажа — расчетливого шантажиста Марка Ратлэнда, абьюзящего психически не очень здоровую девушку. Мужественная внешность привлекала режиссеров, чтобы звать его в военные картины —«Самый длинный день», «Холм» и «Мост слишком далеко» Ричарда Аттенборо. 

Интеллектуальный багаж позволял Коннери исполнять роли широкого диапазона — например, гениального вора Дюка в фильме-ограблении «Магнитные ленты Андерсона» Сидни Люмета, который до этого работал с Шоном над «Холмом». А также «Оскорблением» 1972 года, где Коннери сыграл полицейского-идеалиста — эта роль считается одной из лучших в карьере актера. Ну и, конечно, Люмет позвал любимого артиста в «Убийство в Восточном экспрессе» на роль зловещего генерала Арбэтнота и в «Семейное дело», где Коннери сыграл патриарха семейства талантливых аферистов.

«Известный больше, чем Иуда, живое порожденье Голливуда, артист Джеймс Бонд, шпион, агент ноль семь» — пел Владимир Высоцкий о Шоне Коннери

В «бондовском» этапе карьеры (до выхода в 1983 году «Никогда не говори никогда») также стоит отдельно отметить две роли. Первая — знаменитый исследователь Арктики Руаль Амундсен в приключенческой картине «Красная палатка» Михаила Калатозова, на съемках которого сэр Шон впервые побывал в СССР. И очень удивился, что там не было толп фанатов, бегущих ему навстречу — здесь фильмы о Бонде были «капиталистической гадостью» (особенно из-за картины «Из России с любовью»), и их никто не смотрел до самого развала Союза. Впоследствии Владимир Высоцкий даже сочинил песню, в которой иронично охарактеризовал его так — «известный больше, чем Иуда, живое порожденье Голливуда, артист Джеймс Бонд, шпион, агент ноль семь». Вторая — одна из самых необычных в фильмографии Коннери: троглодит Зед в странной фантастической постапокалиптике «Зардоз», который до поры до времени насиловал женщин и вообще творил беспредел, но с посещением библиотеки стал интеллектуалом и превратился в символ сопротивления угнетенного народа в антиутопичном мире под названием Вортекс. На съемках Коннери расхаживал в ботфортах с высоким голенищем и красных трусах, носил косу и общался с летающей каменной головой. Проще посмотреть, чем объяснять.

Уступив роль Бонда Роджеру Муру, Коннери продолжал активно сниматься, примеряя на себя все новые амплуа — в 1986 году сыграл весельчака-наставника главного героя в фильме «Горец», однозначно затмив собой мрачного зануду Коннора Маклауда в исполнении Кристофера Ламберта. А 1988 год принес ему сразу две премии — «Золотой глобус» (уже второй в карьере) и «Оскар» за лучшую роль второго плана в фильме «Неприкасаемые» Брайана Де Пальмы, где он сыграл матерого полицейского Джима Мэлоуна, мечтающего засадить за решетку гангстера Аль Капоне. В этой роли присутствуют характерные для актерского диапазона Коннери брутальность и интеллектуальная основа одновременно. Это же сочетание проявляется и в неоднозначной экранизации Умберто Эко «Имя розы», где актер сыграл Уильяма Баскервильского — своеобразный гибрид средневекового Шерлока Холмса и полупародийного монаха-философа. Фильм критикам и зрителям не понравился, но Коннери за эту роль удостоился премии BAFTA. Еще одну номинацию на премию Британской киноакадемии, а также «Золотой глобус» Коннери получил за роль в третьем фильме об Индиане Джонсе, где сыграл отца протагониста — и закономерно затмил самого Харрисона Форда, будто оттеняя брутального археолога своей интеллигентной добродушностью. 

В 1990-х у 60-летнего Коннери по-прежнему был шквал ролей — каждый год, за исключением 1997-го, по одной, а то и по две, среди которых наиболее выдающейся можно считать Драко в фэнтези «Сердце дракона». Сам фильм откровением не стал, но обаятельный дракон, в котором без проблем узнавался шотландский актер, с его фирменной мимикой и специфическим говором, понравился всем. А в 1999 году Коннери получил свою первую и единственную номинацию на «Золотую малину» — не персональную, правда, а за худший актерский дуэт с Кэтрин Зетой-Джонс в триллере «Западня». Что ж, и у великих бывают слабые роли. Тем не менее, имя актера еще было гарантом хороших кассовых сборов. Более того, образ вора-ветерана со страстью к произведениям искусства стал и самым высокооплачиваемым в карьере актера (гонорар составил $20 млн).

К «нулевым» Коннери, очевидно, стал потихоньку уставать от индустрии, и не удивительно — ему было уже без малого 70 лет. Тем не менее, изможденность от постоянной работы вылилась в одну из лучших работ в карьере актера — писателя-затворника в драме Гаса Ван Сента «Найти Форрестера». Нелюдимый социопат, осевший в своей заставленной книгами квартире, по какой-то нелепой несправедливости не принес ему хотя бы номинацию на «Оскар», но в этой аккуратной и минималистичной роли, пожалуй, сконцентрирована вся мощь актерского таланта Коннери. И это была бы хорошая нота, чтобы закончить карьеру, но завершилась она чуть менее благозвучными аккордами. 

Изможденность от постоянной работы вылилась в одну из лучших работ в карьере актера — писателя-затворника в драме Гаса Ван Сента «Найти Форрестера»

Решив, похоже, тряхнуть стариной, сэр Шон подписался на съемки в комикс-блокбастере «Лига выдающихся джентльменов», где сыграл Аллана Куотермейна «охотника и исследователя Африки, который встал во главе команды персонажей классической английской литературы с целью остановить злодея Фантома». На съемках Коннери, славившийся буйным нравом, знатно поссорился и даже чуть не подрался с режиссером фильма Стивеном Норрингтоном, который, по словам актера, не контролировал происходящее на площадке и устраивал кромешный хаос: например, Коннери возложил на него вину за разрушение дорогостоящих декораций в Праге из-за наводнения. Будучи исполнительным продюсером фильма, Коннери пытался буквально «спасти картину на глазах у всех», взяв монтаж в свои руки, но это не спасло ее от разгромной критики. Негативный опыт, связанный супергеройским кино, у актера уже был — в 1998 году вышел фильм «Мстители» (не по комиксам, а по мотивам одноименного телесериала), где он сыграл роль злодея; фильм был разнесен в пух и прах и провалился в прокате.

Ожидаемо, после череды таких производственных неудач уже не молодой Коннери решил уйти на покой и больше не сниматься в кино — по его мнению, в современном кинематографе было чертовски много дилетантов. Уехав с супругой на Багамы, он вел затворнический образ жизни, почти не появлялся на публике и отказывался как от маленьких камео в очередном фильме «бондианы» и четвертых «Неудержимых», так и от, например, роли Гэндальфа во «Властелине колец» (и потерял, таким образом, около $450 млн).

В перерывах между игрой в обожаемый гольф, в 2008 году Коннери выпустил книгу о нравах и обычаях Шотландии, за независимость которой он радел всем сердцем — в интервью актер всегда подчеркивал свое происхождение и заявлял, что британцем его звать не стоит. Последним появлением на экранах для него стала озвучка главного героя, ветеринара в анимационном фильме «Сэр Билли» 2012 года, который был (почти ожидаемо) разгромлен критиками, один из которых даже назвал его «позорным финалом карьеры Коннери». Справедливости ради, такую карьеру никакой финал не мог бы опозорить. сэр Шон Коннери навсегда останется в памяти настоящим английским аристократом на экране, игравшим шпионов, благородных бандитов, рыцарей и интеллектуалов с неподражаемым обаянием и харизмой. Если в кино и существует слегка устаревший ныне идеал мужественности и благородства, то великий шотландский актер — его идеальное воплощение.